Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.12.2018 | Общество

Когда изоляционизм полезен

Американцы уходят, оставляя поле боя российским победителям и предоставляя им возможность еще долгие годы тестировать оружие и терять людей в Сирии



19 декабря, несомненно, стало тяжелым днем для Марии Захаровой, Игоря Конашенкова и сонма российских пропагандистов рангом пониже. В то время, когда Сергей Шойгу рапортовал президенту о победе в Сирии, а начальники стройкомплекса Минобороны сообщали о намерении «укрепить и расширить» российские базы в этой стране, неугомонный Дональд Трамп взял и объявил о полном выводе американских войск из Сирии. После объявления Белого дома источник агентства «Рейтер» сказал, что американские войска выведут в течение 60-100 дней. Теперь Москве будет решительно некого обвинять в поддержке террористов, разрушении сирийских городов и страданиях местных жителей. «Мы победили ИГИЛ (запрещено в России. – А.Г.) в Сирии, для меня была единственной причиной быть там во время президентства Трампа», – написал Трамп о важнейшей внешнеполитической новости, как водится, в своем Твиттере. Пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс официально объявила о том, что операция против ИГИЛ в Сирии «вступает в новый этап», но не уточнила, идет ли речь о полном выводе войск. Пентагон и Госдеп, чьи руководители весь год отговаривали хозяина Белого дома от этого шага, вообще безмолвствовали целый день.



Американские войска были направлены в Сирию в 2014-м Бараком Обамой от полной безысходности. На значительной части этой страны хозяйничали фанатики из «Исламского государства» (которое, будем откровенны, возникло в результате американского вторжения в Ирак в 2003 году). Другая часть страны была охвачена беспощадной гражданской войной. При этом Объединенный комитет начальников штабов США в своем докладе с грустью констатировал, что в рядах антиасадовской оппозиции вообще нет группировок, которые можно было бы назвать разделяющими американские ценности. В итоге было решено направить в Сирию две тысячи военнослужащих: бойцы спецназа, морпехи, рейнджеры. Авиация, наносившая постоянные удары по ИГИЛ, базировалась за пределами Сирии. За четыре года американцами были осуществлены несколько крупных операций, включая штурм и взятие города Ракка, столицы террористов. Американские военные занимались в основном подготовкой бойцов курдских подразделений, контролировавших территории к востоку от Ефрата, хотя при штурме Ракки они находились в передовых отрядах атакующих. Американцы практически не наносили ударов по правительственным войскам. Дважды они атаковали «Томагавками» объекты, которые считали связанными с химическими атаками режима Асада. Остальные случаи они отнесли к случайным атакам. При этом официальный Дамаск не переставал обвинять американцев в незаконной оккупации. Со своей стороны официальный Вашингтон считает незаконным сам режим Асада.
Подозреваю, что именно наличие американских войск стало главной причиной российской операции в Сирии. В течение долгих лет в Кремле вполне равнодушно наблюдали за агонией Асада и бесчинствами ИГИЛ. Однако, оказавшись к осени 2015-го в жесткой международной изоляции в результате украинского кризиса, Москва решила выбить клин клином. Обама не желает разговаривать с Путиным, тогда мы заставим его, разместив самолеты в Сирии.

Действительно искусственным образом создавалась чрезвычайно опасная ситуация, когда военная авиация двух стран — США и России — должна была действовать в одном воздушном пространстве без всяких договоренностей. В результате, скрепя сердце Обама был вынужден повстречаться с Путиным. Военные получили команду по созданию протоколов, позволявших действовать так, чтобы не представлять угрозы друг для друга. В целом эти протоколы действовали. Однако, по меньшей мере, один раз вооруженные силы США и России оказались на грани военного столкновения. Когда весной Вашингтон заявил о намерении покарать Асада за химические атаки, начальник российского Генштаба Валерий Герасимов предупредил, что в случае угрозы жизни российских военнослужащих удары будут нанесены по носителям «Томагавков», то есть по американским кораблям и самолетам. Именно тогда заговорили о новом карибском кризисе. Нельзя не вспомнить и о том, как в районе Дейр-эз-Зора американцы разнесли колонну асадовских «ополченцев», которая состояла из российских наемников.

И вот теперь американцы уходят, оставляя поле боя российским победителям и предоставляя им возможность еще долгие годы тестировать оружие и терять людей в Сирии. На мой взгляд, решение Трампа, принятое, очевидно, в силу очевидных внутриполитических причин, знаменует важный поворот от «интервенционизма» к изоляционизму. Последние 20 лет, пережив вьетнамский синдром и возгордившись после развала СССР, американские лидеры один за другим поддавались соблазну использования военной силы. В самом деле, когда есть вооруженный противник (игиловцы, талибы, войска Саддама Хусейна) почему не использовать против них лучшую, самую мощную армию в мире. При этом в Вашингтоне отринули правила использования военной силы, сформулированные по итогам вьетнамской катастрофы и известные как «принципы Пауэлла»: перед войсками должна быть конкретная военная задача и они должны быть немедленно выведены после ее выполнения, силу следует применять массированно, а не постепенно. В результате американцы увязли и в Афганистане, и в Ираке, и в Сирии. Теперь Трамп, проигнорировав опасения, что Турция устроит расправу над курдами, что в Сирии усилят присутствие Иран и «Хезболла», уходит из этой страны. Оставляя Россию барахтаться в сирийских песках столько, сколько она хочет…





Источник: "Ежедневный журнал", 20 декабря 2018,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».