Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

08.04.2014 | Колонка / Общество

Сотрудничество закончилось

Началось сдерживание

Еще вчера российские политики и политологи уверенно прогнозировали, что Запад скушает аннексию Крыма. Путин провел, мол, очередную безупречную военно-дипломатическую операцию: обменял отвод войск от украинской границы на молчаливое согласие западных государств с присвоением полуострова. Заиграно, пошли дальше. Оказалось, ничего подобного. Заседание министров иностранных дел стран НАТО завершилось принятием заявления, в котором говорится о приостановке как гражданского, так и военного сотрудничества России и альянса.
Прервав все связи, НАТО намерено сохранить возможность для диалога в рамках Совета Россия-НАТО от уровня послов и выше. Генеральный секретарь НАТО Расмуссен объяснил, что альянс хотел бы сохранить сотрудничество по Афганистану, включая транзит грузов по российской территории и поставки отечественных вертолетов в эту страну.

Если иметь в виду, что остальное сотрудничество сокращалось из года в год, наказание России со стороны НАТО можно было бы назвать символическим. Если бы не одно существенное обстоятельство: Североатлантический альянс все-таки остается военным союзом. И, заклеймив Россию как страну-нарушителя международных законов, страну, которая представляет угрозу европейской безопасности, НАТО естественным образом перешло к обсуждению военного сдерживания России. Это, прежде всего, помощь Киеву в организации собственной обороны. Предполагается интенсифицировать участие Украины в совместных военных маневрах. Страны НАТО берутся оказать все необходимое содействие в модернизации тамошней армии. Генсек НАТО не исключает даже развертывание на Украине мобильных групп военных советников.

Наконец, главное. Североатлантический альянс намерен вернуться к тому, чем он занимался все годы «холодной войны». А именно – к наращиванию военного потенциала стран альянса в Европе. Дело явно не ограничится посылкой дюжины истребителей в страны Прибалтики или разведывательными полетами вдоль границы. Министры дали поручение военным подготовить к ближайшему саммиту НАТО, который пройдет летом в Уэльсе, конкретные предложения по усилению военной мощи альянса. И это серьезно, если альянс после двадцати лет военных сокращений, снова будет наращивать военные силы в Европе. НАТО готово отказаться от некогда взятого на себя обязательства не размещать «существенных» воинских контингентов на территориях стран, вошедших в альянс после развала Варшавского договора и СССР. Вот уже польский министр обороны предлагает развернуть в своей стране американскую бригаду. А обычно вполне либеральный американский обозреватель Лесли Гэлб требует от Обамы не больше, не меньше, как развернуть в Прибалтике 50 или 60 новейших истребителей F-22, системы ПВО и наземные войска. Мало этого, он рекомендует США начать подготовку украинских добровольцев для ведения партизанской войны против российских войск, если они совершат интервенцию!
Хотелось бы верить, что в НАТО не зайдут так далеко, но подобные рекомендации говорят о градусе общественного раздражения.

Здесь вот, что любопытно. Долгие годы Путин и прочие доказывали: главная угроза безопасности нашей страны исходит от расширения НАТО, развертывания ее баз у российских границ. Все эти годы не было никакого развертывания. И вот сейчас Россия все получит по полной программе: военные базы на границе, наращивание войск альянса, включение новых стран в блок. И все в результате замечательной победы России в Крыму...

Источник: "Ежедневный журнал", 2 апреля 2014,








Рекомендованные материалы



Кто виноват

Всегда считалось, что два главных и, в общем-то, фатально неразрешимых русских вопроса это «Что делать?» и «Кто виноват?». В советские годы к ним почти на равных присоединялись еще как минимум два, по степени непреходящей экзистенциальной актуальности первые два даже, возможно, и превосходившие. Эти два вопроса были такие: «Кто последний?» и «Как ты после вчерашнего?».


За успех нашего безнадежного дела

«Мы, — говорят, — знаем, что вы в числе прочих подписали письмо, обращение, петицию в защиту таких-то и таких-то». «Ну да, — говорю, — подписал». «А скажите, почему вы это сделали?». Ох, какой интересный вопрос! Настолько простой, что даже и не знаешь, как бы так ответить, чтобы не получилось совсем лапидарно. Нет, не лапидарно не получается.