Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.10.2015 | Колонка / Общество

«Холодная война» на пороге

Новый российско-американский конфликт неизбежно принял форму, характерную для первой «холодной войны». Все совпадает даже в деталях.

Ну и кто там говорил, что новая «холодная война» невозможна? В то время как российское телевидение демонстрирует бесконечный сериал, состоящий из съемок успешных бомбежек и победных реляций сирийских военных, в западной прессе публикуются совсем иные снимки. Кадры сожженных танков, которые Россия с таким трудом переправила в Сирию и передала асадовскому воинству. Командиры «умеренной оппозиции» (а именно на нее сейчас наступают иранские солдаты, отряды «Хезболлы» и правительственная армия) не стесняясь говорят о том, что бронетехника уничтожена новейшими американскими противотанковыми комплексами.

И вот «Нью-Йорк таймс» пишет о начале proxy-war (можно перевести, как «опосредованная война» или «война по поручению») между Россией и США.
Ангола, Мозамбик, Никарагуа… Во всех этих странах Москва и Вашингтон в 80-е годы прошлого века вооружали группировки, противоборствовавшие в бесчисленных гражданских войнах. Таким образом, две сверхдержавы выясняли отношения, не скатываясь в прямые военные действия друг против друга. Понимали, что непосредственная конфронтация чревата ядерной войной.

И вот сегодня новый российско-американский конфликт неизбежно принял форму, характерную для первой «холодной войны». Все совпадает даже в деталях. Появляется ощущение «дежа вю». Вот, например, газета «Вашингтон таймс» сообщила: высокопоставленные кубинские военные ведут переговоры о посылке своих военных специалистов в Сирию, так как те, мол, отлично умеют управлять российскими танками. Напомню, что именно кубинцы были главной ударной силой в наземных операциях в Анголе, Мозамбике, Никарагуа.

Добавим сюда и то, что дипломатия, точь-в-точь как в начале 80-х, становится все более «публичной». В том смысле, что представители конфликтующих сторон не видят смысла в непосредственном общении, а обмениваются оскорбительными замечаниями. Встреча между Обамой и Путиным на Генассамблее ООН, к проведению которой Москва просто вынудила Вашингтон, убедила американцев: такие контакты Россия использует исключительно для пропаганды, практического смысла в них нет. В результате Белый дом проигнорировал путинское предложение послать в США высокопоставленную делегацию во главе с премьер-министром (подозреваю, Медведева решили направить, чтобы можно было бы дезавуировать его обещания в случае необходимости). В ответ на такой афронт российский президент прилюдно сообщил, что у американских партнеров «каша в мозгах». За теми не заржавело. И вот пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест, комментируя отказ Вашингтона принять российскую делегацию во главе с премьером Дмитрием Медведевым, намеренно высказывается весьма оскорбительно: «Меня не удивило, что Владимир Путин, находясь в отчаянии, попытался отправить второе лицо в государстве в США, чтобы убедить нас присоединиться к ним. Однако реальность такова, что этот запрос проигнорирован». Глава Пентагона Эштон Картер идет еще дальше, заявляя, что Путин «окутал Россию саваном изоляции» от Камчатки до Средней Азии, от Кавказа до Прибалтики. При этом американский министр обороны фактически повторил знаменитую риторическую формулу фултонской речи Уинстона Черчилля. (Помните? «От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь континент, был опущен «железный занавес».) В 1946-м именно эта речь знаменовала собой начало той первой «холодной войны». Похоже, мы присутствуем при зарождении второй. Слова Картера не оставляют на сей счет сомнений: «Мы предпримем все необходимые шаги, чтобы сдержать вредное и дестабилизирующее влияние России, ее агрессию и принуждение». Тем, кто сегодня восхищается точностью российского бомбометания в Сирию, следует задуматься о его неизбежных последствиях…

Источник: "Ежедневный журнал", 15 октября 2015,








Рекомендованные материалы



Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.


Возвращение символа

Нет сомнений, что коррупция является одной из главных, если не самой главной проблемой Украины. Чиновничество этой страны, что называется, на корню куплено противоборствующими олигархическими кланами. И вот в страну вернулся человек, который пусть и потерпел поражение в этой борьбе в бытность одесским губернатором, но, по крайней мере, выиграл несколько сражений.