Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.07.2019 | Театр

Победа над хаосом

Степной цирк «Байконур» сыграл под проливным дождем на фестивале «Вдохновение». Фоторепортаж Владимира Луповского

   
Московская погода этим летом не располагает к оупен-эйрам – дожди льют, не переставая, и МЧС присылает смс-предостережения о ливнях и сильном ветре ежечасно, как заботливая бабушка. Но фестивальные программы готовятся заранее, так что организаторы «Вдохновения» на ВДНХ, где половина программы происходит на воздухе, каждый день молятся, чтобы к спектаклю тучи разогнало. Не помогает.

На представлении степного цирка «Байконур» из Казахстана, который  театр «ARTиШОК»  сочинил вместе с  инженерным театром AXE, дождь лил с самого начала. Помост выстроили на площади Промышленности прямо рядом с ракетой, что очень подходило космической клоунаде, которую мы увидели. Как писали организаторы: «это спектакль-исследование мифологии Байконура — места, которое не только приближает Землю к космосу, но и объединяет Казахстан и Россию».  Вокруг помоста устроили зрительскую площадку, оцепили ее веревочками, обвешенными всяким цветным мусором, а внутри была и сцена с музыкантами, сопровождающими весь спектакль, и всякие смешные и дурацкие аттракционы, вроде колеса Фортуны, которое показывало, что тебе предстоит – ветрянка или диарея. Самое удивительное, что на спектакль пришли не только верные поклонники АХЕ, но и просто гуляющие под дождем (некоторые даже с детьми). Все весело кидали всякую «нужную-ненужную» ерунду в коробочку, за которую им выдавали билетик на вход, а потом под зонтами толпились и толкались по площадке, дожидаясь шоу, слушая музыкантов и мокрых клоунов, снующих туда-сюда.

Спектакль, в котором одним из главных сюжетов были полеты, удивительным образом соединял «ахешный» мистический стиль с номерами-ритуалами, их же любимое хулиганство с дымами,  обливанием красками и др.  – и  простодушную уличную клоунаду с незамолкающим шутовским комментарием, хоровым пением со зрителями «Травы у дома», якобы «полицейским», который вылезал на сцену и требовал разойтись (кое-кто даже поверил, но самозванца тут же раздели и он оказался акробатом в полосатом трико) и даже аукционом тут же «написанной» абстрактной картины, которую смывало дождем.



Зрители хохотали, мокли и не уходили, в какой-то момент клоуны стали даже раздавать большие  мусорные пакеты, как дождевики -  люди прорывали в них дырки для головы и все принимало еще более безумный вид.

На помосте была выстроена конструкция из бревен, похожая на телеграфные столбы. Когда спектакль начался и актеры стали на эти конструкции залезать, смотреть было страшно – все же мокрое и скользкое. Не знаю, как этот спектакль обычно проходит в Казахстане без дождя, а с дождем ощущение было несколько  дикое, но драйвовое, усиливающееся явным общим желанием победить дождь и обуздать хаос. Постепенно  представление с лентами, палками, доморощенными катапультами, где все участники (а среди них были и Павел Семченко с Максимом Исаевым) были мокрые с ног до головы, вымазанные красками и с потекшим гримом , превратилось в какую-то прямо безумную оргию, смешавшую актеров со зрителями. Но к  финалу дождь кончился и тут в небо полетел надувной космонавт на грозди белых надувных шаров. Было ощущение, что хаос побежден неизвестным науке способом.

 

 

 

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
19.03.2021
Театр

Игра в куклы, или о взрослом по-детски

Из древнегреческих богинь судьбы, прядущих нити жизни на веретене, никто еще не делал кукол и не селил в Петроградском районе наших дней. Сделать это решилась режиссер Александра Ловянникова в Московском областной театре кукол. Итак, три сестры-мойры командированы вышестоящим начальством в Северную столицу. Жизни петербуржцев замотаны в катушки, стоящие на полочках в доме мойр.

Стенгазета
03.03.2021
Театр

Обнажая разговор

Выйдя на сцену, женщина полностью обнажается, стремясь приблизиться к естественной наготе животного. Этим жестом она внешне уравнивает себя с ним. Летиция обращает к лошади монолог, эмоционально делится переживаниями и размышлениями. Она говорит о наболевшем — проблемах мигрантов, насилии и гуманизме — и о самом интимном — любви и сексе, — не опасаясь найти в коне пристрастного или осуждающего слушателя.