Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.04.2006 | Нешкольная история

«И все на свете…»

Жизненный путь Ильенко Оксаны Григорьевны. Работа старшеклассниц Оксаны Козловой и Розалии Левиной из Красноярского края

АВТОРЫ

Оксана Козлова, Розалия Левина, в период написания работы -ученицы 11 и 10 класса средней школы поселка Степановка, Ирбейского района Красноярского края.

Работа вышла в финал VII Всероссийского конкурса Международного Мемориала "Человек в истории. Россия - XX век".

Научный руководитель - Оберман Виктор Яковлевич.

В один из октябрьских вечеров мы посетили на улице Центральной Ильенко Оксану Григорьевну. Это бабушка одной из нас, Козловой Оксаны. Мы записали рассказ этой женщины – свидетеля одной из трагических страниц в истории государства. И поняли, что

судьба бабушки Оксаны, Ильенко Оксаны Григорьевны, неразрывно связана с судьбой страны. Мы попытаемся это доказать.

 

Корни

Родилась Ильенко Оксана Григорьевна на Украине 6 февраля 1932 . в Черниговской области в городе Короп. (Название города Короп происходит от названия реки Короп, что означает название одноименной рыбы.)

Родители маленькой Оксаны когда-то переехали из Белоруссии, семью называли «беженцы». Убегали от революции к родственникам на Украину. «Туда приехали, не успели доехать, а там уже та же лавочка».

До этого списались с родственниками на Украине, здесь было спокойнее, и переехали. Мама устроилась прислугой. Но когда и на Украине началась революция («зачатие революции»), хозяин вышел на крыльцо и сказал своим работникам: «Теперь я вам не пан, а вы мне уже не прислуга. Ищите себе место, где хотите!».

Отец по профессии был сапожником, очень интересовался политикой.

К этому времени уже овдовел. Жена отца Марина умерла в 1924 г. У нее болели зубы, врач прописал зубные капли. Их надо было пить строго по норме. Но она выпила больше, чем рекомендовали, и умерла. Другой врач после смерти спросил, что давали, и забрал оставшиеся капли. Затем отец женился вторично, а в 1932 году родилась бабушка Оксана. «Я уже родилась, и не вскорости, да, конечно, уже от моей матери».

У отца осталось после первого брака три сына: Михаил, Петр, Иван.

Самый старший Михаил был «добродушным», и маленькая Оксана его побаивалась. Он служил на Дальнем Востоке в городе Сучан. Служил сверхурочную службу. Михаил любил делать сестренке подарочки, как заработает денег, так присылает то шапочку, то платье, то ботиночки…. Но все равно страх перед старшим братом оставался, не проходил. «А Петро был самый средний, с его, как с латыша, ничего нет. А я не дам ему проснуться, как проснусь сама, так и его разбужу, и лазию на нем, балуюсь, и все на свете…»

Младший брат Иван подался в колхоз, поработал немного в колхозе, а потом завербовался на Камчатку. Здесь работал на рыбных промыслах. Работал на плавучей базе, «на таком большом суду, что и ловят, и консервируют, и все на свете, ага». Когда началась Великая Отечественная война, вышел лозунг: «Все для фронта, все для победы!» Вот Иван и старался сделать свой вклад в оборону страны. К сожалению, младший из братьев попал под бомбежку. Еще живого его доставили во Владивосток, где он скончался от ран. Семья получила похоронку:  «Пришло нам известие». Это произошло «ну, примерно – война не кончилась  -  в 1944 г. ».

Наш комментарий: В рассказе бабы Оксаны присутствует упоминание о революции 1917 года. И если ребенок с 4-5 лет помнит яркие события своей жизни, то, как же бабушка Оксана зафиксировала в сознании такое событие как революция, очевидцем которой она не была. А все – просто. Семья хранила в памяти это «крутое» событие и семья передала девочке память о том переломном моменте. Обратим внимание на восприятие ребенка, она говорит «зачатие революции» вместо «начало революции». Возможно, это связано с чисто женской психологией: «зачатие революции» как зачатие ребенка, как начало новой жизни. А почему семейная память хранит это событие? Да потому что оно непосредственно связано с судьбой семьи. Ей пришлось переезжать на новое место, получается, что семья убегала от революции. А почему? Видимо, семья не приняла этой революции.

Революция нарушила привычную жизнь, сорвала людей с места, оторвала от родных корней. Может быть, здесь кроется причина дальнейших переселений уже семьи бабушки Оксаны. И наверняка это повлияло на судьбу старших братьев, их тоже судьба раскидала по всей стране. Что же они все искали? Наверно, искали лучшую долю. Значит, революция не совсем благо для простого человека, если имеет такие последствия.

В сегодняшней речи бабушки Оксаны мы часто в конце предложения слышали интересное выражение: «И все на свете». Что оно означает? Возможно, здесь недостает слова «такое». Тогда будет звучать так: «и все на свете такое». А это по современному можно интерпретировать как концовку предложения: «и так далее» или «и тому подобное».  То есть, таким образом наша собеседница дает понять, что далее следуют еще какие-то действия, события, но перечислять их она не считает нужным. Предполагает, что мы должны сами домыслить, дофантазировать последующие факты.

Сделав такой комментарий, хотим подчеркнуть, что одно яркое событие из истории страны уже непосредственно наложило отпечаток на судьбу нашей героини. Волны революции, так или иначе, накатывались на Оксану Григорьевну и ее семью. И может быть, запрограммировали ее дальнейшую судьбу.

Судьба брата Ивана закончилась трагически – погиб при бомбёжке. Вызывает сомнение дата нападения авиации на судно – 1944 год. По сути войны с Японией ещё не было, она начнётся в августе 1945 года. Но инциденты были и в течение всей войны. Вероятно, в одном из них брат и получил смертельное ранение.

Мы не смогли объяснить выражение «с его, как с латыша ничего нет». Можно предположить, что это означает бедного человека, который ничего не может дать.

 

Жмых

Кушать в то время вдоволь не приходилось. Большого голода бабушка Оксана не вспомнила, но привела пример, который раскрывает полуголодное существование. Недалеко от их дома располагался крахмальный завод, что перерабатывал картошку из соседних районов. Крахмал вывозился в Киев для использования в нужных целях «на эти фабрики. Что там из него делали, кто знает, крахмал куда годился». В процессе приготовления крахмала использовалась центрифуга. Продукт оттуда выходил «почти сухой уже». При этом получалось большое количество отходов. Местные жители, в том числе и семья  Карминских (девичья фамилия бабушки Оксаны), использовали отходы - и для подкормки свиней, и для поддержки семьи. Но отходы эти людям свободно не давали. Их накапливали в деревянной ёмкости и отвозили в совхоз. «А когда  уже ночью там мужики соберутся, да прорвут защиту эту, что держала, оттуда, как польёт». Тут уже жители не терялись, выносили, кто сколько смог. Дочиста подобрать было нельзя, так как внизу болото.

Из этого жмыха (остатков) лепили коржики, прожаривали на сковородке. Приходилось девочке наблюдать, как из этих коржиков «уже черви вылазиют».

Что очистят, что поджарится. И это приходилось кушать. «Вот такое ели!»  А добавить туда нечего было. На наш вопрос про растительное масло бабушка Оксана воскликнула: «Да что ты туда добавишь! Соль только». Да и то её было мало, а то и вовсе не было. За солью надо было ходить  пешком в соседний район и на себе приносить. А позже во время войны «по щавель ходили, по кислоту. Щавель рвали и парили». На вопрос об использовании крапивы, как это делали в Сибири, бабушка сказала: «Крапива была, как–то она не пользовалась популярностью. Крапива шла свиньям». Голодно жилось людям и после войны.

Наш комментарий: Можно только удивляться, как при таком питании люди дожили до 70 – 80 лет (некоторые до 90 и более). Бабушке Оксане сегодня 73 года, прадедушке Розы 1 декабря исполнилось 97 лет, а дедушка Розы прожил всего 56 лет.

Полуголодную жизнь испытали все старшие поколения. Возможно, это послужило своего рода закалкой организма.

Отсутствие большого количества сладостей, жиров, наличие простой, грубой пищи – всё это способствовало сохранению внутренних органов. Недаром, врачи советуют иногда поголодать, чтобы очистить организм от шлаков. А у них это происходило без рецептов медиков. И вообще, трудности, стремление выжить, преодоление всех невзгод в жизни – всё это мобилизовало внутренние силы человека. Вот и живут наши старики и старушки долго. А многие молодые сегодня умирают в 30 – 40 лет, особенно - мужчины. Это мы видим в нашем посёлке. В последние 15 лет смертность превышает рождаемость. Вот и возникает вопрос: Почему в прежние годы, несмотря на голод, войны население постоянно росло? А в последние годы, когда нет голода, войн народ вымирает?

 

Чернильница

Когда девочке исполнилось 7 лет, пошла она в школу. Это было ещё до войны. Школа была хорошая, каменная. В городе были и другие каменные здания.  Например, еврейская синагога. Это большое кирпичное здание с рисунками, в основном белого цвета, но некоторые места голубые. Здесь проживало много евреев. После войны здесь находилась редакция газеты: «Радянска Коропщина». Радовали  душу школьницы и 7 сохранившихся  церквей: Михайловская, Спасская, Троицкая, Пречиста, Воздвиженская, Вознесенская, Ильинская.

Родители справили первокласснице портфель, сшили из полотна, «полотно – это такая крестьянская ткань. О, какая была красота».

Из школьных принадлежностей бабушка запомнила чернильницу, которую каждый день надо было носить с собой. Она помещалась в небольшую сумочку, а сверху затягивалась как рюкзак. Бывало, что руки у школьницы пачкались чернилами, потому что как ни старайся, чернила могли пролиться. Уважительно вспоминает бабушка о букваре, о других учебниках,  которые появятся уже после войны. С любовью называет  первого учителя. В 1 классе ее учил мужчина, его звали Юрий Алексеевич. «Такой хороший, терпеливый, да, хороший мужчина. На газетах писали. Чернила-то было, напишешь поверх газеты, так видать все равно. Там и никто не требовал красоты. И все на свете. Лишь бы правильно учился писать». Так начинала учебу Карминская Оксана.

Наш комментарий: В этой части рассказа нам любопытно было сравнить возраст поступающих в школу в 30-е годы и в наше время. Оказывается, возраст был одинаков, мы тоже  поступили в школу в семилетнем возрасте. Мы также с нежностью вспоминаем первые буквари, первые учебники, первые школьные песни. В отличие от 30 – 40 г.г. мы пишем на бумаге, у нас прекрасные тетради. А насчёт «красоты» можем сказать одно: вплоть до старших классов нас заставляют вырабатывать правильный почерк, т. е., добиваются «красоты».

 

Оккупация

Ещё до войны в городке Коропе начались подготовительные работы.

«Ещё войны не было, а наслышка была, что что–то должно состояться». Возле крахмального завода на том самом месте, где была песчаная куча, построили бомбоубежище.

В нём были устроены вход и выход. Сверху положили накат из брёвен, «песку, и всё на свете, так, чтоб, если упадёт большое что, так не разобьёт».

Старших братьев Михаила и Петра с началом войны призвали в Армию, их возраст подлежал призыву. Михаил «был уже коммунистом в ту пору». Отец был уже в годах, «уже не подлежал никуда».

Немецкие войска продвигались очень быстро: «В 41 году они самый бросок сделали, потому не подготовленные были наши, они хорошенько продвинулись». Поначалу с местным населением «не очень грозно поступали».

На квартиру Ильенко встали человек пять немцев во главе с офицером. Это было видно, потому что он «командовал хорошо».

Восьмилетней Оксане с приходом немцев пришлось наблюдать всякое. У одного мужчины «такая мода была»: потянуть носом и сплюнуть. И как раз под рукой не оказалось «никакого черепка», куда сплюнуть. «Как увидели они этот плювок: - Как это так, шмыргнул и плюнул! – Так они мордой вытирали. – Нам тут надо спать, а ты такое делаешь!» Спали немцы прямо на полу на соломе, «не очень–то им выстилали». Иногда девочка слышала, как немцы называли русских «швайн», т.е. свиньями. Но долго они не задержались, уходили с фронтом дальше. А на местах оставались староста из наших, да комендант, да наши же полицейские. Последних набирали из тех, кто сбежал с войны или в плен попал. Так началась оккупация.

Наш комментарий: Как далекий сон вспоминает бабушка Оксана начало войны. И хоть давно это было, но картины прихода немцев в город она помнит до сих пор. В памяти и бомбоубежище, и быстрое продвижение противника, и организация «новой» власти… И всё это реальные факты.

 

Поросёнок

Однажды в городе началась бомбежка.

Осколки от снарядов разлетались по улицам, домам. Дети спрятались в убежище. «Отец пошёл домой. А там поросята у нас были.

Поросяте одному попало, значит, в ухо, а другому – в живот. В сарай ж попала бомба или снаряд, кто его знает. Так отец кишки вытащил на месте, там, в мешок порося сунул и униз. А там, если снаряды падали, и всё на свете, а там болотистая местность: ямки с водою от взрывов. Факт то, что ямки были водой наполнены. Отец уже туда и разжёг там, что он насобирал. Ага, чтобы осмолить его. Только зажёг, и задымилось. Эх, как попрут снаряды! Так он за этого порося (какое было) и оттуда. Ага!»

Наш комментарий: Если дети были в укрытии, то девочка не могла видеть этого приключения. Но, видимо, со слов взрослых она хорошо запомнила его содержание. Отец побежал на защиту животных, а когда увидел раненного поросёнка, решил поступить по-хозяйски: обработать его. Для чего? Да, для питания семьи.

И хотя была смертельная опасность, чувства хозяина оказались выше страха. Отец и под бомбёжкой выполняет свою крестьянскую миссию. И здесь действует хозяйский расчёт.

Разведённый на болоте костёр демаскировал отца, дым от костра послужил хорошим ориентиром для вражеских лётчиков. Рискованный, мужественный поступок завершился благополучно, поросёнок не пропал даром, его съели. Речь бабушки Оксаны совсем не литературная, предложения строятся больше по эмоциональному признаку. Часто используются ж, там, эх, ага, уже…. «Там» означает, вероятно, окраину города, болото, песок. «Уж» заменяет слово «побежал» или «двинулся». Они не произнесены, но означают действие, предпринятое отцом. «Ага» служит подтверждением того или иного действия. А может, служит для заполнения паузы между мыслями. «Разжег там» что? Костёр. Но автор рассказа не называет «костёр», а то, «что он насобирал», вероятно, хворост. Больше здесь подходят глаголы «поджёг» или «зажёг». И какого рода «порося»? «Какое было». Выходит средний род. В общем, разговорному жанру бабушка не обучена, как может, так и говорит, но всегда можно понять и основную мысль, и мелкие детали. И чувствуется эмоциональное напряжение. 

 

Die Schule

Во время фашистской оккупации в городе Короп было налажено обучение детей. Но теперь уже нашей Оксане пришлось изучать немецкий язык. Так что в 3 и 4 классах она, поставленная в новые обстоятельства, наверно, против своей воли и желания вынуждена была изучать иностранный язык, причём, язык вражеской страны. Ребёнок продолжал ходить в школу, старательно учился.

До сих пор Оксана Григорьевна помнит немецкую азбуку и даже немного этим гордится. Она тут же продемонстрировала свои знания: А, В, С, D… «Я так русскую не расскажу, как эту. А как же».

Были и уроки музыки, «всё песенки пели». А учительницу звали Варвара Фёдоровна. Иногда в школу наведывался комендант города и проверял знания и умения учащихся.

Наш комментарий: Из этого факта следует, что «новая» немецкая власть рассчитывала на долговременное пребывание на нашей территории. Она подготавливала детей для службы «Великой Германии» в будущем. И чувствуется, что знания давались настолько прочные, что б. Оксана до сих пор помнит чужую азбуку и многие слова.

 

Казнь

В памяти рассказчицы всплыл ещё один факт, связанный с периодом оккупации. Только не помнит точно, когда это было, в каком году.

Фашисты устроили в городе показательную расправу над партизаном. На площади была устроена виселица: «вот так столб (показывает руками) и вот так и перекладина (снова показывает)». Полицейские останавливали всех: и детей, и взрослых.

«И вот поостановили всех прохожих» и не разрешали никому уйти с места казни. Да ещё следили, чтобы никто не закрывал глаза. Чтобы унизить партизана и нагнать на жителей побольше страха, его заставили самого нести табуретку и «верёвочку». Приговоренный к смертной казни человек, «чтобы это всё быстрее кончилось, на табуретку встал, петлю сделал, на голову одел». Тут же подбежал наш полицейский, ударил носком сапога по табуретке. Она отлетела. Повешенный зевнул, не издал «ни звука, ничего. Только пена пошла со рта и замёрзла». Дело было зимой.

Удручённая увиденным, Оксана возвратилась домой. Мать попросила дочку залезть на печку и открыть трубу. Но она боится, ей «мерещится всё этот вешанный». Она так перепугалась, «что, ой, ой, ой!» Казнь прошла на глазах у детей, немцы своего добились, дети были сильно испуганы. «Лучше бы, чтобы не видеть всё это».

Немцы исполняли «чистую работу», а казни и расправы заставляли совершать местных, т.е. полицейских. «Это всё свои голубчики».

На рукавах у них был какой-то особый знак, форма была синяя, вооружены были «винтовками». Немецкие пособники за свою преданность и службу получали  вознаграждение, имели льготное обслуживание в магазинах. «Помню, пришла я за хлебом или за чем-то в магазин. Мать послала. И девочка вошла в магазин, моя ровесница, дочь полицейского. Вот уже там посмотрели, а у них список, отметили и, что положено, выставили».

Наш комментарий: Расправа над участниками сопротивления фашистскому режиму отражена в произведениях искусства: литературе, кино, живописи. Например, на картине художника Герасимова «Мать партизана» мы видим босую мать, смело и гневно смотрящую на немецкого офицера. Фигура матери и фигура врага изображены крупно, броско. Фигура сына – на заднем плане, он схвачен и вот – вот будет казнён. Можно себе представить, что это партизан из рассказа Оксаны Григорьевны. И тогда та трагедия в городе Короп предстанет перед нами, как бы ожившая. На казнь всегда сгоняли народ с целью запугивания. В данном случае согнали и детей. Но может быть, эта жестокость вызовет противоположный эффект. Кто- то испугается, а кто-то ещё сильней будет бороться с новыми господами, чтобы изгнать врага с родной земли.

 

Молитва

Что помогло людям выстоять в лихое военное время? Откуда черпали силы? Что их поддерживало в нелёгкие годы оккупации? Можно рассуждать о советской или коммунистической идеологии, о преданности Родине, о ненависти к врагу, о мести, наконец, а что говорит юная свидетельница оккупации Оксана?

По её словам, все испытания помогла выдержать вера в Бога. Молитва «Отче наш», которую с ней выучил отец. «Вот там, в огороде сидела и выучила на память. И сейчас знаю».

В трудную минуту тысячи людей, а может, и миллионы припадали к молитве, к Богу и получали успокоение и надежду. От чтения молитвы «как–то душевно легче становится. Да, вроде легче становится и спокойнее, и всё на свете…».

Наш комментарий: Так говорит бабушка Оксана. И сегодня Бог поддерживает её на старости лет. И сегодня глаза её излучают свет, она не держит в себе никакого зла. Даже вспоминая оккупантов, Оксана Григорьевна не проклинает их. Да, они «злобствовали», но осенённая верой, следуя церковным заветам, она прощает своих врагов. В ней чувствуется чистая душа.

 

Изгнание

В оккупации семья пробыла два года. Наступил час освобождения. Недалеко от Коропа, «там на поле сражались. Страшное было дело». Теперь, наоборот, Красная Армия наступала, а немцы отступали. Бой был сильный. Всё грохотало. В итоге в город Короп пришло освобождение. На поле боя враг оставил очень много техники. Или не успели взять с собой, «или уже бросили», т.е. «налегке же убегали».

На поле остались лежать погибшие с той и другой стороны. Настало время потрудиться похоронным командам, чтобы предать всех земле. Тут же появились и мародёры. Одна женщина стала раздевать убитого. Но он оказался раненым, пришёл в себя и попросил у неё воды.

Тогда мародёрка ударила раненого бойца сапёрной лопаткой, но насмерть не убила. Впоследствии  солдат попал в госпиталь. Эта женщина приносила в госпиталь фрукты. Он узнал будто бы её. Спросил, как её зовут, якобы для того, чтобы объявить благодарность за её заботу. Женщину позже всё же осудили. А мужчина уже после войны приезжал в Короп, вероятно, на места боёв, как ветеран войны. 

Наш комментарий: Так, несколькими штрихами помнится бабушке Оксане освобождение родного города. Отсутствуют подробности, непонятно, где были  жители во время боя, какое было у людей настроение? То, что враг побросал много техники – это вполне реальный факт, так было повсюду. Когда Красная Армия отступала, тоже бросала технику. Почему же немцы не бросали? Тоже бросали!

Вызывает некоторое сомнение второй эпизод. Но не в том смысле, что такого могло не быть, явление мародёрства присуще всяким войнам во все эпохи. Просто чувствуется, что этот факт девочкой воспринят от посторонних людей, а возможно – от родителей. А поскольку это событие, наверняка, взбудоражило людей, молва распространилась среди населения, то и малые дети запомнили его.

Как отнестись к мародёрству? Конечно, же, мы можем его осудить, и осуждаем. Но мы не знаем истинных причин, заставивших женщину снимать с убитых вещи. А если она это делала, чтобы продать их и на вырученные деньги купить детям еды?

Тут множество нюансов, но поступать подобным образом всё же безнравственно. И Оксана Григорьевна к этому так и относится – как к безнравственному поступку.

 

Победа

После изгнания из Коропа захватчиков жизнь оставалась очень трудной. Трудной во всех смыслах: разрушенное и надорванное хозяйство; скудная система жизнеобеспечения; душевный надлом у детей и взрослых; состояние войны, хотя она уже отодвинулась на запад. И всё же, каждый день давал надежду на то, что война всё равно закончится. Что придёт долгожданная Победа. И она пришла весной 1945 года!

Тринадцатилетняя Оксана о дне 9 мая 1945 года ничего выдающегося вспомнить не могла, кроме того, что про Победу сказали по радио. «Тихо так было, не помнится мне ничего. Потому что я не очень интересовалась-то. Кончилась и кончилась».

Думается, что жители Коропа, бабушкины земляки, с радостью восприняли сообщение об окончании войны, «радости было – до плачу». Значит, наступило мирное время.

Наш комментарий: В наше время День Победы знают и взрослые, и дети. Почему же Оксана, 13-летний подросток, ничего яркого о таком важном событии не помнит? А, видимо, ничего яркого и не проводилось. Получили известие, хорошо, что по радио, но оно, наверно, не у всех было. А если из газет люди узнавали, то газеты приходили позже 9 мая. Это сегодня мы заранее готовимся к празднику Победы. Как, например, в этом году мы провели и конкурс военных плакатов, и сняли видеофильм о ветеранах, доживших до 60 лет Победы, и оформили альбом, «Степановцы в боях за Родину», и классные часы, и чаепитие с ветеранами и вдовами, и «вечернюю поверку» о 70 жителях поселка – участниках Великой Отечественной Войны, традиционный митинг… А тот день – 9 мая 45 года – мог быть обыкновенным, рядовым днем и не оставить зарубку в памяти. Ведь «было так тихо». 

А вот послевоенные праздники ассоциируются у Оксаны Григорьевны с парадами, в которых участвовали все школьники. Мальчики выходили с самодельными винтовками, а девочки – с санитарными сумками.

«Идут на парад, так любо глянуть. Это уже стало весело».

 

Выбор

После окончания семилетней школы девочка встала перед выбором профессии. Как обычно в этом деле есть советчики, и вот

по совету  брата решила она стать телеграфистом.

Повел брат сестру на узел связи, чтобы показать работу телеграфиста. «Говорит, поняла? Ничего не поняла, и как было, так и, правда, ничего не поняла. Как я могу? Хоть ты 10 раз, если там тире да точки, да там пишет, и всё на свете».

Ничего не поняв в премудростях азбуки «Морзе», Оксана не решилась пойти учиться на связиста.

Да и мать не отпускала девочку от себя. А решила просто пойти работать, и устроилась на пищекомбинат.

 

Замужество

40-е годы подходили к концу, начались 50-е. Страна восстановила разрушенное хозяйство, страна развивалась. Оксана Карминская трудилась, но вот еще поворот судьбы.

Напротив ее дома поселился «замечательный сосед», «чернявый, красивый». Он поселился здесь вместе с родителями и нарушил покой Оксаны. Ей было уже 20 лет, «уже кобыла была». Его звали Ильенко Николай, молодые поженились.

…А на свадьбу невесте надеть-то было нечего, свадебного платья не было.  Но брак был оформлен, как положено в ЗАГСе. В честь этого пошли в городской сад на танцы. Помнит Оксана Григорьевна парня Полтавченко, этот был баянист. Другой парень гармонь несет. А в саду «куча народу». И все танцевали под гармонь и под баян. Часто молодежь собиралась на квартире у подружек, их было три сестры: Галя, Шура, Маня, фамилия Данилецкие. Мать подружек, хотя и была больная, но разрешала молодежи собираться, была со всеми приветливая. Просила, чтобы на нее не обращали внимания, а сама тихонечко лежала в уголочке.

Одежда у всех была очень скромная. Например, Петр, брат Оксаны, который в войну служил на Черном море, свою черную флотскую шинель в мастерской перешил на «москвичку» (теплое полупальто с воротником).

Люди одевались, кто, как мог, «и никто не удивлялся, не завидовал никому». Если у девушки волос был густой, она делала косу. А у Оксаны волос был «жиденький», так она «делала плойку»  и завивала «кудряшки».

Наш комментарий: Мы видим, что в то время замуж выходили скромно, особых нарядов не было. Не упоминаются и обручальные кольца. Все было просто, небольшие танцы под народные инструменты, прогулки по городу, небольшое застолье…Своего жениха Оксана Григорьевна называет «замечательный сосед». Такое название, скорей всего,  навеяно песней середины 60-х годов, «наш сосед». Там есть такие строчки:

Как теперь не веселиться

Не грустить от разных бед

В нашем доме поселился

Замечательный сосед.

А здесь «замечательный сосед» поселился напротив дома Оксаны, и он стал ее судьбой. В слово «замечательный» вкладывается особый смысл. Это и любовь к парню (мужу), и восхищение, и уважение, и гордость. Он был очень красивый, сильный, прекрасный работник, и, похоже, любящий отец и муж.

Традиция собираться у кого-либо на квартире по вечерам восходит к средневековой России, когда молодежь собиралась для общения на «вечерки».

Здесь знакомились, пели, танцевали, целовались, затем парни провожали девушек. Клубов не было, поэтому такие вечера проходили по квартирам. В нашем поселке отголоски той традиции сохранились и поныне. Хотя у нас есть СДК, но частенько молодежь собирается у кого-нибудь на квартире.

 

Свекор

Семья свекра была когда-то зажиточной. «У ей были земли, у ей был скот, и потом отобрали все.

Заставили вступать в колхоз. А он не пошел. Землю отобрали. До самого порога урезали, только туалет оставили. Забрали всю землю, а он не подчинился, и его на Магадан, на 10 лет.

Наверное, он им там что-то сказал, высказался, и все на свете». Свекор о жизни в лагере «не очень-то рассказывал». Но иногда вспоминал, если «где какая помойка, лазили, чтоб что-нибудь найти» для пропитания. А когда пришло время освобождаться, написал свекровке, «что, Лукерья Васильевна, продавай хату и приезжай сюда». И вся семья уехала в Магадан, в том числе и младший сын Николай, будущий муж Оксаны. Так ему и кличку дали соответствующую – «Магадан», «называли не по имени, не по фамилии, ага». Долго они там жили, но потом все же вернулись назад на Украину. Свекор купил хату как раз напротив дома Оксаны, через дорогу. «Тут кавалер красивый и рослый, и тут я уже». Так свела их судьба.

Наш комментарий: Данный рассказ возвращает нас в начало тридцатых годов прошлого века, когда проводилась коллективизация. Непокорных крестьян раскулачивали и отправляли в лагеря.

Если после освобождения человек не хотел возвращаться на Родину, значит, ему была нанесена такая обида, что он ещё долго оставался в суровых местах и даже вызвал туда семью. Возможно, боялся повторения репрессий.

А почему о жизни в лагере мало рассказывал, да потому что их называли «врагами народа», а это обсуждать было не принято – люди были запуганы.

 

Целина

Вместо свадебного путешествия молодые отправились на целину в Казахстан, Целиноградская область, Казахский район.

«Сами поехали, а как же! Ехало, много ехало, не только что комсомольцы-добровольцы. Там стояли два здания, такие домики двухэтажные. Квартир много, потому что там и женщины заключенные жили в тех домиках. Там зона была. Мы подавали им через проволоку кастрюльки, они нам брали всегда в столовой борщ, суп. Так они нас, считай, там поддержали. А рядом – мешалка, и туда песок возят, и все на свете. И там делали траншеи, взрывники работали. Делали фундаменты для домов, строили город. Теперь там уже город областной, ага ».

Оксана была уже беременна, поэтому ее определили на легкую работу. Она была учетчиком, записывала номер каждой машины и сколько рейсов выполнит водитель.

Один рейс – одна палочка, второй – две палочки и т.д. Муж был хорошим строителем, он был на строительстве. Молодежь строила новый город. Участвовать в общественных делах было некогда, «не вникали ни во что. Стемнеет, ложились спать, ведь утром рано вставать, и опять на работу».

В соседних районах строили целинные совхозы.

Но долго на целине не остались, поехали искать лучшую жизнь в другие края.

Наш комментарий: В этом эпизоде символично то, что опять упоминается «зона», значит, куда бы человек не поехал жить, везде был шанс оказаться возле лагеря. Сколько же их было на российской земле? И на нашей земле тоже с 1938 по 1957 г были лагеря, входившие в Краслаг.

 

Возвращение

Поездив по стране, семья Ильенко решила возвратиться домой. Решили, что хозяйка с детьми будет дома, а муж будет ездить на заработки на сезонные работы, «мужик был молодой». За деньгами не гнались, «сегодня есть, завтра будет, бог даст».

Муж бабушки Оксаны, хотя и был крепок телосложением, начал сдавать. «Он, думал, что ему не будет износу, ведь он тяжести за пятерых поднимал, дурной был». По разным причинам случился инфаркт, в первый раз его удалось спасти. 

А в следующий раз «выхожу погулять вечерком. Иду по воду, тут длинная скамейка такая, и бабы собираются под вечер всегда. Если места нет, табуреточку с собой несут. Набрала воды, а так вечером прохладно, и всё на свете…. А у нас окно открыто. Думаю, что это он? Или жарко ему было? Захожу, так он еле живой…. И тут ему, значит, плохо. Когда довезли на утро до больницы, он и скончался».

Трагически погибла в автокатастрофе и старшая дочь Галя, это случилось в Белоруссии. «Я сама поехала туда и там была она обезглавленная, и плеча не было». Матери помогли увезти тело дочери в Короп. Там её и похоронили. Глянет в окно Оксана Григорьевна, а рядом кладбище, и плачет, плачет, плачет…   

 

Хрущёв

За событиями, происходящими в стране Оксана Григорьевна, можно сказать, не следила. Занята была семейными заботами, «за копеечку каждый работал и выживал». За сменой лидеров государства не следила.

«Если б я записывала, а так день прошёл, слава Богу, другой начинается. А кто там уже есть (у власти), смотришь, другой заступил». Помнит Хрущёва Никиту Сергеевича, называет его «хороший хозяин».

Помнит полёт Юрия Алексеевича Гагарина. «Он там немного летал, один оборот». Помнит, что летала в космос женщина. «Даже частушка была:

Валентине Терешковой

       За полёт космический

      Подарил Хрущёв Никита

      … автоматический»

Как отмечает наша бабушка: «Ну, дурное так помнится».

Наш комментарий: Мы видим, что память Оксаны Григорьевны не обременена запоминаем исторических фактов, фамилиями вождей. И может быть, Хрущёва запомнила только потому, что помнит частушку. Память больше хранит детские годы, годы войны. А также почти всё, что касается собственной семьи. Тем не менее, основные события хоть и не чётко, сохранились в сознании.

 

Сибирь

Дочь Лена после завершения образования попала в Красноярский край, вышла замуж за сибиряка Сашу. Получили квартиру. Зять Саша «прописал – приезжайте, ведь вы уже пожилая, что здесь легче будет. А мне радость! Давай я хату продавать. А бабы пришли и говорят, если хотишь поехать, так поедь, только хату продавать не надо, и всё на свете…».

Не послушала бабушка Оксана земляков, хату продала, и уехала в Сибирь. И почти 20 лет живёт здесь у дочери.

Пенсию получает минимальную, потому что работала в основном сезонно, стажа не заработала. «Там – сезон, тут – сезон. Кирпичный сезон, крахмальный сезон. И ничего такого постоянного». Довелось ещё съездить на Украину, в родной Короп. «И так мне хорошо, так съездила, что до сих пор помню, и головой ударялась, а всё равно помню».

К сибирякам Оксана Григорьевна относится очень уважительно. Она любит всех жителей посёлка, всех соседей. «Для меня все хорошие, я ни с кем не ругалась». И что интересно, уважительно и ласково относится к степановским детям. О том, что она любит людей, видно по её кроткому взгляду.

Таков жизненный путь Ильенко Оксаны Григорьевны. И прошла она его вместе со всей страной. Корни такой судьбы уходят в революцию, коллективизацию, через войну, целину, перестройку, реформы вела её жизнь в ХХI век.

Она не совершила подвигов, но таких простых людей миллионы. Они любят жизнь, любят окружающих и никого ни в чём не обвиняют.











Рекомендованные материалы


Стенгазета

Две родины Людвига Пшибло. Часть 2

Он часто вспоминал Польшу и родной язык. Он мог забыться и говорить по-польски, а потом спохватывался и продолжал по-русски. На улице жил поляк, так он ходил к нему специально поговорить на родном языке. Только вот страх никогда не покидал его. Боялся наказания непонятно за что и на старой, и на новой родине.

Стенгазета

Две родины Людвига Пшибло. Часть 1

Родины у него было две: Польша и Советский Союз. «Свой-чужой» – он был в этих двух государствах. Наверное, незавидная судьба была у Людвига Иосифовича Пшибло. Мы решили рассказать о его жизни, чтобы «оживить» историю, чтобы увидеть за словом «народ» живого человека.