Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.01.2020 | Книги

Книжные итоги 2019 года

Тенденции, главная книга и все остальное

Рассказывать о прочитанном за год — это почтенный и популярный жанр, но из того факта, что кто-то осилил какое-то количество книг за 12 месяцев, сложно что-то вывести. Личный список чтения всегда случаен и мало предсказуем. Гораздо интереснее поговорить о тенденциях, которые, как известно, тоже только в глазах наблюдающего. Но из них можно выйти на интересные мысли, о которых поговорим далее.

 

Год переизданий


По меткому определению Бориса Куприянова 2019 был годом переизданий. Действительно, количество заново опубликованных за предыдущий год книг стало заметно больше, и часто это переиздания достаточно важные. Например, «Хлыст» Александра Эткинда, «Эра Меркурия» Юрия Слёзкина, «Блаженные похабы» Сергея Иванова, «Стихотворения и переводы» Григория Дашевского, «Силовое предпринимательство» Вадима Волкова. Некоторые издательства вообще посвятили весь прошедший год только в основном переизданиям, как Издательский дом Высшей школы экономики.

Грамотный перевыпуск книги может быть хорошим кураторским ходом, новым интересным высказыванием. Книга может заиграть иными смыслами, иногда даже переиздание способно наделать такого же шуму, что и первый тираж. Можно, например, вспомнить скандал со вторым изданием романа «Благоволительницы» Джонатана Литтелла, когда выяснилось, что в российской редактуре роман был немного сокращен в угоду его лучшего восприятия нашим читателем, взрощенным на высоких образцах русской классической прозы. Начались обвинения со стороны автора, оправдания со стороны издательства. Но, в любом случае, это вернуло в топы продаж безусловно хороший роман, который уже стал подзабываться.

По мнению все того же Бориса Куприянова обращение издателей к переизданиям свидетельствует о смене приоритетов на книжном рынке. Если раньше читатель всегда знал, что у книги ограничен тираж, и повторно выйти она может только лет через десять, то сейчас формируется некий набор книг, которые есть всегда и на которые всегда есть спрос. Да и сам читатель меняется: ему уже не столь важно, в каком формате воспринимать книгу (в бумажном, электронном или аудио), где и как ее можно достать. Он более гибок и мобилен.

На «мелковатость» российского книжного рынка уже успела посетовать Анна Наринская, которая с большим трудом нашла многие книги для своего выставочного проекта «Невавилонская библиотека». Если такая ситуация меняется и если издатели действительно стали понимать важность перевыпуска книг и потребности современных читателей — то это хороший сигнал и хорошая новость.

Но, с другой стороны, хороший издатель — это всегда искатель, который хочет найти что-то новое: открыть малоизвестного автора или раскрыть неизвестную тему. Это творческий процесс и, как кажется, делать что-то новое всегда интереснее, чем заниматься уже пройденным материалом. И такому буму переизданий могут быть разные причины, в том числе и не очень положительные, такие как экономическая скованность или кризис идей. Зачем с такой последовательностью наступать на горло собственной песне? Возможно, этот «консерватизм» издателей говорит о кризисе на нашем книжном рынке, когда игроки предпочитают вкладываться в менее рискованные и проверенные активы.


Главная книга года


Самая важная книга прошлого года вышла в самом его начале — это «Дом правительства. Сага о русской революции» Юрия Слёзкина. Она закрыла собой гештальт «Большой Книги о 1917 годе», ведь в юбилейный 2017 ощущалась явная нехватка доступного и фундаментального труда о революции. Леонид Парфёнов в своем видеоблоге отметил книгу Слёзкина как важную и интересную, к которой он будет постоянно обращаться. И это, кажется, типичная реакция на книгу.
«Дом правительства» — это авторский перевод работы, которая сперва вышла на английском и которая посвящена Дому на набережной, известному прежде всего по повести Юрия Трифонова. Слёзкин через историю одного дома показывает и историю русской революции. Ключевая идея автора заключается в том, что большевики были милленаристской сектой — религиозным движением и общиной, которая ждала конца света. А Дом правительства стал пристанищем большевиков, которое в то же и не позволило революции полностью случиться: в конечном итоге победил быт и сменилось поколение.

То, что эта книга издана в самом начале 2019-го, сейчас выглядит несколько символичным, ведь своим выходом она словно «закрыла» этот год (таких громких новинок уже не было) и мы словно оказались к ней не очень готовы. На книгу было достаточно много откликов, но в основном они сводились к констатации ее «важности», «фундаментальности», «интересности» и того, насколько она большая. Каких-то критических или аналитических разборов ее было крайне мало. Возможно, главная идея Слёзкина для интеллектуального российского читателя не нова — подобные мысли мы найдем еще у Бердяева. Возможно, требуется время для осмысления и рефлексии над книгой. Но то, что мы так пассивно и без критического анализа воспринимаем работы с довольно нетривиальным содержанием и посылом — плохой сигнал.


Феминизм — сперва для всех


Сложно не заметить все увеличивающийся интерес к феминизму и вообще все большую актуальность феминистской повестки. Это мировой тренд, но в российском книгоиздании он принял интересный оборот.

Дело в том, что большие игроки российского книжного рынка стали понимать, что читающая аудитория сегодня состоит из различных «сообществ», и нет таких книг, которые читают все. Чтобы успеть за каждым таким сообществом, издательства создают импринты, которые более чувствительны к трендам и внимательнее следят за западными коллегами.

Запрос на литературу о феминизме был очень быстро услышан, достаточно большим потоком стали издаваться книги, рассказывающие о женщинах и женском опыте. Например, это две книги публицистики известной писательницы и феминистки Чимаманды Нгози Адичи «We should all be feminists. Дискуссия о равенстве полов» и «Манифест. От женщины к женщине». Выходят детские книги о женщинах, книги о женщинах в искусстве, возвращаются многие забытые женские имена.

В полную силу стало работать независимое издательство No Kidding Press, которое выпускает культовые и важные книги о феминизме. Они издали интересную художественную прозу — это и «I love Dick» Крис Краус, и «Инферно» Айлин Майлз, и «Современная любовь» Констанс ДеЖонг. У них вышел хороший комикс «Плод познания» Лив Стрёмквист, а также книга эссе «Кинг-Конг-теория» Виржини Депант.

Депант — современная французская писательница, в книге она рассказывает о своем опыте. А опыт ее довольно экстремальный — это и пережитое насилие, и работа проституткой. Но в эссе она не только говорит о себе, но и старается выйти на более широкий уровень обобщения, критикуя современное буржуазное общество. Она пишет о том, почему патриархат плох в том числе и для мужчин, как помочь жертвам насилия и как мы можем улучшить жизнь и условия секс-работниц.

Если взглянуть на жанры перечисленных книг, то возникает достаточно пестрая картина — это и художественная литература, и комиксы, и публицистика. Бросается в глаза явная лакуна — современные работы по собственно феминистской теории. К сожалению, у нас сейчас наблюдается явная нехватка переводов как классических трудов по феминистской теории, так и важных современных исследований. Списки даже «для первого чтения» выходят весьма скудные (смотрите, например, подборки «Арзамаса» и «Горького»), что уж говорить о более специализированных книгах.

Обычно маленькие и средние издательства сперва выпускают фундаментальные и важные работы, а потом уже большие игроки подхватывают новые веяния на более популярном уровне. Но с феминистской литературой в России все случилось ровно наоборот — и это очень интересная ситуация.


Антрополог? — Пиши бестселлер!


Одной из важнейших книг 2018 года стал «антропологический роман» Анны Клепиковой «Наверно я дурак». Одним из бестселлеров на ярмарке non/fictio№ в 2019 году стала работа Александры Архиповой и Анны Кирзюк «Опасные советские вещи: Городские легенды и страхи в СССР». Эти две книги объединяет то, что их авторы социально-культурные антропологи: Анна Клепикова из Петербурга, а Александра Архипова и Анна Кирзюк из Москвы.

Вообще, сложно вспомнить такой же период, когда книги российских антропологов вызывали бы такой интерес и пользовались бы таким большим спросом, сравнимым, например, с ажиотажем во время выхода исследования Алексея Юрчака «Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение». Работа Архиповой и Кирзюк заняла первое место в списке самых упоминаемых книг, которые рекомендуют купить на ярмарке non/fictio№ различные СМИ и блогеры. Причем она обогнала ожидаемые бестселлеры и новинки, а это говорит о многом.

В прошлом и позапрошлом году также вышло несколько антропологических работ, которые тоже были весьма заметны: это «Незабываемое будущее: советская педагогическая утопия 1960-х годов» Дарьи Димке, «Миазмы. Симптомы. Улики. Запахи между медициной и моралью в русской культуре второй половины XIX в.» Марии Пироговской, «Что такое визуальная антропология. Путеводитель по классике этнографического кино» Ильи Утехина и «Медленные миры южных океанов и таежных морей» Андрея Туторского.

Например, уникальная книга Ильи Утехина во многом не имеет аналогов на русском языке. Во-первых, потому что там рассказывается о классике этнографического кино, что уже редкость. Во-вторых, там дается комментарий ко всем фильмам, рассказывается о контексте их создания. В-третьих, на примере каждого из режиссеров раскрывается какой-то конкретный антропологический вопрос: начиная от того, как этнографу фиксировать жизнь исследуемого сообщества, и заканчивая коммуникацией между человеком и животным. Плюс все это написано достаточно увлекательно.

Почему книги антропологов вызывают такой интерес? Мне кажется, здесь можно наблюдать сочетание двух факторов. С одной стороны, исследователи интересуются теми вещами, которые окружают нас в повседневности, а значит и касаются каждого из нас. В книге Анны Клепиковой это подопечные психоневрологических интернатов, а в книге Архиповой и Кирзюк — это городские легенды. С другой стороны, инструментарий антрополога позволяет показать, что стоит за этими явлениями, причем всегда сохраняя в поле зрения конкретного человека или сообщество.

 

«Темный» поворот


В конца 2019 года вышел сдвоенный номер философского журнала «Логос». Казалось бы, ничего необычного. Но первый тираж этого номера был распродан моментально, и второй тоже разошелся достаточно быстро. Конечно, можно сказать, что все дело в грамотной пиар-акции, но она не сработала бы без интересной темы — а именно «темного» поворота в современной философской мысли.

Под «темными» сейчас понимают множество теоретических направлений, которые можно объединить тем, что их интересуют не-человеческие агенты. Человек и вообще «человеческое» для них не являются центром мироздания. Они помещают его, например, в общий континуум объектов. «Темными» мыслителями можно назвать «темного» акселерациониста Ника Ланда, «темного» виталиста Бена Вударда, «темного» эколога Тимоти Мортона.

Что интересно, изданием книг этих «темных» теоретиков достаточно давно и успешно занимается небольшое издательство HylePress. И здесь, как и в случае многих подобных проектов, новые идеи и веяния для российского читателя сперва приносят энтузиасты, а потом уже их подхватывают большие игроки на более доступном уровне.









Рекомендованные материалы


Стенгазета
10.07.2020
Книги

На маршрутке с черными чувачками

Сюжет книги — это разные голоса героев, которых друг с другом объединяет 306-я маршрутка и что-то общее: знакомые, друзья, родственники. Автобус колесит по серому хмурому Питеру, везет сумрачных несчастных людей, у каждого из которых — своя травма, свои воспоминания, свои проблемы. Каждая глава книги — это речь или восприятие окружающего одним из героев.

Стенгазета
26.06.2020
Книги

Тёмная супергероика в русской глубинке

Действие комикса происходит в альтернативной России, населённой большим количеством супергероев. Владимир состоит в тайной организации, которая называет себя “Вече”. Название организации не отсылает ни к чему, и, судя по всему, призвано подчеркнуть очевидное - мы читаем русский комикс.