Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.03.2015 | Колонка / Общество

Кризис — честный парень

Несмотря на любовь к Путину, УралВагонЗавод несет потери

Кризис — честный парень. На наших глазах разваливается безупречная бизнес-модель, выстроенная руководителями «УралВагонЗавода» при третьем восшествии Владимира Путина. Модель эта незамысловата и эффективна: постоянная демонстрация неизбывной любви «простых трудящихся» к главному начальнику страны в обмен на постоянно растущий госзаказ все равно чего.

Началось все в момент предвыборного телеобщения с народом Путина-кандидата. Трижды в ходе телебдения слово получали представители монопольного производителя танков. Смысл их речей был чрезвычайно прост: царь-батюшка, мы за тебя хоть в огонь, хоть в воду. Приедем в Москву и проклятых бунтовщиков побьем. Но ты уж войди в положение, прикажи упрямому Сердюкову покупать наши танки.
Эта бизнес-стратегия (к ее выработке наверняка приложил руку Евгений Школов, некогда трудившийся вместе с подполковником Путиным в дрезденской резидентуре КГБ, а в ту пору возглавлявший совет директоров «УралВагонЗавода») немедленно дала замечательные результаты.

Минобороны тогда заявляло, что не видит никакой необходимости закупать новую бронетехнику. Вооруженные силы располагали избыточным количеством танков. Причем после углубленной модернизации танки Т-72 вполне могли выполнять боевые задачи. Закупать же Т-90, который навязывал производитель, эту, по выражению одного видного военачальника, 17-ю модернизацию Т-72, Минобороны не хотело. Но чудо случилось: через две недели после телеобщения Путина с народом, была опубликована статья кандидата в президенты, в которой он обещал закупить в течение ближайших 10 лет аж 2300 танков.

Ликованию «УралВагонЗавода» не было предела. Вот как любимый Путин В.В. понимает заботы простого человека! Ведь стоимость производства нового танка в разы выше модернизации старого. Именно тогда мне пришла в голову мысль, что цель программы перевооружения стоимостью в 20 триллионов рублей — вовсе не обеспечение Вооруженных сил необходимым количеством современных танков и самолетов. Цель — кормление ядерного путинского электората.

Однако платить гигантские деньги за Т-90 было уж совсем неприлично. Посему заводчане сообщили, что у них полным ходом идет работа над принципиально новой боевой платформой под именем «Армата». И вот три года нас кормили победными рапортами о том, как семимильными шагами приближается радостный миг серийного производства бронетехники, не имеющей аналогов в мире. Было объявлено, что новые танки будут впервые показаны на предстоящем Параде Победы.
Параллельно «УралВагонЗавод» старательно следовал своей бизнес-модели. «Оппозиции пришел конец. Три года назад мы были готовы приехать защищать Россию на танках. Теперь для всех этих навальных хватит крепкого рабочего словца», — только что грозил со сцены «Антимайдана» очередной рабочий «УралВагонЗавода».

Но, похоже, этой верноподданнической стратегии общения с заказчиком пришел конец. Потому что никакого серийного производства пока не будет. В интервью «Московскому комсомольцу» заместитель министра обороны Юрий Борисов посетовал: «Мы просчитались по''Армате''… деньги, заложенные на эти проекты, оказались недостаточными для обеспечения их нужного количества».

Поразительно, но далее заместитель главы военного ведомства пришел к точно такому же выводу, к которому лет за пять до него пришли Анатолий Сердюков и его начальник Генштаба Николай Макаров: «Оказалось, что можно меньшими деньгами дойти к той же цели. Сегодня можно сказать, что танк Т-72 за счет новых решений—бортовой аппаратуры, прицелов, управления, нового боеприпаса, новых методов обеспечения активной и пассивной защиты—поднимает боевую эффективность в разы по сравнению с его прародителем. И тогда, соответственно, включается принцип разумной достаточности». Что до «Арматы», то «нам нет необходимости разгонять этот проект сегодня».
Некоторое время назад я написал, что патриотизм — это последнее прибежище раздолбая. По словам Борисова, в результате напряженной работы … «Армата» оказалась в два с половиной раза дороже, чем планировалось. Именно во столько славные труженики «УралВагонЗавода» оценили свои камлания против оппозиции.

Теперь же они сообщают: будет выпущено всего лишь два десятка танков, которые поставят в феврале-марте. Именно они торжественно прокатятся по Красной площади 9 мая. А потом, сразу после парада, как поведал заместитель директора «УралВагонЗавода» по спецтехнике Вячеслав Халитов, партию вернут производителю для доработки, которая продлится до конца года.

Таким образом, нам покажут какие-то полуфабрикаты, которые потребуют серьезной доработки после двух месяцев весьма специфической эксплуатации — они ведь будут заняты в подготовке парада. Потом же их на целых три года отправят военным для опытной эксплуатации. Серийное производство должно начаться в 2018 году. Аккурат к президентским выборам, дабы поднять энтузиазм верных путинцев. Но, так или иначе, до того момента «УралВагонЗаводу» крупных денег не видать. И это в ситуации, когда РЖД, которое возглавляет личный друг Путина (а значит тот, кому нельзя приказать), прекратило закупку вагонов. В результате значительную часть работников уже отправили в вынужденный отпуск, поговаривают и о введении на заводе неполной рабочей недели. Не исключено, что та же судьба ждет и тех, кто производит танки. Так что, может быть, им придется использовать «крепкое рабочее словцо» отнюдь не по адресу оппозиции.

Источник: "Ежедневный журнал", 2 марта 2015,








Рекомендованные материалы



Почему «воруют сотнями миллионов»

Вспомним хоть Николая Павловича с горечью говорившего наследнику престола: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Однако что Николаю, что Путину идеальной системой руководства представляется пресловутая вертикаль власти — некая пирамида, на каждом ярусе которой расположены трудолюбивые и честные чиновники, которые денно и нощно реализуют спущенные сверху гениальные замыслы, вроде нацпроектов. Но по какой-то странной причине никак не удается подобрать нужный человеческий материал.


Дедовщины — нет, а расстрел — есть

Как показывает опыт, после таких трагедий следует поток заявлений от тех, кто стал жертвой насилия. И, что гораздо хуже, начинается эпидемия расстрелов, когда одетые в военную форму мальчишки вдруг видят в убийстве сослуживцев выход для себя. Так было в 1990-х и первой половине 2000-х.