ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 25 ИЮНЯ 2018 года

Нешкольная история

Воспоминания о Революции . Часть 2

Страницы провинциальной истории города Алатыря

Публикация: Стенгазета

Автор: Елена Кройтор, на момент написания работы студентка 1-го курса, Казанский (Приволжский) федеральный университет. Научный руководитель Елена Владимировна Раздьяконова. 3-я премия 18 Всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал

Первая мировая война резко изменила жизнь и нашего провинциального Алатыря. Город стал центром формирования воинских частей, пунктом квартирования 160 запасного пехотного батальона и конного запаса. В городе порой размещалось до 10 тыс. солдат. На поселение прибывали пленные немцы, австрийцы и турки. С появлением последних, началась эпидемия тифа. Кроме того, в Алатырском уезде должно было поселиться 10 тыс. беженцев из западных губерний.

Для размещения воинских частей были отданы здания Женской гимназии, Реального и только что отстроенное Епархиального училище.

Командир 160-го пехотного батальона В. Савельев выражал свою благодарность: «за удобства, предоставленныя нижним чинам, Высочайше вверенного мне батальона, в здании Алатырского Епархиального училища, дают мне возможность засвидетельствовать о той великой заслуге, которую оказало духовенство Алатырского округа, отдав Русскому солдату колыбель, приготовленную и предназначенную для их учащихся дочерей».

Невозможно в этой связи не процитировать дневник тогда еще новобранца Ивана Краснова, который рисует менее благостную картину: «надо было видеть, как солдатня впервые входила, обутая в тяжелые военные скрёбалы, в шинелях, с винтовками в такое дивное помещение с гиканьем, присвистом, злобствуя на духовенство, освобожденное от призыва в армию; это, дескать для их деток приготовили чудесное здание; теперь – не бывать этому, думали солдаты, срывая свою злость разрушением мраморных ступеней прикладами винтовок… Через неделю помещение было загажено и прнняло вид типичной вонючей казармы, с удушливым запахом солдатских кожаных сапог, махорки, солдатских щей и каши».

Армии требовалось не только оружие и боеприпасы, но и огромное количество обмундирования, обуви и другого имущества, которое и стало изготавливаться в городе и уезде.

С августа 1914 г. по май 1916 г. в Алатыре и окрестных селениях для интендантского ведомства было сшито 61 527 пар сапог, 347 354 шинели, 472 180 рубах и другого имущества.

При посредничестве созданного Военно-промышленного комитета в 1915–1916 гг. артели кустарей и учебно-ремесленная мастерская Алатырского уезда изготовили десятки тысяч снарядных ящиков, соломенных матов, деревянных лопат и т. п.

Призывы в армию, реквизиция лошадей для нужд военного времени, сокращение посевных площадей обострили продовольственный вопрос. Хлеба требовалось все больше, так как население города постоянно росло.

Вот несколько цифр из архивных документов:

– 14 сентября 1915 г. Пребывающих в Алатырь ратников в количестве около 4 600 человек начали размещать по обывателям города;

– 22 сентября 1915 г. Из донесения командира 160-го пехотного батальона: «на довольствии… состоит 7 674 человека»;

– 1 октября 1915 г. К 31 332 местным горожанам прибавилось 1 279 военнопленных и военнообязанных, 230 беженцев, 159 раненых воинов, 7 162 нижних чина в воинских частях.

В январе 1917 г. алатырский городской голова сообщал в Симбирск о «совершенном отсутствии в городе ржаной муки». Даже в воинских частях ощущалась острая нехватка продовольствия.

Командир одного из батальонов, расквартированного в городе, с возмущением писал в Алатырское уездное земство: «Кормить по закону хлебом я обязан, давать же вместо хлеба читать (ваши) циркуляры я не имею права».

Среди населения города росло недовольство. Положение на фронтах было лучшей агитацией против существующего строя. Агент алатырской полиции доносил: «Эшелоны с ранеными, проходящие через станцию на Восток, революционизируют местное население».

Интересно сравнить страницы воспоминаний Ивана Краснова и Вячеслава Кашигина, где каждый из них описывает свои впечатления от встречи с Александром Федоровичем Керенским – исторической фигурой, сыгравшей не последнюю роль в событиях 1917 года.

«Вскоре, подъехал в автомобиле небольшого роста человек в солдатской гимнастерке, на ногах ботинки с обмотками, на голове простая солдатская фуражка с кокардой. Проворно выскочил из автомобиля и скорым шагом направился к приготовленной заранее трибуне…», – так описывает военного министра И. Н. Краснов.

Он отмечает, что Керенский обладал незаурядными ораторскими способностями, знал психологию солдат и чувствовал их настроение. Благодаря этому произнесенная речь оказала огромное влияние на толпу, солдаты и офицеры бросились к трибуне и на руках понесли его с громовыми криками «Ура! Ура! Ура!!!». Краснов пишет, что это «была поистине волнующая и потрясающая картина, патриотическое чувство, казалось, разлилось, захлестнуло всю массу, как в наводнение, каждый солдат и офицер проникся жаром настоящего патриотизма».

Диаметрально противоположное мнение о Керенском дается в записях Вячеслава Кашигина: «Перед отъездом с фронта имел счастье видеть первый и последний раз новоявленного “Бонопарта” – главковерха Керенского. Лично на меня он произвел отвратное впечатление психопата и неврастеника. Его выступление с завыванием и призывами к продолжению войны до победного конца, с подергиванием всего тела при этом и гримасничаньем, было отвратно…» Здесь мы видим весьма субъективную, но не менее ценную психологическую характеристику знаменитой личности.

В нашем же городе имелся свой Керенский, не однофамилец Александра Федоровича, а кровный родственник – его двоюродный брат Сергей Александрович Керенский, директор Алатырского реального училища, уникальный и удивительный человек, снискавший любовь и уважение как у своих подопечных, так и у горожан.

В период работы в Алатыре он провел значительные преобразования, направленные на улучшение обучения детей. Заветной мечтой Сергея Алексеевича было построить новое здание Реального училища в городе. К сожалению, жизнь С. А. Керенского окончилась трагически – в августе 1911 года он заболел тифом и скоропостижно скончался. А мечта о новом здании в связи с теми же событиями 1917 года так и не была осуществлена. В 1918 году советская власть навсегда закрыла Алатырское реальное училище.

Два Керенских – две личности и две судьбы… Один не доживет и не увидит, как всё перевернется в 17 году. Другой – участник и в какой-то степени виновник этого переворота – избежит революционного молоха, будет жить вдали от России и умрет в возрасте 89 лет в спокойной и сытой Америке.

Продолжение следует

Елена Кройтор

Елена Кройтор


Алатырское Епархиальное училище


Алатырь. Реальное училище


Керенский Сергей Александрович, директор Реального училища



ЕЩЕ НА ЭТУ ТЕМУ:





А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Нешкольная история через RSS


опубликовано у нас 16 Ноября 2017 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Рейтинг@Mail.ru