Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.09.2016 | Колонка / Общество

СВОБОДА ВОРОВАТЬ

Фальшивки оказываются вне зоны разоблачения

Все-таки российским начальникам не откажешь в последовательности. Как большевики считали уголовников социально близкими и обеспечивали их всяческими послаблениями, точно так же отечественная власть немедленно встает на защиту любого ворья. Месяца не прошло с момента назначения Ольги Васильевой, специалиста по отношениям церкви с государством, министром образования и науки, как ведомство озаботилось уточнением правил лишения научных знаний за плагиат.
Как следует из предложенного законопроекта, чтобы отобрать степень, теперь потребуется решение суда, который должен подтвердить факт плагиата. Мало того, в суд может обращаться лишь тот, кому воровство интеллектуальной собственности нанесло ущерб.

Если иметь в виду, что в России действует разветвленная система изготовления фальшивых диссертаций, тексты которых кочуют из одного «научного труда» в другой, никаких пострадавших нет в принципе (ну если не считать таковыми настоящих ученых, чей труд уравнивается с фальшивками). Таким образом, диссертационные  советы будут избавлены от неприятной необходимости разбирать дела видных остепененных руководителей, которых обвиняет в плагиате сообщество «Диссернет». Теперь суд не примет обращений «Диссернета», так как входящие в сообщество люди не являются пострадавшими. А диссертационный совет со спокойной душой отвергнет любые обвинения, к которым не приложена справка из суда.
Таким образом, фальшивки оказываются вне зоны разоблачения. Воровство получает законодательную защиту.

Казалось бы, зачем действовать столь откровенно. В конце концов можно просто не замечать деятельности «Диссернета», можно, глядя в стол, оправдывать плагиаторов, как это было в истории с министром связи Николаем Никифоровым. Но нет, властям нужно было принципе исключить повторение таких историй.

На самом деле участники «Диссернета» потянули очень важную ниточку в прогнившем кафтане путинской государственности. Российские начальники – люди безликие. Яркая индивидуальность мешает успешной карьере. Тексты выступлений и газетных статей пишут ловкие помощники. Так или иначе именно по диссертации можно судить о качествах того или иного начальника. И тут выясняется, что и диссертация эта – фальшивка.
Получается, что у них, этой бесконечной когорты кувшинных рыл из дрезденской резидентуры, вообще нет ничего настоящего. Биографии – придуманные, звания нарисованные.

Эффективная работа «Диссернета» стала таким образом угрожать устоям. При этом остановить ее возможности не было. Это не организация, его нельзя объявить иностранным агентом, как «Левада-центр». Стало быть, надо законодательно воспрепятствовать гласному обсуждению фактов воровства.

Конечно, они своего добьются. В России. Только вот я не сильно удивлюсь, если вскоре в мире перестанут признавать российские диссертации. Как же они все будут орать о неприемлемости коллективной ответственности…

 

Источник: "Ежедневный Журнал", 8 сентября 2016,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.