Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.09.2016 | Колонка / Общество

Узбекистан: напоминание о будущем

Мы сейчас наблюдаем, как именно происходит смена власти в авторитарном государстве.

Как раз сейчас, когда в разгаре то, что называют предвыборной кампанией в Госдуму, такую авторитетную и влиятельную, когда за два года до президентских выборов очевидно, за кого заставят проголосовать «дорогих россиян», у нас появился шанс заглянуть в свое отдаленное будущее. Нет, подведомственные Дмитрию Рогозину доценты с кандидатами не изобрели еще машину времени. Просто мы сейчас, как говорится, в лицах наблюдаем, как именно происходит смена власти в авторитарном государстве.
Вот искусный и жесткий правитель, выстроивший, казалось бы, идеальную систему управления, опирающуюся на тайную полицию. Подрывные элементы (неважно, радикальные исламисты или диссиденты, мечтающие о демократии) своевременно обезвреживаются. Время от времени властителю приходится прореживать то, что называется «ближним кругом». Дело неприятное, но необходимое. Вот дочка старшая много о себе возомнила, в политику полезла. Немедленно ее, смутьянку, под домашний арест. Народ же в целом доволен стабильностью, так как помнит о расстреле сотен смутьянов в Андижане в 2005-м. Повторить их судьбу никому неохота. Образованный же класс видит в Каримове защиту от исламского мракобесия.

Во внешней политике правителю удается самым ловким образом лавировать между Пекином, Москвой и Вашингтоном. И при этом четко блюсти свои интересы. Ну, кому, скажите, Владимир Путин позволил бы дважды покинуть Организацию Договора коллективной безопасности и при этом продолжать получать военно-техническую помощь из России? Каримову это сошло с рук. Потому что, в соответствии с неписаным моральным кодексом азиатского шаха, он был в своем праве. В 2012-м он вышел из ОДКБ, как только заподозрил, что Россия, проталкивавшая создание сил быстрого реагирования, предназначенных для действий в Центральной Азии, ставит под вопрос его суверенную власть.
Такие системы управления кажутся чрезвычайно устойчивыми, если бы не один очевидный изъян. Решив все проблемы правления, авторитарному лидеру не удается решить главную – обеспечить себе бессмертие.

И вот, когда приходит срок, старательно выстроенная на века система рассыпается, как карточный домик. Еще официально не объявлено об уходе Каримова, еще растерянные наследники диктатора думают о современном варианте заявления про «дыхание по Чейн-Стоксу», а уже началась яростная схватка за власть. Ведь, согласно конституции, до номинальных выборов во главе страны должен стать глава тамошнего Сената, человек, по мнению экспертов, серьезного влияния не имеющий. И вот уже арестован конкурентами один из претендентов на шахский трон. На наших глазах весь советский 1953-й вместился в два дня. Думаю, что обращение проигравших схватку за власть к базирующимся в Афганистане радикальным исламистам за помощью – вопрос времени. Перед вчера еще «стабильной страной» маячит перспектива гражданской войны. И тем, кто искренне превозносит до небес путинскую стабильность (если такие еще сохранились), неплохо было бы посмотреть на происходящее в Узбекистане.

Подозреваю, что тамошние события ставят перед Россией и вполне практические вопросы. Если Узбекистан, крупнейшую региональную державу, охватят беспорядки, они тут же перекатятся и на соседние государства, обеспечивать безопасность которых Москва обязалась. Казалось бы, в прошлом году в ходе стратегических маневров «Центр-2016» наши Вооруженные силы как раз отрабатывали операцию вторжения в государство, охваченное гражданской войной. Одна беда, стремясь пострашнее ответить на усиление военного потенциала НАТО, Москва пошла на решительное сокращение численности состава 201-й базы в Таджикистане – нашего форпоста в Центральной Азии. Более того, из подчинения Центрального военного округа вывели две мотострелковые бригады, которые перебазируют поближе к западным границам. Тришкин кафтан российской обороны начинает трещать... Таким образом, смена жесткого авторитарного лидера в Узбекистане может вызвать эффект домино.

Источник: "Ежедневный журнал", 30 августа 2016,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.