Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.11.2018 | Наука

Политический зверинец

Давать безответным созданиям имена политиков, а особенно – действующих правителей среди специалистов вообще-то считается дурным тоном.

На момент вступления Дональда Трампа в должность президента Соединенных Штатов его имя носили уже два вида живых существ: ископаемый морской еж Tetragramma donaldtrumpi и вполне современная выемчатокрылая моль Neopalpa donaldtrumpi. Столь энергичный старт дает Трампу шанс обойти своего предшественника – Барака Обаму.  Хотя это будет непросто: за месяц до статьи в журнале ZooKeys, возвестившей о присвоении имени Трампа насекомому, журнал Science опубликовал список видов, названных в честь Обамы. Таковых набралось целых девять: лишайник, два паразитических червя, крупный паук, три рыбки, ископаемая ящерица (получившая даже не видовое, а родовое название в честь 44-го президента) и тропическая птица из родственного дятлам семейства пуховок. Это – абсолютный рекорд по числу «крестников» среди американских президентов; на втором месте – Теодор Рузвельт с семью видами.
Вообще говоря, называть вновь открытые виды в честь выдающихся (или просто симпатичных первооткрывателю) персон – традиция давняя и почтенная, восходящая еще к основателю научной систематики Карлу Линнею. Но давать безответным созданиям имена политиков, а особенно – действующих правителей среди специалистов вообще-то считается дурным тоном. Не рекомендует (хотя и не запрещает) такую практику и «Кодекс зоологической номенклатуры».

И дело не только в том, что подобные названия отчетливо попахивают подхалимажем и лизоблюдством (впрочем, наречение именем «всенародно любимого вождя» какого-нибудь кровососа или утратившего мозг паразита может оказаться и изощренной формой фронды). Главное – в биологической номенклатуре действует принцип абсолютного приоритета первого названия. Вид, однажды получивший имя, может быть переименован в одном-единственном случае: если выяснится, что кто-то уже описал его раньше под другим именем (или что данная форма представляет собой не отдельный вид, а разновидность другого вида, причем описанного раньше). Никакие другие обстоятельства не могут отнять у вида название, данное ему в первом описании. Даже если вскоре после его публикации выяснится, что автор ошибся в написании имени, которое хотел увековечить, – исправить ошибку уже нельзя.

В результате, например, коричневато-желтая слепая жужелица, живущая в карстовых пещерах в долине словенской реки Савиня, до сих пор официально именуется Anophthalmus hitleri – «безглазка Гитлера». Говорят, что позорное имя, данное ни в чем не повинному жуку в 1937 году жившим в Югославии немецким энтомологом-любителем, уже в наши дни поставило бедное насекомое под угрозу полного исчезновения из-за ажиотажного спроса на него среди коллекционеров «всего нацистского». Смена названия могла бы сильно помочь спасению редкого вида – но такая возможность напрочь исключена действующими правилами.

Во избежание таких вот неприятных казусов большинство систематиков и избегает нарекать новые виды именами сильных мира сего – предпочитая имена коллег, учителей, тех, кто непосредственно изловил или откопал невиданное прежде существо, или в крайнем случае спонсоров экспедиций. И тем не менее, как мы видим, виды с «президентскими» именами регулярно вносятся в каталоги жизни. Мотивы, движущие их авторами, могут быть разными, но в наши дни это чаще всего соображения пиара. Если назвать новооткрытую тварь, скажем, Cephalanus hexarostralis, мир об этом уведомит только твоя статья в специальном журнале (причем только в одном), которую прочтут только коллеги, хоть сколько-то интересующиеся той группой, к которой этот цефаланус относится. А вот о виде Cephalanus trumpi (ну или C. putini) сообщат все информационные агентства, эту новость узнают миллионы людей. И это никак не зависит от того, как сам автор названия относится к увековеченному им деятелю.

Кстати, своеобразным контрольным опытом в этом отношении может служить российская систематическая традиция. В течение всех трех веков своего существования российская наука практически не интересовалась, как отражается ее повседневная работа в прессе. И сейчас нет ни одного биологического вида – живого или ископаемого, – носящего имя русского царя, советского генсека или президента РФ. Хотя, казалось бы, в некоторые эпохи такие имена должны были бы появиться неизбежно.

 

Источник: «Знание – сила», №5, 2017 ,








Рекомендованные материалы


24.10.2018
Наука

По нишам – разойдись!

Эволюцию обычно трудно наблюдать – эволюционные изменения занимают время, несоизмеримое со временем человеческой жизни. Однако эту трудность можно обойти, если выбрать объектом исследования организмы, у которых смена поколений происходит очень быстро.

02.10.2018
Наука

Дурная наследственность. Часть 5

Нередко приходится слышать недоуменный вопрос: как же так, вы говорите, что Лысенко – шарлатан, а между прочим в сельскохозяйственных вузах до сих пор изучают яровизацию. Ту самую, которую он внедрял. Это как понимать – студентам головы морочат или Лысенко все-таки открыл нечто такое, без чего никак не обойтись?