Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.12.2015 | Нешкольная история

«Эх, хорошо в стране советской жить»?

Учебники 1940-1950-х и послевоенная жизнь

публикация:

Стенгазета


Автор: Анна Данилова. На момент написания работы ученица 10 класса гимназии №3 г. Владимира. Научный руководитель Вера Сергеевна Бузыкова. 2-я премия VIII Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век», 2007 год, Международный Мемориал

Школьные учебники – в своём роде очень интересные документы истории. В нашем школьном музее в разделе по истории школы 1940–1960-х годов экспонируется много учебников. Для моего исследования я отобрала учебное пособие по Конституции СССР для 7 класса.

Наибольший интерес у меня у меня вызвал учебник по Конституции СССР 1953 года выпуска. Вводная статья к учебнику заканчивается такими строчками:

«Человеческое счастье

Это ты нам, Сталин, дал,

Ты его в законе нашем

Буква в букву записал,

И с тобой наш ясный сокол,

Мы с дороги не свернём,

Мы в сердцах и на знамёнах

Конституцию несём!»

Уже сам пафос этих стихотворных строк – яркое свидетельство культа личности Иосифа Сталина и самого социалистического строя, закреплённого Конституцией СССР в 1936 году. По моему мнению, все главы, которые я опишу, являются очень противоречивыми, и некоторые даже очень далеки от реальности. Конечно же, я не могу судить об обстановке, которая была в то время, с такой же объективностью и точностью, как историки, но я постараюсь показать свои впечатления от прочтения данного учебника.
Все главы учебника по Сталинской конституции написаны на ярком контрасте жизни в СССР и странах капитализма, одной из которых раньше была и царская Россия.

Сталинская конституция показывает преимущества жизни в социалистической России и несправедливости конституций капиталистических стран и, прежде всего, США, Франции и Англии. Факты, которые приводит автор учебника в целях убеждения школьников в преимуществе жизни в СССР, вызвали у меня большое удивление. Так, в 5 части 11 главы учебника, посвящённой правам советских граждан, и в частности праве на образование, которого лишены дети США, на страницах учебника повествуется об ужасном состоянии большинства американских школ.
«В начальной американской школе восемь классов, в которых учатся дети от 6 до 16 лет. Все классы обычно ведёт один учитель. Вот описание одной из школ, взятое нами из американского журнала «Лук» за 1946 год:

«В одной классной комнате занимаются ученики всех восьми классов. Пока малыши читают вслух, старшие вынуждены чем-нибудь заполнять время. Продолжительность школьного дня определяется дневным светом, – когда становится невозможно читать, учительница закрывает школу. Электричество не проведено, и даже керосиновые лампы являются редкой роскошью, их зажигают только по особо торжественным дням. Дневной свет едва проникает в класс, здесь почти всегда царит полумрак. Зимой температура в комнате падает ниже нуля, школьники и учительница дрожат от холода. Водопровод и канализация отсутствуют. « …». Более двух миллионов детей учатся в подобных школах»

Боевых действий на территории США в годы Второй мировой войны не было. Эта страна стабильно развивалась. Наверное, в отдельных школах в негритянских кварталах были проблемы с материальным обеспечением школ, были там и беспризорные дети, которые нигде не учились, но чтобы миллионы американских школьников учились в таких ужасающе страшных условиях, какие приводит автор учебника – в это невозможно сегодня поверить. А вот советские школьники верили полностью, особенно сельские.
Отсутствием водопровода и канализации в школе сельских школьников тех лет было не напугать, да и отсутствием электричества тоже, и только отсутствие керосиновых ламп и дров для отопления печей могло окончательно убедить учеников 7-х классов в преимуществе учебы в СССР.

И совсем счастливыми, читая эти строки, чувствовали себя городские школьники, которые учились в школах, где были не только электричество и печки, но водопровод и канализация, тем более что ими большинство учащихся небольших городов могли пользоваться только в школе. Учёба в школе с такими коммунальными благами да ещё с разными учителями по предметам, а не с одним по всем, как в ужасно несчастной Америке, должна была убедить советских школьников в том, что они живут в самой счастливой и справедливой стране в мире. И их вера была искренней.

Очень заинтересовала меня в учебнике статья о «Свободе совести». И действительно, она оказалась не просто противоречивой, но и саморазоблачающей. В статье говорится о том, что «Советская власть декретом от 5 февраля 1918 года провозгласила свободу совести и отменила всякие ограничения, связанные с религией». Но тем же декретом советская власть отделила школу от церкви, лишив верующих права свободно воспитывать своих детей в духе православной или иной веры.
«Советская власть объединяет и защищает всех трудящихся независимо от их религиозных воззрений и их отношения к религии, – пишет автор учебника. – Советская власть не только не преследует граждан за то, что они верят в какую-то сверхъестественную силу, но и защищает верующих от гонений за религиозные воззрения».

И вот здесь автор не смог не только найти, но даже придумать, ни одного хоть сколько-нибудь убедительного примера строкам учебника. Но без примера нельзя.

В качестве примера в учебнике говорится о том, что советское правительство «разоблачило преступления немецких фашистов, грабивших и разрушавших церкви, глумившихся над религиозными чувствами верующих».

Но сегодня известно, что на оккупированных территориях немцы, наоборот, открывали церкви, разрешали вести службы, чтобы тем самым привлечь советских людей на свою сторону. Далее автор учебника говорит о том, что Сталин и коммунистическая партия не одобряют религию. «Темные верующие массы покорно терпят всякое угнетение, – пишет автор учебника. – Если бы советские люди слушались религиозных наставлений, они никогда бы не свергли угнетателей и не построили счастливой социалистической жизни». Автор учебника называет верующих «темной» массой и открыто противопоставляет «советских» людей этой массе. «Вот почему Сталинская конституция, – пишется в учебнике, – обеспечив подлинную свободу совести, предоставила всем гражданам и свободу антирелигиозной пропаганды, т.е. право бороться против всякой религии путем убеждения, пропаганды». Но это уже абсурд! О какой свободе совести может идти речь, если против верующих можно открыто бороться. Эти строки учебника свидетельствуют о том, что никакой свободы совести в СССР нет.
В другой статье учебника под названием «Советский суд и его задачи» говорится о том, что суд необходим советскому государству «во-первых, для борьбы с врагами Советской власти, а, во вторых, для обеспечения среди трудящихся новой социалистической дисциплины».

В качестве примера в учебнике рассказывается о том, как «в маленьком городке близ нашей западной границы в 1919 году появился землемер». Жил он тихо и спокойно со своей внучкой, и никто не знал, что этот Адам Адамыч, дедушка пионерки Тамуси, «был капитаном германской службы, матерым шпионом, переброшенным в Россию еще перед Первой мировой войной. Под полом его комнаты была спрятана маленькая радиостанция, с помощью которой он тайно передавал в Германию добытые им шпионские сведения». Однажды Тамуся поздним вечером застала дедушку за этим занятием. «Дедушка, что ты делаешь?!» – воскликнула она. Он бросился на внучку и задушил ее. По приговору Советского суда германский шпион был расстрелян» 3. Ни название городка, ни время совершения этого преступления не названы, что заставляет сильно сомневаться в его подлинности. Чем-то вся эта история напоминает легенду о Павлике Морозове, предостерегает школьников, чтобы они не были чересчур доверчивыми к своим родителям. Среди них могут оказаться «матерые шпионы». Трудно поверить, чтобы советские школьники действительно верили в то, что их родители могут быть врагами народа, но что у других могут, наверное, верили.

9 глава учебника называется «Политические свободы». Все части этой главы состоят из небольших частей. Первая часть – «Царская власть душила свободу». Кратко, ярко и показательно. Некоторые фразы, как, например:
«В старой России были особые чиновники, которые наблюдали за тем, чтобы никакие «вольные» мысли не проникали в печать», поражали меня, и я задавала себе вопрос: «А разве в СССР не было того же самого?»

В следующем абзаце автор описывает сами политические свободы и приводит статьи из Конституции. Одной из предоставлявшихся советским гражданам свобод, была свобода слова и печати (т.е. право выражать свои мнения устно и в печати). В моем понимании свобода слова это возможность выражать свои личные, собственные мысли, которые не зависят от чужого мнения. Но разве здесь все мнения не должны были быть направлены только на одно: на поддержку и восхваление коммунистической партии, ее идеологии и ее вождя товарища Сталина?!

В 10 параграфе 11 главы учебника под названием «Лживая буржуазная демократия», автор пишет:

«В каждой капиталистической стране издание газет и журналов сосредоточено в руках нескольких компаний крупнейших капиталистов, «королей печати», которые держат у себя на службе целые банды наемных разбойников пера» и могут таким образом распространять через печать какие им угодно взгляды, какую угодно ложь и клевету».

Так автор характеризует издателей капиталистических стран, но в третьем номере газеты «Работница» за 1953 год, хранящемся в нашем школьном музее, я на первых страницах прочитала статью под названием «Будьте бдительны», которая показывает мастерство советских разбойников пера.
«Нет такого преступления, – пишет журналист, – на которое не пошли бы империалисты и их презренные наймиты.

Об этом убедительно говорят чудовищные злодеяния разоблаченной в Москве шайки врачей-отравителей. Установлено, что участники этой террористической группы, используя свое положение и злоупотребляя доверием больных, преднамеренно, злодейски подрывали их здоровье, губили больных неправильным лечением. Жертвами этих извергов пали товарищи А. А. Жданов и А. С. Щербаков. Шайка презренных выродков, скрывавшихся под маской профессоров-врачей, в первую очередь старалась подорвать здоровье руководящих советских военных кадров, вывести их из строя и тем самым ослабить оборону страны. Установлено также, что все участники террористической шайки врачей являлись наемными агентами иностранных разведок, продали им душу и тело».
По-моему на международном конкурсе разбойников пера этот автор оказался бы в числе призеров. При цитировании данного автора даже мой компьютер подчеркнул слово «выродки», как бранное, которое нельзя использовать в литературном языке. Вот только ответных статей обвиняемых не было ни опубликовано, ни процитировано в данном номере журнала. «Враги народа» не имели права на свободу слова и печати в СССР.

Анализируя учебник конституции, я сделала для себя вывод, что автор учебника сам полностью зависел от той политической системы, в которой он жил. Отсюда такая путаница в изложении фактов, нелепость примеров, откровенная ложь. Он выполнял социальный заказ. Он имел одну полную свободу: без стеснения критиковать дореволюционное прошлое России, описывать ужасы послевоенного капиталистического мира. Он был обязан запугать советских школьников чудовищным положением простых людей на западе, их полным бесправием и нищетой. Отсюда все главы учебника построены на контрасте: сплошные преимущества жизни в СССР и полное бесправие и незащищённость людей в странах капитализма. Учебник был рассчитан на школьников, мнения, взгляды на жизнь которых еще не сформировались, которые были лишены какой-либо возможности узнать другую правду о свободе и несвободе в стране советов и сильнейших капиталистических странах. И в тоже время, читая учебник, я понимала, что если бы я жила в то время я, наверное, и сама бы верила всем приведенным в нём примерам и фактам. Уж очень красочно и ярко они расписаны. К тому же учебник проиллюстрирован рисунками, показывающими грандиозные стройки коммунизма, счастливых рабочих и крестьян, прекрасные советские санатории и курорты, больницы, библиотеки, школы и жилые новостройки. Они действительно завораживают.

Работая над темой «Эх, хорошо в стране советской жить?», я просмотрела и проанализировала многие документы экспозиции и архива нашего школьного музея послевоенного времени. Я считаю, что все они являются уникальными документами истории того времени, когда в СССР царствовала сталинская конституция, сталинская идеология, сталинский режим.

Я пришла к убеждению, что в СССР самой мощной индустрией была индустрия идеологическая. На современном языке, я назвала бы это идеологическим шоу бизнесом. Вся жизнь советской страны была охвачена этим бизнесом: наука и культура, медицина и педагогика, промышленность и сельское хозяйство, радио и печать.

При полном отсутствии влияния извне не поддаться влиянию этого идеологического напора, политического насилия было невозможно. И конечно, первыми жертвами этого идеологического бизнеса, гигантского политического давления были школьники. Все документы, о которых я рассказываю в своем исследовании, являются подтверждением.

Вера советских людей сталинского времени в счастливое коммунистическое будущее и реальный приход коммунизма была обеспечена вот этим «ноу-хау» товарища Сталина. Это заставляло народ забыть о своей плохой жизни, отодвигало ее на второй план, по сравнению с планами партии приблизить счастливое коммунистическое будущее. Возможно, что на документах нашего школьного музея, на рассказе о встречах с выпускницами нашей школы послевоенных лет, мне удалось показать весь миф сталинского времени, выраженного во фразе популярной песни советских школьников «Эх, хорошо в стране советской жить!».

Печатается с сокращениями









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Две родины Людвига Пшибло. Часть 2

Он часто вспоминал Польшу и родной язык. Он мог забыться и говорить по-польски, а потом спохватывался и продолжал по-русски. На улице жил поляк, так он ходил к нему специально поговорить на родном языке. Только вот страх никогда не покидал его. Боялся наказания непонятно за что и на старой, и на новой родине.

Стенгазета

Две родины Людвига Пшибло. Часть 1

Родины у него было две: Польша и Советский Союз. «Свой-чужой» – он был в этих двух государствах. Наверное, незавидная судьба была у Людвига Иосифовича Пшибло. Мы решили рассказать о его жизни, чтобы «оживить» историю, чтобы увидеть за словом «народ» живого человека.