Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.10.2015 | Нешкольная история

Другая национальность. Часть 2

Отчество, которое пришлось скрывать всю жизнь

публикация:

Стенгазета


ЕЩЕ НА ЭТУ ТЕМУ:
Другая национальность
Автор: Перевалова Мария. На момент написания работы ученица 11 класса, МБОУ «Лицей №1» г. Усолье-Сибирское, Иркутская область. Научный руководитель Бубнова Нэля Владимировна. 3-я премия XVI Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал

Семья Шульц

Существовало много причин, по которым семьи, имеющие немецкие корни, оказались в России, Сибири. Впервые почувствовать национальную рознь мне помогла встреча с Августиной Рудольфовной Шульц (немецкое слово «Schulz» в переводе на русский язык означает «сельский староста». Шульцем называли старосту в немецких колониях на юге России). Возможно, родоначальник семьи Августины Рудольфовны Шульц являлся главой поселения или города, в котором проживали старшие поколения родных.

По воспоминаниям Августины Рудольфовны можно понять, «что семья Шульцев от своих родных оторвалась давно». О самом переселении их в Россию Августине Рудольфовне почти ничего не известно. По рассказам её отца, Рудольфа Эдуардовича, когда ему было всего три года, его родители переехали в Волынскую губернию. Об этом ему рассказывала его мать, а сам он ничего не помнил, был слишком маленьким.
Согласно свидетельству о рождении, которое хранится в семейном архиве, ее отец Рудольф Эдуардович родился 25 мая 1913 года в селе Голубно Ровенского уезда Волынской губернии.

Я обратила внимание на то, что свидетельство о рождении Рудольфу Шульцу выписали, когда ему исполнилось уже 20 лет, в то время он проживал в Омской области и там был зарегистрирован. Данное свидетельство выдано «Народным комиссаром внутренних дел СССР за № 4328, Шульцу Рудольфу Эдуардовичу родившемуся 20 мая 1913 года». Также в свидетельстве о рождении есть запись с указанием места «Ровенский уезд в селении Голубно Волынской губернии» и указаны, фамилии и имена родителей: «отец Шульц Эдуард Федорович и мать Шульц Елизавета Федоровна».

Таким образом, восстановлена родовая ветвь Щульцев в трех поколениях по небольшим документальным свидетельствам. Волнами с 1816 по 1864 год немцы переселялись на Волынь. Ныне все эти районы относятся к Украине.

Сегодня трудно установить, когда и почему родители Рудольфа Эдуардовича оказались в Волынской губерний, но, как вспоминает Августина Рудольфовна, из рассказов её отца Рудольфа Эдуардовича она поняла: «Жили они там хорошо, у них был свой огород, родители отца работали, у них было все, что необходимо для жизни».
В каком году, и по какой причине Шульцы приехали в Сибирь, в Омскую область, Августина Рудольфовна не смогла рассказать: «Отец ничего не рассказывал об этом, может, и не знал, а может, и боялся сказать».

Августина Рудольфовна родилась 11 апреля 1934 в селе Настойчево Марьяновского района Омской области (Марьяновский район находится на юге Западной Сибири в Омской области). Её отец Рудольф Эдуардович принадлежал большому семейству немцев − Шульц, а мать Таисия Васильевна (Николаенко − в девичестве) Шульц − была из украинской семьи.

С 1934 до 1948 года Августина Рудольфовна с родителями жила в селе Настойчево Марьяновского района Омской области.

В ходе своего исследования мне пришлось обратиться к ряду современных географических карт, попытаться найти месторасположения села Настойчиво, но, к сожалению, этого населенного пункта на современных картах найти не удалось. Предполагаю, что после коллективизации он был, покинут крестьянами и бесследно исчез с лица земли, как и многие малые селения.
В 1939 г. Рудольф Эдуардович Шульц закончил курсы комбайнеров  и в начале 1942 г. курсы механизации.

О том, что он закончил курсы механизации, «рассказывает» справка, найденная в семейном архиве. «Справка выдана Омской школой механизации сельского хозяйства от 2 марта 1942 года за №592. Подтверждает, что Шульц Рудольф Эдуардович, действительно, обучался в Омской школе механизации сельских хозяйств на отделении МТС с 14 октября 1940 года до 1 марта 1941». Перечитывая документ, обратила внимание, что наряду с основными предметами по специальности он изучал конституцию и военное дело. По всем предметам у него были отметки «хорошо» и «отлично», и по окончании курса Рудольф Эдуардович в 1941 году прошёл производственную практику при Курганской МТС (Машинно-тракторная станция —советское предприятие, предоставляющее сельскохозяйственную технику колхозам и совхозам) В данном документе также было указано, что Рудольф Эдуардович выбыл из школы в связи с привлечением в ряды Красной Армии. Но получается, что в Красную армию его не взяли, как «лицо немецкой национальности».
«Во время войны отца взяли в «трудармию», он работал на шахтах в Кузбассе», − об этом рассказала Августина Рудольфовна. Там он находился с 1942 по 1953 год, сначала он был просто работником в шахте, затем его перевели в автохозяйство шахты шофёром.

Воспоминания Августины Рудольфовны подтверждаются документами, которые были найдены мною. Массовый призыв немцев в «трудармию» был связан с постановлениями Государственного Комитета Обороны СССР от 10 января 1942 г. №1123сс “О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17 до 50 лет” и от 14 февраля 1942 г. № 1281сс “О мобилизации немцев-мужчин призывного возраста от 17 до 50 лет, постоянно проживающих в областях, краях, автономных и союзных республиках”. Данное постановление распространялось на всех мужчин немецкой национальности, и правительство не учитывало того, что они уже давно живут на территории государства, и эти люди и их дети родились на русской земле, наша страна являлась для них родиной. Отец рассказывал Августине Рудольфовне, «как он работал в шахте, как трудармейцы жили в холодных бараках, как по ночам примерзали к стенкам…».

В 1948 году к нему разрешили переехать семье. Когда же они приехали в Кузбасс, им пришлось столкнуться с новыми испытаниями. Августина Рудольфовна вспоминает: «Да, пусть снова мы теперь жили с папой, но было очень тяжело. Жили мы все в старом бараке, есть было нечего, денег не было, работать нам там не давали». И из-за тяжелых условий жизни в 1951 году Таисия Васильевна Шульц, мать Августины Рудольфовны, была вынуждена вместе с дочерьми Августиной и Валентиной вернуться в Омскую область, в поселок городского типа Любинский, где им было предоставлено жилье.
Рудольфа Эдуардовича с ними не отпустили, и он продолжал находиться в трудовой армии.

Когда Августина Шульц вместе с мамой и сестрой приехали в Омскую область, ей уже было 17 лет, и она пожелала остаться в Омске, чтобы работать и жить, но для этого нужна была прописка: «Мы пошли к начальнику паспортного стола, начальник, вроде, подписал разрешение, все чисто, гладко, мы пошли непосредственно в паспортный стол, там начали спрашивать: «как? зачем? почему?» И отказали. И пришлось мне худо-бедно начинать свою трудовую деятельность в своем рабочем посёлке Любинский». Августина Рудольфовна устроилась работать на почту, разносчиком телеграмм, только такую работу ей смогли предложить. И этой работе Августина Рудольфовна была рада, ведь это был хоть какой-то заработок, она теперь могла хоть как-то помочь своим родителям.

В 1953 году вернулся с Кузбасса и Рудольф Эдуардович. Но после возвращения в Омскую область, как вспоминает Августина Рудольфовна, «он каждую неделю ходил куда-то отмечаться. Что вот он здесь и никуда не делся». Скорей всего, местом, куда ходил отмечаться Рудольф Эдуардович, были спецкомендатуры, которые были созданы в целях обеспечения «государственной безопасности, охраны общественного порядка и предотвращения побегов спецпереселенцев с мест их поселения, а также контроля за их хозяйственно-трудовым устройством» в местах спецпоселения. Семья Шульц по-прежнему находилась на спецпоселении.
В посёлке Любинский Омской области Рудольф Эдуардович Шульц, начал работать шофером, позже ему удалось устроиться в кинотеатр мастером по ремонту киноаппаратуры, где он проработал до пенсии.

На местах работы за хорошие показатели его не раз награждали Почетными грамотами, однако в них почему-то вместо его немецких имени, отчества писали русские «Иван Фёдорович». Я считаю, что это связано с тем, что Рудольф Эдуардович не хотел, чтобы кто-то знал его настоящее имя, боялся, что из-за этого могут появиться новые проблемы.

Весной 1955 г. Августина Рудольфовна познакомилась со своим мужем Анатолием Васильевичем Волошиным и в этот же год в августе они поженились. Августина Рудольфовна уже работала в Любинской конторе связи, была телефонисткой и телеграфисткой. А Анатолий Васильевич был электромонтёром. В этом же году Анатолия Васильевича призвали в армию, и пока он служил, в мае 1956 у семьи Волошиных родилась дочь Лариса. После возращения Анатолия Васильевича, в 1962 году, − сын Борис. В 1966 они всей семьёй решили переехать в Ангарск. На вопрос, почему семья Шульц и Волошины решили переехать из Омской области в Ангарск: «Так как в нашем поселке Любинский, делать молодым было нечего, мы сорвались и приехали в Ангарск, здесь тоже начинали с нуля. Муж Анатолий Васильевич Волошин устроился на нефтехимический комбинат. А я пошла в отдел перевозки почты при вокзале, где проработала 23 года».

Отец Августины Рудольфовны, Рудольф Эдуардович, умер в 1980, а через пять лет не стало и матери Августины Рудольфовны, Таисии Васильевны.
В конце нашей беседы я спросила Августину Рудольфовну, как немецкая фамилия отразилась на её судьбе? «Конечно, отразилась и на моей судьбе эта фамилия. Помню, что наша деревня Настойчиво была разделена на две части, в одной стороне жили только немцы, а в другой − русские.

Когда мы пришли в школу, то русские ребятишки от нас, немцев, тоже отделились. Учителя же относились ко всем одинаково». Несмотря ни на что Августина Рудольфовна Волошина (Шульц) стойко перенесла испытания судьбы, что выпали на её долю, она не озлобилась, не потеряла веру в людей, в человеческое добро. Вместе с мужем Анатолием Волошиным они вырастили и воспитали сына и дочь, дали им достойное образование. Много трудились, жили честно.

Окончание следует.









Рекомендованные материалы


Стенгазета

«За что я отбывала свой невинный срок?» Часть 2

Я уверена, что узнать историю репрессий своей семьи и рассказать о ней было необходимо прежде всего для меня самой, для памяти о моих родных, для того, чтобы ничего подобного не случилось в будущей жизни. «Письмо» бабы Лизы заканчивается такими словами: «За что меня так строго наказали, нашлись люди осудить? За что я отбывала свой невинный срок?»

Стенгазета

«За что я отбывала свой невинный срок?» Часть 1

Известие о судьбе мужа и отца семья Вавиловых получила в марте 1943 года. Известие страшное, в которое невозможно было поверить: сообщалось, что рядовой Павел Михайлович Вавилов был осужден и расстрелян как изменник Родины. Если и был в чем-то виноват Павел Михайлович, так он уже за это был страшно наказан. Но все круги страданий предстояло пройти и его родным.