Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.05.2006 | Кино

Каннский клад

Главный кинофестиваль мира стартует в 59-й раз

Открывается очередной чемпионат мира по кино на Лазурном Берегу. Уже сегодня вечером состоится первый пресс-показ фильма открытия — “Кода да Винчи”. Россия представлена в официальной программе (не в конкурсной, а во втором по значимости “Особом взгляде”) одним-единственным фильмом — артистическим триллером “977” дебютанта Николая Хомерики. И вот еще для начала: хорошо, если этот Каннский фестиваль обойдется без уличных эксцессов.

Каннский фестиваль — событие столь громкое, что многие компании и организации используют его для шествий, митингов и демонстраций.

Забастовать накануне фестиваля — как раз в момент съезда гостей — для железнодорожников или авиакомпаний (причем не только французских — я как-то угодил под забастовку Swiss Air) самое милое дело: такой забастовкой моментально выкрутишь руки начальству.

Два года назад фестиваль обещали сорвать актерские профсоюзы, требуя каких-то гарантий и выплат, суть которых кинематографистам-нефранцузам была непонятна, да и неинтересна. Два дня на набережной Круазетт проходили манифестации, но к фестивальному дворцу полицейские кордоны их не допустили.

Но давно над фестивалем не нависала реальная тень 1968 года, когда его смела волна студенческих бунтов. В начале апреля, в разгар уличных баталий в Париже, связанных с непопулярным законом о первом найме, автор этих строк был абсолютно уверен в том, что решающие битвы развернутся в Каннах в дни фестиваля. С этим законом, ура, разобрались. Но теперь Франция бузит по поводу новых правил иммиграции, и если одним из центров демонстраций стал Марсель, то отчего бы им не перекинуться в куда более рекламоемкие Канны?

Другой повод повозмущаться в этом году — собственно кино, тот самый фильм открытия “Код да Винчи”. Не хотелось бы накаркать, но когда разразился предыдущий религиозный скандал, связанный с неканоническим изображением в кино Иисуса Христа (конец 1980-х, “Последнее искушение Христа”), кинотеатры взрывали не где-нибудь, а именно во Франции. Стоит рассчитывать только на то, что в Каннах, как ни на каком другом фестивале, мощнейшая система секьюрити и даже аккредитованных журналистов шмонают ежедневно раз по двадцать: при входе в залы, пресс-центр и главные отели.

Если фестиваль завтра все-таки откроется без особых происшествий, то церемонию открытия проведет недавний московский гость, приезжавший на премьеру “Шайтана” Венсан Кассель. Это необычно: каннские церемонии всегда вели женщины, их постоянной хозяйкой долго была Жанна Моро, а пару лет назад церемонию вела супруга Касселя Моника Белуччи, которая на сей раз в жюри. Его состав вообще звездный: Тим Рот, Сэмюэл  Л. Джексон, Хелена Бонэм Картер, Чжан Дзии, режиссеры Патрис Леконт, Элиа Сулейман (палестинец, прославившийся фильмом “Божественное вмешательство”, в котором на Западе увидели много артистизма и не заметили откровенного антисемитизма) и др.

В каннском жюри, однако, особенно важна персона президента, которого фестиваль отбирает особо — из тех мэтров (как правило, режиссуры), которым близка его радикальная художественная идеология. В этот раз в президенты призван Вонг Кар-вай, и сей факт делает практически непрогнозируемым распределение наград.

Ведь Кар-вай — режиссер, безусловно, ни на кого не похожий, а вдобавок сам никогда не получавший в Каннах главный приз, “Золотую пальмовую ветвь”, — ни за “Любовное настроение”, ни за “2046”: этот его самый амбициозный фильм при президенте жюри Тарантино и вовсе оставили без наград. Как-то сам Кар-вай распорядится президентской властью?

Прошлый Каннский фестиваль сами его устроители называли “генеральским”. В конкурсной программе этого года (“Код да Винчи” — внеконкурсный) тоже много фильмов-“генералов”: “Возвращение” испанца Педро Альмодовара, “Кайман” итальянца Нанни Моретти (уже побеждавшего в Каннах с фильмом “Комната сына”), “Огни городской окраины” финна Аки Каурисмяки, “Вавилон” мексиканца Алехандро Гонсалеса Иньярриту (автора фильмов “Сука-любовь” и “21 грамм”), Flandres француза Бруно Дюмона (прославившегося радикальной “Человечностью”), “Ветер, вырвавший ячмень” классика английского социального реализма Кена Лоуча, “Мария-Антуанетта” новой звезды режиссуры американки Софии Копполы. Но в конкурсной программе как никогда много и фильмов новых режиссеров, что делает гадания на каннской гуще еще более туманными.

Среди многочисленных событий, не относящихся к конкурсным баталиям, отметим приезд в Канны (наряду с многочисленными голливудцами) легендарной французской актрисы Даниель Дарьё, которой 1 мая исполнилось 89 (и она все еще снимается), а также показ 20-минутной нарезки из фильма Оливера Стоуна “Всемирный торговый центр”, который будет предшествовать празднованию 20-летия его “Взвода”.

Наши фильмы не сражаются за каннские призы третий год подряд (на фоне того, что до этого семь лет подряд сражались). Но если в 2005-м наших фильмов вообще не было в официальной программе, то теперь в ней, во-первых, упомянутый фильм “977”, который будет бороться за “Золотую камеру” — награду за лучший дебют (жюри дебютов возглавляют дважды триумфаторы Каннов — бельгийцы Люк и Жан-Пьер Дарденны), а во-вторых, “Русский день”, который откроет программу “Кинематографии мира” (он пройдет 20 мая, желающим, кроме наших короткометражек, предъявят образцы новорусского хита — “9 роту”, современной авторской драмы — “Космос как предчувствие” и новорусского маргинального фильма — “Пыль”).

Кроме того, одним из участников новой каннской секции “Ателье” (конкурс проектов) станет Илья Хржановский с будущим фильмом “Дау” (про знаменитого физика Ландау), а Андрей Кончаловский возглавит еще одно жюри — короткометражных фильмов и студенческих работ Cinеfondation. В прошлом году это жюри присудило свой второй приз тому самому Николаю Хомерики, который и снял наш единственный каннский фильм 2006-го. Киноманов нового поколения особо поразит, что среди подчиненных членов жюри г-на Кончаловского — сам Тим Бёртон: его включили в состав в последний момент. Решил, вероятно, не транжирить время в Каннах, пока его супруга Хелена Бонэм Картер будет заседать в жюри главном.



Источник: "Ведомости",№86 (1613), 16.05.2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

«Титаны»: простые великие

Цикл состоит из четырех фильмов, объединённых под общим названием «Титаны». Но каждый из четырех фильмов отличен. В том числе и названием. Фильм с Олегом Табаковым называется «Отражение», с Галиной Волчек «Коллекция», с Марком Захаровым «Путешествие», с Сергеем Сокуровым «Искушение».

Стенгазета
18.09.2019
Кино

Война не бесконечна

Фем повестка отражена в эпизоде, где героини вселенной Marvel атакуют Таноса всем женским составом, а на размышления о толерантности подталкивает номинальное назначение чернокожего Сокола новым Капитаном Америкой. Немного походит на читерство.