Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.08.2013 | Анимация

Человечность и так далее

Дюжина лучших фильмов фестиваля в Аннеси как двенадцать трендов современной анимации

1. Дигитальная анимация: «Пароль к подсознанию». Режиссер Крис Ландрет

Начнем с трех важных призеров этого года, снявших «человеческие истории» — компьютерную, кукольную и рисованную. И их успех показывает, что как бы анимация ни двигалась в сторону эффектных шоу или, наоборот, в сторону видеоарта, те нюансы человеческой природы, которые художник может описать языком анимации, всегда будут в цене.

Канадец Крис Ландрет получил «Кристалл Аннеси» этого года за очень смешное, самоироничное и неожиданное кино. Ландрет — знаменитость, примерно 10 лет назад он получил «Оскара» за трагический фильм про судьбу спившегося аниматора Райана Ларкина. Со своей бешеной компьютерной анимацией, превращающей людей в монстров, Ландрет всегда был больше склонен к кино скорее патетическому. И вдруг в новом фильме он рассказывает историю о себе. О том, как однажды на вечеринке он встретил некоего очень общительного знакомого (знатоки анимации видят, что это известный режиссер Джон Дилворт) и понял, что напрочь забыл его имя. Тут в паническом сознании героя начинает разыгрываться телеигра его детства под названием «Пароль», где появляются многочисленные знаменитости, пытающиеся как-то подсказать нужное слово. Причем в зале (да-да, в его голове есть и зал!) сидят главные поп-фигуры детства Криса (включая, например, персонажей с головами в виде писсуара или динозавра), а на сцене появляются гротескно изображенные идолы 60-х вроде Йоко Оно, Берроуза, Джойса и других, видимо, важных для детства Ландрета людей, включая его гигантских размеров маму. Все они уморительно пытаются натолкнуть смущенного и обалдевшего героя на отгадку, пока того не осеняет: Джон! И он снова обнаруживает себя на вечеринке, с восторгом повторяя Дилворту: «Да, Джон, конечно, Джон!» (Трейлер: https://www.nfb.ca/film/subconscious_password/clip/subconscious_password_clip)

Выбирая это кино, как бы прихотливо оно ни было сделано и в какие бы интеллектуальные игры ни играло, жюри в первую очередь выбирало точную человеческую историю, которую в данном случае лучше всего было показать именно средствами анимации. А как иначе развернешь перед зрителем тот истерический калейдоскоп, который каждый из нас крутит в голове в подобном случае?

2. Кукольная анимация: «Я — Том Муди». Режиссер Эйнсли Хендерсон

Собственно, этот фильм дипломника киношколы из Шотландии, получивший за последний год уже кучу призов по всему миру, берет тем же — он показывает нам историю человека, который пытается разобраться сам с собой. Только здесь нет нескончаемых эффектов и многолюдья, как у Ландрета, Хендерсон предельно лаконичен, но его куклы — застенчивый музыкант Том и он же, только в детстве, — даже на крупных планах играют как люди.

История такая: молодой певец и гитарист в сопровождении своего брата-клавишника выходит на сцену, но от страха не может петь. Перед ним встают ужасные воспоминания детства: например, отец, который сердится, что дети слишком робко и нестрашно поют про «ведьм Хэллоуина». В конце концов Том выдергивает из своей головы себя же — малыша с огромными печальными глазами, все время в смущении шевелящего пальчиками, — и садится с «собой» разговаривать, обещая, что смеяться никто не будет — петь про ведьм Хэллоуина тоже больше не придется.

Трейлер: https://vimeo.com/46152753

3. Екатеринбургская школа: «Обида». Режиссер Анна Буданова

Дебютное рисованное кино единственной российской участницы конкурсной программы, снова о том, что происходит внутри человека. Речь в фильме о толстой девочке, которую все обижали. В детстве ее обида на злых мальчишек превратилась в маленькое гадкое существо; этот тролль так и рос вместе с ней, подпитываясь другими обидами. А к старости героини стал властной огромной старухой с жидкими косицами.

То, как маленькая толстуха в новогоднем костюме зайчика последняя ждет подарка от Деда Мороза (на дне мешка завалялась лишь морковка), как она — неуклюжая девушка — плачет злыми слезами о том, что понравившийся парень укатил на катке к другой, как она — старушка — теряется, когда молодая мамаша отгоняет ее от коляски с орущим ребенком, не давая его успокоить, понятно каждому. И то, как большая Обида хватает несчастную на ручки и утешает, баюкая, тоже всякий испытывал.

Знатоки анимации в этом фильме сразу видят его родителей: это нарисованные в близкой манере «Девочка-дура» Зои Киреевой, снятая на той же екатеринбургской студии «А-фильм» в 2006 году (и тоже в свое время получившая в Аннеси приз за лучший дебют), и «Подарок» Михаила Дворянкина, снятый там же в 2010-м. Это хорошая родословная, ее не стоит стесняться или говорить о повторении или подражании. Скорее речь тут следует вести о том, что в нашей анимации, главным образом живущей сказками, есть и особенная екатеринбургская линия, рассказывающая тонкие и в то же время универсальные человеческие истории.

4. Формализм: «Постороннесть». Режиссер Пауль Венингер

А теперь — об экспериментальном кино. В этом году его было немало, но наградили только одно: австриец Пауль Венингер, танцор и хореограф, снял дебютную ленту как фильм-путешествие, сложив его из множества кадров, где в центре — он сам. Так и получается, что Пауль медленно, походкой зомби, идет, садится, встает, берет предметы, а вокруг него с дикой скоростью несется жизнь, меняются люди, пейзажи, после рынка он оказывается в пустой комнате, стены меняют цвет, дом наполняется людьми и предметами и снова пустеет, на герое сменяется одежда, он берется за пылесос. Но что бы ни происходило вокруг, он кажется одиноким и отрешенным, не замечающим жизни.

Ясно, что Паулю приходилось часами для съемки стоять неподвижно и точно помнить положение тела, перемещаясь в следующий пейзаж (тут пригодились его навыки танцора). А формальный прием позволил ему создать меланхолический философский фильм, открытый для толкований. Кстати, в Аннеси был еще один фильм, построенный на формальном приеме, без истории, но в то же время дающий пронзительное ощущение причастности: китаец Лей Лей, всегда снимавший развеселое музыкальное кино, сложил фильм из выброшенных на пекинскую свалку фотографий, разобрав их по темам. И мы увидели, что китайцы, так же как и все мы, остаются в памяти близких купальщиками на берегу моря, скованными туристами на фоне дворцов, сидящими за накрытым столом в веселой компании или с серьезным лицом — под официальным портретом.

5. Буря и натиск: «Глория Виктория». Режиссер Теодор Ушев

Канадец Теодор Ушев снимает свои фильмы на границе абстрактного кино. Его последний фильм в трилогии, посвященной взаимоотношениям искусства и власти, снова использует русскую музыку. В первом фильме «Башня Бохер» он накладывал музыку Свиридова на образы русского авангарда, второй, «Друкс Флюкс» с музыкой Мосолова, был вдохновлен Маркузе и индустриальной архитектурой. Последний фильм Ушева, несущийся под все увеличивающую напряжение главную тему Седьмой симфонии Шостаковича, говорит об эскалации ненависти. Размашистая живопись режиссера отсылает и к образам авангарда, кубизма и экспрессионизма, он цитирует «Гернику», но это фильм не об истории искусства. Падающая на нас лавина образов «Глории Виктории» сделана почти без анимации, а главным образом с помощью монтажа. Свое яростное кино Ушев превращает не в рассказ, а в способ передачи энергии, но нет никакого сомнения в том, что источником этой ярости была сегодняшняя жизнь, та ненависть, которая питает общество во всем мире, не обходя стороной ни Канаду, ни Россию, с которой так сильно связано искусство этого режиссера.

Трейлер: https://www.nfb.ca/film/gloria_victoria/trailer/gloria_victoria_trailer

6. Сюрреализм: «Дело треугольников». Режиссер Андрес Тенусаар

Эстонские кукольники со студии «Нуку-фильм» не перестают удивлять своим сюрреалистическим кино. Больше так никто во всем мире не снимает, а у них — целое направление, вспомните хоть недавний сумасшедший фильм Матти Кютта «Песня небес», в котором сюжет закручивался вокруг школы, где Фрейд воспитывал небесных почтальонов. Тридцатипятилетний Андрес Тенусаар, придумав город, где живут вороны и люди с руками на месте голов, строит на углах и треугольниках необъяснимую историю, полную мистики и многозначительных символов. Главная новость в том, что вместо обычно задумчивого эстонского кино перед нами энергичный сюр-мюзикл с отличной хореографией.

7. Изящные искусства: «Ab ovo». Режиссер Анита Квятковска-Накви

Польская дипломница получила приз за изящно придуманное и отличное сделанное пластилиновое кино. Вращая беременную женскую фигуру, Анита через специальное «окошко» в спине показывает постепенный рост ребенка в животе матери. Главная прелесть этого фильма именно в мастерстве художника-аниматора, в нежности пальцев, обнимающих грудь и поддерживающих живот, в точности женской позы и движений, благодаря которым такой условный научпоп-прием вызывает у зрителей сентиментальные чувства.

8. Трэш: «Панды». Режиссер Матус Визар

Фильм еще одного дипломника, теперь из Словакии, — это как раз классический вариант отвязного и стебного кино, которого сейчас много и за которое все так любят студенческую анимацию. Отличие «Панд», выбранных и в Канны и уже не раз награжденных, в том, что режиссер не только повеселился, но и придумал внятный сюжет. Речь идет о том, что вымирает все, что движется и борется, а венцом и неизменным итогом эволюции становятся панды, которым все по фигу, им бы только бамбук жрать. Кстати, это был не единственный фильм про панд на фестивале.

9. Сплэттер: «Самые тупые способы умереть». Режиссер Джулиан Фрост

Австралиец Джулиан Фрост снял отличный вирусный ролик по заказу метрополитена. Здесь разрезанные на куски, сгоревшие, прокрученные в стиральной машине и съеденные дикими животными веселые существа приплясывают и поют песенку о том, что есть множество способов глупо умереть. Джулиан отлично использует самый мягкий вариант саркастических мультфильмов с расчлененкой, какие во множестве делают молодые аниматоры и обожают смотреть подростки.

10. Док: «Потому что я девочка». Режиссеры Рай Ягник, Мэри Матесон, Хэмильтон Шона

Этот классический трогательный ролик английской социальной рекламы использует находки популярного сегодня жанра документальной анимации. Речь идет о возможности девочкам из бедных стран получать образование. Хорошенькая черная девушка говорит, как бы она хотела учиться, выйти замуж по любви и работать, помогая своей семье, — «потому что я девочка». Но учиться мне не дадут, скоро выдадут замуж, и я буду рожать детей, пока не умру, — «потому что я девочка».

11. ТВ-продукция: «Место на метле». Режиссеры Ян Лахауэр, Макс Ланг

TV-special, снятый в Англии по знаменитой детской книжке Джулии Дональдсон с иллюстрациями Акселя Шеффлера о симпатичной ведьме, ясно показывает нынешний главный путь развития детской анимации. На получасовых спецпроектах для телевидения не экономят, и в последние годы лучшими детскими фильмами как раз и признавались вот такие — снятые в Англии милые компьютерные трехмерки по детским книжкам: «Груффало» или «Потерять и найти». Кстати, в этом году в Аннеси было еще два заметных детских спешела — новая версия легендарного английского «Снеговика» (у мальчика теперь появилась и снежная собачка) и «Морозко», снятый давно живущим во Франции российским режиссером Юрием Черенковым.

Вот фильм: https://video.sibnet.ru/video1012826-R_R_S_S_R__R_R__R_R_S_R_R___R_R_S_S_R_R__R_R__R_R_R_R_R_R_/

12. Панк-минимализм: «KJFG № 5». Режиссер Алексей Алексеев

Фильм с диким и необъяснимым названием, снятый российским режиссером Алексеем Алексеевым, давно захватил интернет, имеет многочисленных подражателей, а также авторские разработки сюжета в виде сериала, музыкального клипа, ТВ-бамперов; уверяют даже, что готовится полный метр. Двухминутное дуракаваляние «KJFG № 5» в этом году по опросам зрителей признано самым смешным фильмом за 50 лет существования фестиваля в Аннеси, и, надо сказать, это один из самых успешных проектов, которые я знаю. Фильм, сделанный быстро, на коленке, для собственного удовольствия, превратил Алексеева в одного из самых узнаваемых и востребованных режиссеров мира, на которого престижные предложения сыплются без остановки. Впрочем, пока Алексеев остается верен своему имиджу раздолбая и за блокбастеры американских студий не берется.



Источник: Colta, 18 июня 2013,








Рекомендованные материалы



Эмиграция, депрессия и бодипозитив

Главными сюжетными лейтмотивами фестиваля были космос и связь с матерью через пуповину, оба они сошлись в главном российском хите фестиваля – фильме Константина Бронзита «Он не может жить без космоса». Начиная со второго фестивального дня, как только на экране появлялся космонавт или пуповина, зал принимался хохотать даже, если предмет фильма был серьезным.


Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.