Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.04.2006 | Кино

Тараканы наших бьют

Создатели “Основного инстинкта — 2” очень хотели запутать зрителя

Про “Основной инстинкт — 2” (Basic Instinct — 2), вышедший во многих странах в атмосфере строгой секретности (речь о тайнах сюжета, понятно), с ходу не скажешь, насколько его действительно ждали и ждут. Слишком много лет — четырнадцать — прошло с момента появления первого “Инстинкта”. Да и притягательность Шэрон Стоун уже не та. Если учесть эти обстоятельства, то “Основной инстинкт — 2” получился, пожалуй, именно таким, каким и должен был.

Первый “Инстинкт”, снятый Паулем Верхувеном, остается образцом современного голливудского триллера — наряду с “Молчанием ягнят” или фильмом “Семь”. Конечно, первейшее его достоинство — завораживающая атмосфера. И революционная для Голливуда недосказанность, которая привела к тому, что прозорливый зритель, конечно, сразу понял, кто в этом фильме убийца, а менее догадливый сомневается до сих пор. Додуматься на самом деле несложно — если определить для себя, что же такое “основной инстинкт”. Некоторые решили, будто это инстинкт сексуальный либо, пуще того, инстинкт убивать. Между тем базисный, конечно, — это инстинкт выживания. Вот и вспоминайте, кто в этом фильме, реализуя свою страсть к смертоносным манипуляциям, всегда тем не менее следует основному инстинкту.

Но феноменальным фильмом “Основной инстинкт” можно считать уже потому, что он сотворил главную фам фаталь, роковую женщину современного экрана, — из Шэрон Стоун, которая в 1992-м, в свои тогдашние тридцать с хвостом, оставалась всего лишь одной из киноблондинок. При этом Шэрон так слилась с персонажем, писательницей-провокаторшей Кэтрин Трэмелл, а часть публики прониклась к ней столь неплатоническими чувствами, что это актрису погубило. Зритель и пресса вскоре устыдились того, что их взяли откровенной сексуальностью, и начали иронизировать по поводу Стоун. Ее следующие очень хорошие роли, особенно в “Последнем танце” и “Быстром и мертвом”, стали вызывать язвительную реакцию, какой не удостаивались самые тусклые роли других. При этом Шэрон в общественном мнении продолжала оставаться мегазвездой.

“Инстинкт-2”, где нет Майкла Дугласа, заочно вызывал опасения. Истинно счастливы те, кто не видел продолжения другого знаменитого фильма, “9 1/2 недель”. Здесь итог не столь разочаровывает. Снявший “Основной инстинкт — 2” английский режиссер Майкл Кейтон-Джонс, конечно, не Верхувен, но профи. В фильме есть хорошая работа всегда замечательного Дэвида Тьюлисана, и на Шарлотту Ремплинг даже в проходной роли смотреть приятно. И все-таки фильм предсказуемо не тот.

Автор скандальных бестселлеров Кэтрин Трэмелл вновь оказывается в эпицентре экстремальных сексуальных отношений и загадочных смертей, которые параллельно описывает в очередном романе. Ни одно из убийств не совершается на сей раз с помощью ножа для колки льда, зато их больше, чем в первой части. Убийцей потенциально могут быть двое из персонажей. Создатели фильма отчаянно путают карты и публику. Но боюсь, что в этот раз вопрос о том, кто именно душил и резал, сомнений не вызовет.

Будь “Основной инстинкт — 2” самостоятельной картиной без предыстории, он бы показался приличным триллером — не надо только добавлять к нему дурацкое определение “эротический”. Это не эротический фильм, а триллер, в котором важную роль играет секс.

Но “Инстинкт-2” все-таки сиквел. И проблем с ним — две: отсутствие магии, присущей первому фильму, и сама Шэрон Стоун. Беда не в том (как она сама формулировала в интервью), что публика приемлет откровенные сцены с участием “папика” Мела Гибсона и “дедика” Шона Коннери, если их партнершам по двадцать, но не привыкла видеть раздетыми актрис в возрасте сорока семи. Беда в том, что в первом фильме ей не нужно было наигрывать роковую женщину и сексуальность. Все получалось у нее естественно. Теперь же, комплексуя из-за возраста, она наигрывает. Старательно. Это действительно временами выглядит самопародийно — особенно когда она изображает фурию с горящими от ярости глазами.

Добавили проблем продюсеры. Ощущение, что фильм порезали, чтобы не напугать среднестатистическую аудиторию. Разрекламированная “шокирующая голая сцена длиной в четыре минуты” не сильно шокирует и явно короче.

В сухом остатке, однако, занятная мысль, что абсолютно у всех людей есть свои тараканы. Именно поэтому, элементарно осведомляя кого-то о тараканах другого, можно сталкивать людей, вызывая взаимное недоверие и подозрительность. Можно убедить любого, что его знакомый способен на убийство. Поэтому людьми легко манипулировать.



Источник: "Ведомости", №56 (1583), 31.03.2006,








Рекомендованные материалы


29.01.2020
Кино

Уступите место женщине

Как ловко Мари превращается из объекта исследования в исследователя, так ловко режиссер-дебютантка Лу Жене разворачивает, казалось бы, банальную историю о шаблонном любовном треугольнике в манифест эмансипации.

Стенгазета
21.12.2019
Кино

Восхитительная жестокость

В комнате заставленной жуткими куклами (будто родственниками Чакки) и заклеенной порнографическими постерами на грязной кровати с некогда белым бельем лежит труп женщины. Пригубив шнапса, безобразный герой приступает к разделке тела.