Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.02.2006 | Колонка

Дружить ли с нацболами?

НБП выражает гражданский протест в условиях, когда общество почти лишено возможности участвовать в политической жизни

«Призывная армия нужна министрам и генералам. России нужна армия добровольцев!», «Иванова – в отставку!», «Не хотим воевать за Газпром!». Сегодня, после дикой и трагической истории с солдатом Андреем Сычевым, под этими лозунгами, мне кажется, наверняка подпишется любой человек демократических убеждений. Да Бог с ними, с политическими взглядами. Под ними подпишется любой, в ком осталась толика совести и нравственного чувства. Но именно под этими лозунгами десяток активистов Национал-большевистской партии захватили 6 февраля здание Савеловского военкомата.

Эта история возвращает нас к столь любимому демократической общественностью спору о том, следует ли сотрудничать с организацией, чья репутация небезупречна.

Как можно иметь дело с националистами, вопрошает многоуважаемая Валерия Новодворская. За участие в митинге, на котором были активисты НБП, как мы помним, Сергей Жаворонков был исключен из Союза правых сил. При необходимости о спорах вспоминают и кремлевские пропагандисты, не упускающие случая обвинить «Яблоко» или Объединенный гражданский фронт в связях с «фашистами».

Честно сказать, я тоже считаю, что в 90-е руководители НБП занимались делами малопристойными: якшались с крайними сербскими националистами, чуть ли не хвастались своим участием в гражданской войне на Балканах. Мне, по понятным причинам, не нравятся ни название, ни символика НБП, ни попытки использовать националистическую фразеологию. Однако глупо было бы концентрироваться сегодня именно на этом.

По мере того как страна все дальше сползает к авторитаризму, НБП все отчетливее выступает с демократических позиций. Только слепой не в состоянии этого разглядеть.

Многое можно сказать об этих мальчиках и девочках, но ясно – они не равнодушные. Благодаря этому неравнодушию они, в отличие от записных демократов, находят главные болевые точки нашего общества – беззащитность простого человека перед чиновничьим государством, продажность судов, зажим свободы. Да, о том же самом говорят и вожди демократического лагеря – но только говорят. О сложностях современного исторического периода, о невозможности объединиться, о том, что партнеры бегают советоваться в Кремль.

А эти дети пытаются действовать. Благодаря нескольким десяткам нацболов, осуществивших символический захват Горьковского автомобильного завода, тысячи рабочих, которых собирались уволить, по крайней мере, узнали, что они не одиноки в своей беде. Еще до введения в действие пресловутого закона о монетизации льгот НБП протестовала против нищеты в жиреющем государстве.

История с захватом Савеловского военкомата в этом смысле весьма характерна. В какой-то момент общество всколыхнулось. По инициативе члена Федерального совета ОГФ Марины Литвинович человек триста москвичей собрались на Арбате у стен Минобороны, чтобы обсудить нетерпимую ситуацию в разлагающейся армии. И я благодарен всем, кто на выходных не пожалел выкроить для этого время. Обсудили и разошлись. По большей части это были сильно немолодые люди, от которых и требовать большего нельзя. А вот лидеры демократов не посчитали нужным посетить это мероприятие. Главное же, на нем практически не было тех, кого мы собрались защищать – призывников. А активисты НБП нашли способ напрямую обратиться к тем, кого власть хочет загнать в казармы.

Мы все твердим, что для борьбы с режимом нужно изжить в себе страх. А эти уже сейчас не боятся. И готовы идти за свои убеждения в тюрьму.

НБП демонстрирует гражданский протест в условиях, когда власть практически лишила общество возможности участвовать в политической жизни. Так нужно ли дружить с нацболами?



Источник: "Ежедневный Журнал", 08.02.2006,








Рекомендованные материалы



Приключе­ния значений

Многие важные слова, точнее их значения, подвергаются со временем значительным мутациям. Следить за этим процессом всегда интересно и поучительно, хотя иногда и тревожно. Необычайные приключения таких, например, слов, как «фашизм», а также «фашист, фашисты», так до конца и не осознанных, впечатляют особенно.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.