Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.06.2020 | Арт

После смерти

Рецензия студентки школы культурной журналистики Стаси Дементьевой на выставку «После нас» в УФ ГЦСИ (Екатеринбург).

публикация:

Стенгазета


Текст и фото: Стася Дементьева


О смерти решили поговорить на Пятой Уральской индустриальной биеннале современного искусства, которая состоялась осенью 2019 года. Темой биеннале стало бессмертие. Осмыслить эту тему решил куратор Владимир Селезнёв, который курирует выставку «После нас» – так называемое превью биеннале, которое можно прошло на площадке ГЦСИ. На выставке собраны работы молодых художников, при помощи разных медиа рассуждающих о том, что останется после нас; какие предметы или информационные следы будут преследовать последующие поколения.


В России тема смерти – это табу. Боязнь умереть или внезапно потерять близкого человека есть почти у каждого. Чтобы победить этот страх, в социальных сетях создают группы «Мертвые страницы», где выкладывают фотографии умерших людей и делятся историями из их жизни. Единомышленники находятся, и это помогает спокойно осознать смерть как таковую. Или, например, появляются так называемые Death Cafe, где на разных площадках собираются люди и обсуждают феномен смерти. Художники тоже часто обращаются к теме смерти. Вспомним египетское погребальное искусство, жанр vanitas о быстротечности жизни, характерный для северного Возрождения, искусство посмертных масок или работы британца Дэмиана Херста.
По мнению куратора Селезнёва, современное искусство интересуется по преимуществу собственным временем с широким горизонтом возможностей и инструментов. Весь мир становится как будто большой мастерской, где каждый художник творит, вдохновляясь тем, что появляется сейчас или уже было создано.

В работе Егора Федорычева «Дичь» на старом рекламном баннере в верхней части нанесены краской образы картин эпохи возрождения (например, голландский натюрморт Яна Веникса), которые медленно стекают вниз по нижней части работы. Это о быстротечности времени, о том, что все изображения когда-нибудь исчезнут, оставив в памяти лишь образ и то нечеткий. Инсталляция размером с комнату дуэта Анны и Виталика Черепановых тоже о нечетких образах и их додумывании. Художники собрали много разных бытовых предметов, частей от игрушек, фурнитуру и совместили их друг с другом, создав новые объекты. Черепановы попытались создать комнату с предметами, над которыми будет гадать новое поколение – для чего нужны были эти объекты, как ими пользовались прошлые поколения. О знакомых образах продолжает тему художник Александр Зайцев с его «Формами массы». Перед нами холсты с напечатанными непрогруженными до конца изображениями, словно мы ждём, пока фотография полностью появится на экране и станет четкой. Угадываются пейзаж, настенные часы, портрет мужчины, но законченный образ становится индивидуальным у каждого зрителя.

На выставке представлены работы ещё около десяти художников. И каждый из них рассуждает о том, что останется после нас, после нашей смерти. Лейтмотивом всех работ стала идея образа, того, что каждый из нас эти образы создаёт, транслирует и перерабатывает образы прошлого. Они смешиваются между собой, создавая новую историю, где каждый становится автором и вписывает шсебя в общую картину мира.

 

Дополнительно:

УФ ГЦСИ – филиал государственного центра Современного Искусства в Екатеринбурге. Является организатором пятой Уральской индустриальной биеннале.

 

 

 

 

 

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика

Стенгазета
07.05.2020
Арт

Детский лепет

В пространстве тесного подвального помещения поместились несколько работ без названий и этикетажа, будто бы все экспонаты на выставке стали единой инсталляцией под названием «Аудиовизуальные извращения».