Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.01.2014 | Общество

Осень дворового хулигана

Итоги года 2013

Подводя итоги ушедшего года, официозные обозреватели как заведенные твердили о необыкновенных внешнеполитических успехах Кремля. Путин, мол, является безусловным мировым лидером. Куда до него всяким Обаме с Меркель. Российский начальник предотвратил иностранное вторжение в Сирию, обеспечил «ядерную» сделку с Ираном. Наконец, он практически в одиночку предотвратил уход Украины на Запад. Ради самих неразумных малороссов, не знающих, в чем их благо, Путин за каких-то 15 миллиардов  долларов (плюс снижение цены на газ) перевербовал тамошнего президента Януковича.

Какой-нибудь зануда, вроде меня, мог, конечно, вспомнить, что еще летом 2011-го американский сенатор Ричард Лугар предложил, чтобы Москва и Вашингтон выступили с совместной инициативой об установлении международного контроля над сирийским химическим оружием. Тогда сенатора послали подальше – Россия, мол, уверена в высокой ответственности сирийских властей, которые никогда не применят боевые отравляющие вещества. Через год с ответственностью Асада все стало ясно: сирийский режим уличили в использовании ОВ. Единственное, что российская дипломатия сделала замечательно, – так это вовремя вспомнила о забытой лугаровской инициативе, а затем прекрасно разыграла нежелание Обамы ввязываться в еще одну войну. Если кто и добился успеха на переговорах об иранской ядерной программе, так это сам Тегеран. Большая часть санкций международного сообщества была снята в ответ на обещание, нет, не прекратить, а всего лишь приостановить на полгода обогащение урана. При этом Иран сохраняет полный цикл обогащения, а отсюда следует, что тамошние власти могут вернуться к производству оружейных ядерных материалов. Наконец, украинская «победа» – самая показательная. Российские финансовые резервы пойдут на зарплату украинских, а не отечественных бюджетников. Но удивительно не это. Порой приходится нести издержки для достижения неких государственных целей. Но очевидным результатом путинской победы на украинском фронте стало то, что половина населения Украины возненавидела Россию, которая, по ее мнению, растоптала «европейскую мечту».

В этом, собственно говоря, и заключается главная особенность прошлогодних внешнеполитических побед – они не конвертируются ни во что положительное. Ни в увеличение инвестиций в российскую экономику, ни в приобретение новых союзников, ни даже в уважение и доверие к нашей стране. Ни даже в уважение лично к Путину.

Посмотрите, после всех замечательных успехов на международной арене зарубежные лидеры вовсе не горят желанием общаться с Путиным В.В. Более того, они его игнорируют. Президенты Франции и США, премьеры Канады и Великобритании, а также федеральный канцлер ФРГ, сославшись на занятость, уже заявили, что не поедут на Олимпиаду в Сочи. Олимпиаду, которая в глазах Путина давно уже не просто спортивный праздник. Она должна стать всемирной презентацией главного начальника России. Это путинский триумф, на который уже затрачено 50 миллиардов долларов. Но мировые лидеры решительно не желают участвовать в этом триумфе, брезгливо обходят его стороной. Можно ли после этого назвать Путина победителем?

Напомним также, что в середине прошлого года президент США отказался от проведения саммита с Путиным и заявил о намерении «взять паузу» в диалоге с Москвой. И это было одним из самых серьезных путинских поражений. Ведь российская внешняя политика была и остается «американоцетричной» – все мировые проблемы, отношения с другими государствами рассматриваются в Кремле через призму отношений с США. Вся российская политика является, по сути, реакцией на те или иные действия Вашингтона. И вдруг главный противник исчез, некому стало предъявлять обвинения в желании «подорвать стратегический баланс», не с кем стало обсуждать опасности, которые проистекают для России из американских планов развертывания системы противоракетной обороны и реализации концепции быстрого глобального удара. Осталось зачитывать эти претензии самим себе. Без всякой надежды, что это хоть кого-то заинтересует.

Оставалась еще возможность предпринять давно обещанные «адекватные» меры, впервые за четверть века попытаться создать новые угрозы США и НАТО. Если информация немецкой прессы правдива, то Москва попыталась это сделать, развернув оперативно-тактические комплексы «Искандер» в Калининградской области. Но как только в Вашингтоне коротко, но весьма внятно заявили о готовности обеспечить союзников необходимой защитой, Путин тут же отыграл назад, сообщив, что никаких решений о развертывании не принято вовсе.

Об отношениях с Евросоюзом и говорить нечего. Яростная борьба Москвы за Украину фактически сделала его (подозреваю против воли Брюсселя) геополитическим соперником России. Добавим сюда бескомпромиссную борьбу Кремля с «бесполой толерантностью», которая обернулась откровенным мракобесием. То, что Путин считает консерватизмом, способно отпугнуть любого, кто, может быть, и хотел бы из прагматизма укреплять отношения с Москвой.

Так получилось, что эволюция путинской внешней политики больше всего походит на историю дворовой шпаны. Помните, как лет восемь назад главный начальник рассказывал о мальчонке, который пришел во двор, держа конфету в потной ладошке и желая обменять ее на что-то существенное. То было время мечтаний об энергетической сверхдержаве. Под конфетой понимались энергоносители, на которые можно выменять все что угодно. Однако надежды на то, что энергоносители позволят диктовать волю всему миру, развеялись, как дым. Потом наш мальчонка стал обычным хулиганам и стал пугать соседей финкой. Выступая в Мюнхене, Путин угрожал новой «холодной войной» и новой гонкой вооружений. И вот сейчас хулиган постарел, сил хватает только на мелкие гадости. Тиранит близких да сыплет мусор соседям под двери. Но на это уже мало кто обращает внимание. Привыкли…



Источник: "Ежденевный журнал", 3 января 2014,








Рекомендованные материалы



Норма и геноцид

Нормальным обществом я называю то, где многочисленные и неизбежные проблемы, глупости, подлости, ложь называются проблемами, глупостями, подлостями и ложью, а не становятся объектами национальной гордости и признаками самобытности.


Свобода мелкими глотками

Урок фестиваля 57-го года — это очередной урок того, что свобода не абсолютное понятие. Что свобода осязаема лишь в контексте несвободы. Что она, вроде как и материя, дается нам лишь в наших ощущениях. Что свобода — это всего лишь ощущение свободы и не более того. А оно, это ощущение, было тогда. Нам не дали свободу, нам лишь показали ее сквозь дырку в занавеске.