Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.12.2013 | Современный танец

Революционное обострение

Столетие «Весны священной» в Берлине: юбилей отметили сенсационными премьерами

В истории более чем 200 постановок «Весны священной» Стравинского есть белые пятна. Одно из них — утраченный балет выдающейся немецкой экспрессионистки Мари Вигман. Соратница и ученица первого теоретика современного танца Рудольфа фон Лабана поставила «Весну священную» в 1957-м для берлинской Deutsche Oper. Именно эта послевоенная постановка, задолго до эпохальных спектаклей Йохана Кресника и Пины Бауш, стала для немцев тем, чем другой утерянный балет — «Весна священная» Вацлава Нижинского (1913) — для всего мира. Предметом гордости и пробелом в культурном самосознании, который давно пора было ликвидировать. Проблема, как и с «Весной» Нижинского, заключалась только в одном: при огромном количестве фотографий, рисунков и свидетельств современников — ни одной кинозаписи. Она, шутят немцы, возможно, была у Мориса Бежара (знаменитый хореограф выпустил свою версию двумя годами позже), но он ее никому не показывал. Осуществившей реконструкцию танцовщице и хореографу Хенриетте Хорн пришлось попотеть, выдавливая из учениц Вигман воспоминания. Из «мы балет не видели, мы его танцевали» удалось-таки извлечь пользу. После премьеры сначала в городах Оснабрюк и Билефельд (танцансамбли двух театров объединились для проекта) и следом в берлинском Radialsystem V в рамках грандиозного, посвященного юбилею «Весны священной» конгресса «Sacre. Tanz uber Graben» («Танец над траншеями») Хенриетту Хорн приветствовали как национальную героиню.

Ее «Весна» — это ритмичные магические колебания тел, образующих круги (женский кордебалет внутри мужского), и монументально вылепленная композиция. Гипнотизирующий сильными наклонами и мощными разворотами корпуса танец Избранницы, ведущей бой со смертью как шаманский диалог: в красном платье, мотающая головой с дредами, она, кажется, горит на костре. Все это вполне в духе Вигман — масштабно и многозначительно.

Извлечь из небытия постановку Вигман — событие, сомасштабное реконструкции «Весны священной» Нижинского, осуществленной в 1980-е Кеннетом Арчером и Миллисент Ходсон. Легендарная пара появилась на конгрессе в рамках другого, не менее сенсационного проекта. Инициатором его стала немецкий хореограф Саша Вальц, в 2011-м встретившая реставраторов с их «Весной» в Польше. Она и задала вопрос, который уже лет двадцать висит в воздухе: почему реконструкцию балета Нижинского еще ни разу не делали с танцовщиками contemporary dance, которым словарь «Весны» абсолютно органичен.

В отличие от Хорн, восстановившей каждую деталь балета Вигман, вплоть до веревки, которой опутывают Избранницу, и «тернового венца» на ее голове, Арчер, Ходсон и Вальц постановку Нижинского впервые «раздели», избавившись от костюмов Николая Рериха и представив процесс разучивания танцевального текста как «лекцию-показ». Результат вышел ошеломляющий. Арчер и Ходсон последовательно, сцена за сценой, прогоняли эпизоды балета с помощью танцовщиков в минималистских белых костюмах, позволявших по-новому взглянуть на хореографию, подвергшую в свое время тела «классиков» революционной деформации. Но и вольготно чувствовавших себя в лексиконе Нижинского артистов Вальц временами сбивала с толку сложнейшая ритмическая партитура. Все это несинхронное поведение рук, ног, головы, корпуса, когда все части тела направлены и движутся в разные стороны в железном, но абсолютно безумном порядке, справиться с которым могла только голова гения, — настоящая засада для танцовщиков любой школы по сей день.

Самой, правда, неожиданной реконструкцией текста Нижинского отличилась венский хореограф Кристин Гайг. Темой ее перформанса «De Sacre! Pussi Riot встречают Вацлава Нижинского» стал сравнительный анализ пластического поведения всех, включая охранников, участников акции в ХХС и текста «Весны священной».

Элементы перформансов 2012 и 1913 гг. Гайг связала так же вольно, как в собственных комментариях к проекту: Нижинского с психиатрией, психиатрию с Веной, Вену с акционистами, акционистов с Pussi Riot, а Pussi Riot с Нижинским. Точка. Узлы завязаны, революция продолжается.

Берлин

 



Источник: "Ведомости", 29.11.2013,








Рекомендованные материалы



Кто автор? или Монтаж персонажа.

«Все пути ведут на Север» – спектакль о том, что мы одиноки всегда и никогда. Это совместная работа бельгийского хореографа Карин Понтьес и труппы современного танца театра «Балет Москва». Карин не просто сочинила хореографию, а танцовщики ее исполнили, их творческие взаимоотношения строились сложнее.


Танцующая музыку

В России отсутствует непрерывная история развития современного танца. После декрета 1924 года запрещающего работу пластических студий современный танец в России перестал существовать аж до конца 80-х годов 20-го века. С этим связаны и особенности восприятия этого феномена российскими зрителями, у которых часто возникает непонимание и вопрос: «как современный танец смотреть?».