Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.03.2006 | Музыка

Триумф или ничья?

Звезды классики и джаза соревновались в Доме музыки

В Московском Международном Доме музыки состоялся 6-й, как всегда, однодневный, российско-американский фестиваль «Триумф джаза». С 2001-го года его проводит саксофонист, арт-директор Ле Клуба и телеведущий Игорь Бутман. И хотя на этот раз хедлайнер - афроамериканская певица и киноактриса Патти Остин - не приехала, кажется, никто не ушел разочарованным.

Потому что джазфэнам Остин и не была особенно интересна: у нее репутация не столько джазовой, сколько просто высокопрофессиональной исполнительницы черной поп-музыки, сокращенно - r’n’b. Они шли на американское супертрио легендарного гитариста Лэрри Корйелла (с бас-гитаристом Виктором Бэйли и ударником Ленни Уайтом).

Светскую публику интриговало, скорее, участие в джазовой программе еще одной телеперсоны - «народного артиста СССР» (так представил его Бутман) Юрия Башмета и его «Солистов Москвы».

Наконец, сам Бутман – лауреат Государственной премии как раз за «Триумф джаза». И на его мероприятиях считают своим долгом отметиться самые разные VIP’ы – от федеральных министров до депутатов Госдумы. И то обстоятельство, что фестиваль Бутмана проводится фондом Бориса Березовского «Триумф» (о чем сам Бутман не преминул заявить под ироничные, но, похоже, беззлобные аплодисменты), дает «государевым людям» возможность придать своему имиджу известную широту натуры: мол, искусство выше политики.

Как ни острил маэстро Бутман, зал оставался официально вежливым. И фактически не принял игры «разогревающего» московского вокального секстета Cool & Jazzy («Крутые и джазовые»), предложившего подпевать «бип-бип» в песенке «Битлз» - «Drive My Car». В Москве подобных коллективов – всего два; второй – A Capella ExpreSSS. Оба лауреаты Ward Swingle Award, специального приза, учрежденного Уордом Свинглом, основателем легендарной вокальной группы the Swingle Singers. К сожалению, оба подают признаки стагнации: ансамблевый вокал у нас, мало востребован, пение без сопровождения воспринимают, скорее, как цирк, или – в лучшем случае – как легкую эстраду. Соответственно и выбрал секстет самую, по своему разумению, шлягерную программу: кроме песенки «Битлз», «Караван» Тизола-Эллингтона (из репертуара своих заокеанских кумиров New-York Voices, которых однажды разогревал в Москве) и «Девушку из Ипанемы» бразильца Тома Жобима. Увы, голос солистки Натальи Афансьевой никак природе браизльской босса-новы (расслабленной,с низким грудным придыханием) не соответствует. К тому же пела она, как написано, - от лица мужчины, - восхищаясь девушкой из Ипанемы. Напомню, Элла Фитцджеральд, все-таки, подставляла Boy вместо Girl.

Зато выходя на сцену после наших «Крутых и джазовых», неофициальный лидер американского трио Лэрри Корйелл, похоже, искренне похвалил их за аранжировку этой песни.

63-летний Корйелл уже в середине 60-х был фигурой легендарной: он чуть ли не первым в джазе стал импровизировать на электрической гитаре в ритме рок-н-ролла, опираясь на общую историю джаза и блюза.

Однажды юный Лэрри заменил гитариста в оркестре, который аккомпанировал знаменитому блюзовому певцу Джимми Уизерспуну (в Москве гитарист опроверг слухи о том, что это был Би Би Кинг). После концерта Уизерспун уверенно сказал: "этот гитарист из Техаса, нигде больше белые так блюз не играют". И был прав - Корйелл из Орландо, штат Техас (и, между прочим, говорит по-испански). Тогда джазовые пуристы остро критиковали гитариста за подростковую музыку. Но Лэрии отвечал не мене остро: "Я – моложе, и будущее принадлежит таким, как я".

И, в конечном итоге, оказался прав: в сущности, это его идею «сплава» (fusion) джаза и рока еще до конца того же десятилетия раскрутит Майлз Дэйвис. В то время как сам Корйелл демонстративно переключится на акустическую гитару. И десять лет будет играть вполне академичные аранжировки своей любимой русской классики – от Римского-Корсакова до Стравинского русского периода («Жар-птицы», «Петрушки» и даже «Весны священной»).

Новое трио Корйелла с мастерами «электрического джаза» Бэйли (бас-гитарист Weather Report) и Уайтом (барабанщик Майлза Дэйвиса и Чика Кориа) – это не «электростанция» (power trio). Причем в концерте оно еще тоньше, элегантнее и прозрачнее, чем на диске Electric. Даже хард-роковый Black Dog- старый блюз из репертуара Led Zeppelin не говоря уже о знаменитой босса-нове «Утро Карнавала».

В изысканных флажолетах испанской гитары Корйелла, еще отчетливее, чем обычно, стало слышно, что бразильская мелодия из фильма «Черный Орфей» - это фельдмановская «Ямщик, не гони лошадей».

Из-за отсутствия Патти Остин пришлось тянуть время. Так что в начале второго отделения довольно долго поздравляли жену Бутмана Оксану с днем рождения: сам саксофонист - неотразимой каденцией на фоне Happy Birthday to You, а «Солисты Москвы» - чем-то сувенирным, кажется, из Вивальди. Большую часть второго отделения заняла "Сюита для альта, саксофона и фортепиано с оркестром" соученика и партнера Бутмана по бизнесу, ныне нью-йоркского пианиста и композитора Игоря Райхельсона (с автором за фортепьяно).

Камерную партитуру «Сюиты» аранжировщик Виталий Долгов дополнил джаз-оркестром и получился типичный симфоджаз в добром старом стиле: джазовый вальс, необарокко (с изобретательной двухголосной инвенцией для обоих солистов – и Бутмана и Башмета), скрипичное буги, громогласный финал.

Всегда и везде оказывающийся главным Бутман с самого начала нашел верный тон - ровно посередине между эфемерно-академическим и джазовым, почти что физиологически «колбасным» (как в таких случаях говорили андергаунд-рокеры). И вообще, если бы не витальная энергетика Бутмана-солиста, звучала бы «Сюита» академично, чтобы не сказать - старомодно.

Но фестиваль «Триумф джаза», как и всякий праздник, не был бы фестивалем, если бы не переизбыток всего и вся. В заключение опять позвали на сцену трио Корйелла в полном составе и устроили джем-сешн на блюзовую тему из все той же «Сюиты» Райхельсона-Долгова. Получился, опять же, типичный финал праздничного застолья - скорее, капустник, чем импровизация.

И вспоминать будут, пожалуй, только, как «наш» Башмет уел «ихнего» Корйелла, когда предложил поменяться инструментами.

Корйелл с нескрываемым удивлением принял из его рук альт, но было видно, что гитарист никогда смычок в руках не держал. Башмет - наоборот - в юношестве, говорят, даже подрабатывал на гитаре. Впрочем, единственное, что у него вышло по-настоящему - это как раз несколько тактов на гитаре смычком; эффект, популярный в 70-е годы среди восточноевропейских рокеров из-за отсутствия электрических «примочек». И практически не известный там, где в них не было недостатка. «Лэрри Корйелл - Юрий Башмет: ничья!» - политкорректно заключил Бутман. Раньше в таких случаях говорили «Победила дружба!»



Источник: «Ведомости» №31 (1556), 21.02.2006 (в сокращении),








Рекомендованные материалы


16.05.2019
Музыка

Упрямая песня

На юбилейном фестивале «Дома» в течение 10 дней будут представлены все виды музыкального не-мэйнстрима - по выражению основателя «Дома» Николая Дмитриева, скоропостижно скончавшегося за месяц до 5-летнего юбилея «Дома». На панихиде по Дмитриеву и в последующие годы в «Доме» регулярно звучала Canto Ostinato для 4 фортепьяно – «Упрямая песня» нидерландца Симеона тен Холта, - любимое музыкальное произведение Дмитриева, которое вполне могло бы стать девизом и собственно «Дома» и всей той «альтернативной» культуры, которую он представляет.


Мы «бьем себя в грудь» от «патриотизма», но при этом не интересуемся своим наследием

Композитор, педагог, руководитель Центра современной музыки при Московской консерватории Владимир Тарнопольский – о музыке для гипермаркетов, слухе как одном из главных отличительных признаков настоящего композитора и Мессиане как наследнике русского модерна.