Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.11.2018 | Колонка / Общество

Возвращение в 1960-е

На наших глазах разрушается сложившаяся во второй половине ХХ века система договоров по сокращению и ограничению вооружений

Обещанный Владимиром Путиным ядерный рай, похоже, не так далек, как это могло показаться еще несколько дней назад. Выступая на встрече со сторонниками в Неваде, президент США Дональд Трамп объявил, что намерен разорвать Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). «Россия, к сожалению, не выполняет условия соглашения, поэтому мы собираемся прекратить его действие и выйти из него», — заявил он.

Накануне неназванный высокопоставленный чиновник вашингтонской администрации сообщил The New York Times, что это неизбежно, так как «Россия продолжает производить и ставить на боевое дежурство запрещенные крылатые ракеты и игнорирует все призывы к прозрачности в этом вопросе». Ранее США провели консультации с союзниками по НАТО в ходе заседания группы ядерного планирования, в котором участвовали министры обороны стран альянса. Пресса пишет, что официально о выходе из договора объявит советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон, который сегодня будет вести переговоры с Владимиром Путиным, Сергеем Лавровым и Николаем Патрушевым. Заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков заявил, что объявление о выходе из РСМД — попытка добиться от Кремля уступок по другим вопросам.

Начиная с 2014-го, Вашингтон постоянно выдвигал Москве претензии в нарушении договора, в соответствии с которым Россия и США не могут обладать ракетами дальностью от 500 до 5500 километров. При этом долгое время США не конкретизировали публично суть своих обвинений, что, конечно, ослабляло их позицию. Однако сравнительно недавно было заявлено, что речь идет о ракете «Новатор 9М729», которая в НАТО имеет обозначение SSC-8. Как пишут некоторые издания, ракета 9М729 размещается на пусковой установке тактической ракеты «Искандер». Насколько можно понять, фактически речь идет о наземном варианте морских крылатых ракет «Калибр», которые успешно запускают российские подводные лодки и надводные корабли в сторону Сирии. Надо сказать, что при принятии на вооружение ракеты «Искандер» ее создатели постоянно намекали, что «при необходимости» она может превысить лимиты, установленные Договором РСМД.

Впрочем, Москва решительно опровергала все американские обвинения. «Мы никогда не отрицали, что определенные работы в сфере совершенствования нашего ракетного вооружения идут, — заявляет тот же Рябков.— Но проблема в том, что ракета с индексом 9M729 никогда не испытывалась на дальность, запрещенную договором». Кроме того, у России есть свой список претензий к США. Москва утверждает, что установки Mk41 противоракетной системы Aegis, которые уже размещены в Румынии и скоро будут развернуты в Польше, могут запускать не только противоракеты, но и крылатые ракеты класса «земля-земля». Американские аргументы, что Мк41 никогда не испытывались на пуск «Томагавков», во внимание не принимаются. Россия также указывает на то, что американские «тяжелые» беспилотники полностью подпадают под определение крылатых ракет, которое дано в РСМД (когда писался договор, никаких дронов и в помине не было). А еще, испытывая свою систему ПРО, американцы используют в качестве мишени ракету, изготовленную на основе второй и третьей ступеней ракеты «Минитмен». В Москве считают, мишень наземной ракетой средней дальности. Если Россия не приступила еще к развертыванию «Новаторов» (в США утверждают, что речь идет о двух развернутых дивизионах), взаимные претензии как раз и могли бы быть устранены в ходе консультаций экспертов. Но вот теперь стороны явно подошли к краю.
Нет сомнений, что американцы будут вынуждены предъявить доказательства российских нарушений. Не Кремлю. Нынешняя репутация России такова, что слова «вы докажите» давно стали мемом, никто не принимает их всерьез. Доказательства надо будет предъявлять американскому Конгрессу и союзникам по НАТО. После того как американские прокуроры сообщили фамилии, звания, должности и даже номер и адрес части тех, кто пытался вмешаться в американские выборы, нет сомнений: в нужный момент администрация предъявит доказательства того, что в ходе испытаний ракетной техники были превышены ограничения по РСМД.

Однако чрезвычайно важно символическое значение разрыва договора. Когда договор был подписан более тридцати лет назад, это было сугубо новаторское соглашение о сокращении вооружений. РСМД был изначально асимметричен и несправедлив, если следовать логике предыдущих соглашений о разоружении. Советский Союз ликвидировал в два с лишним раза больше ракет, чем Соединенные Штаты (СССР уничтожил 1846 ракетных комплексов, США — 846 комплексов). Это была расплата за попытку заполучить стратегическое превосходство. В 1979 году было подписано соглашение ОСВ-2, которое фиксировало относительное равенство между Москвой и Вашингтоном в области стратегических вооружений. Но советские генералы стали размещать ракеты средней дальности SS-20 «Пионер», чтобы угрожать американским войскам, развернутым в Европе и в Азии, и таким образом добиться превосходства. В результате обманули сами себя. Американцы в ответ стали развертывать на территории европейских государств свои «Першинги» и наземные «Томагавки». И тут же стала очевидной неприятная реальность. «Пионеры» смогут в лучшем случае долететь до Лондона (но не до Вашингтона), а американские ракеты были способны за 8-10 минут нанести удар по Москве и Ленинграду. Именно это печальное обстоятельство, а вовсе не «предательство» Михаила Горбачева, заставило СССР подписать РСМД с его «нулевым вариантом», означавшем полную ликвидацию ракет дальностью от 500 до 5500 километров.

В том и была мудрость Михаила Горбачева, что он смог встать над генштабовскими стереотипами и понять: не арифметическое равенство средств уничтожения дает гарантию безопасности. По прошествии трех десятков лет это очевидно: с уничтожением «Пионеров» и «Першингов» ядерный баланс ничуть не изменился, американской агрессии не случилось. РСМД открыл дорогу договорам, которые и обеспечивали безопасность в мире последние 30 лет. Такой подход требовал определенного уровня взаимного доверия. И как только отношения между Россией и США стали ухудшаться, важнейшие международные соглашения оказались под ударом. Уже с середины прошлого десятилетия российские руководители стали говорить о том, РСМД устарел и не отвечает современной ситуации. В Москве настаивали, что у других стран появились ракеты средней дальности, а у России нет возможности компенсировать их потенциал. То обстоятельство, что Россия и США обладают 90 с лишним процентами всего ядерного потенциала человечества, их ничуть не смущало. По мере того как разгорался конфликт вокруг американской системы глобальной противоракетной обороны (Кремль считает, что американцы разрушают таким образом стратегическую стабильность, готовя безнаказанный первый удар), в России все чаще стали говорить: ракеты средней дальности нужны, чтобы уничтожить американские базы ПРО в Румынии и Польше.

К сожалению, на кону сегодня не только будущее РСМД. Американские законодатели связали его исполнение с реализацией «главного» российско-американского соглашения в сфере контроля над вооружениями — Договора СНВ. В результате может остановиться реализация и этого Договора. При этом срок его действия истекает уже в 2021 году, а стороны до сих даже не начали переговоров о его продлении. The Financial Times сообщает, что трамповская администрация скорее намерена прекратить его действие. Впрочем, и Москва старательно демонстрирует скепсис относительно будущего контроля над вооружениями. Владимир Ермаков, мидовский начальник, ответственный за процесс контроля над вооружениями, заявлял в апреле, что «новые юридически обязывающие международные договоренности в области контроля над вооружениями в обозримом будущем вряд ли возможны». В самом деле, зачем нужны договоры, если «военно-технический расклад» поменялся в пользу России.

Таким образом, в настоящее время на наших глазах разрушается сложившаяся во второй половине ХХ века система договоров по сокращению и ограничению вооружений. В 2001 году США вышли из Договора по ограничению систем противоракетной обороны. В 2015-м Россия вышла из ДОВСЕ. РСМД, как видим, дышит на ладан. И это означает, что в Европе снова появятся американские ракеты средней дальности и снова под их прицелом окажутся Москва и Петербург. СНВ может быть не продлен (о дальнейшем сокращении стратегических вооружений речи не идет вовсе), что откроет путь к неконтролируемой гонке вооружений. То есть взаимоотношения Москвы и Вашингтона в военной области вернулись в начало 1960-х, когда договорной системы не существовало. Потребовался Карибский кризис, чтобы стороны осознали необходимость контроля над вооружениями и приступили к выработке соглашений на сей счет. Остается надеяться, что человечество переживет следующий кризис…

Источник: "Ежедневный журнал", 22 октября 2018,








Рекомендованные материалы



За или против

И любой жест — социальный, художественный, бытовой — неизбежно был жестом либо за, либо против. «Опять нету мыла! Безобразие!» — возмущался иногда нервный гражданин в магазине. «Ты что, против советской власти? Так и скажи» — реагировал какой-нибудь суровый резонер из очереди. И бунтарь замолкал, подавленный железобетонной правотой аргумента.


Вооружен и очень неряшлив

Очевидно, что в последние годы, после «крымской весны», руководство страны чрезвычайно увлеклось секретными операциями, так называемыми активными мероприятиями. Военная разведка стала инструментом внешней политики в самом широком понимании такой политики. Еще можно объяснить, как с обороной государство могло быть связано вмешательство в американские выборы. Но игры вокруг антидопинговых агентств к военной разведке точно отношения иметь не должны.