Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.01.2006 | Колонка

Очередной ответный удар

В истории с захватом ялтинского маяка украинские власти ведут себя, как владелец квартиры с квартиросъемщиком

Вся история с захватом украинскими гидрографами ялтинского маяка, разумеется, не имеет никакого отношения ни к осуществлению безопасности мореплавания, ни к правам арендатора и собственника. Представители Главного штаба ВМФ России явно преувеличивают угрозу, рисуя кошмарный сценарий полного отключения зловредными украинцами всех крымских маяков (очевидно, также после их захвата). При всей нелюбви к Черноморскому флоту Киев вряд ли рискнет остановить ночное судоходство в районе Крыма. И, конечно, он лукавит, когда заявляет, что ни о каком захвате речи быть не может, так как маяк находится на украинской территории и является государственной собственностью. Как будто не существует такого института, как аренда.

По сути дела украинские власти ведут себя, как владелец квартиры, не поладивший с квартиросъемщиком. Воспользовавшись отсутствием жильца, они вознамерились выбросить его вещи из квартиры и врезать новые замки. И пусть потом несчастный доказывает, что исправно платил за жилье.

Сейчас представители Черноморского флота доказывают, что в приложении II к соглашению о разделе флота злосчастный маяк фигурирует под аббревиатурой «Я-13» в перечне объектов, переданных в аренду ЧФ. Замечу, что отдельное соглашение по гидрографическим объектам так и не было подписано. Спор об этих объектах идет уже не первый год, и украинская сторона время от времени отсуживает себе где буй, где бакен.

Повторюсь, к нормальной межгосударственной тяжбе происходящее в Крыму никакого отношения не имеет. В условиях острейшего политического кризиса, намеренно спровоцированного «газовым скандалом», украинским властям ничего не оставалось, как нанести ответный удар. Только для того, чтобы продемонстрировать, что и они могут сделать России гадость.

На самом деле, можно будет только радоваться, если Киев ограничится ялтинским маяком. Ведь у него есть еще несколько возможностей «ущучить» Россию. Скажем, в военных кругах некоторое время назад активно обсуждалась возможность того, что в отместку Кремлю американские и натовские спецы будут допущены на станцию Системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), которая до сего времени находилась в совместном российско-украинском пользовании. Американцы, конечно, были бы рады узнать тайны российской противоракетной обороны. Наконец, украинские предприятия могут отказаться от гарантийного обслуживания российских тяжелых ракет, которые пока что составляют основу нашего ядерного потенциала. Надо сказать, что большинство этих ракет давно выслужили свой срок, и командованию вместе с представителями украинского завода-изготовителя приходится регулярно его продлять.

Но вот, собственно, и все. Как видим, по любым раскладам Украина может причинить России куда меньше неприятностей, чем Россия Украине. Но, в любом случае, складывающаяся в результате система взаимоотношений не слишком радует.

Некогда СССР играл с США в так называемую игру с нулевым счетом, в том смысле, что всякая неприятность противника автоматически рассматривалась как собственная удача. Вести подобную игру с соседним государством, с которым страна связана и многовековой историей, и общей традицией, все равно что стрелять себе в ноги.



Источник: "Ежедневный Журнал", 16.01.2006,








Рекомендованные материалы



Все, что шевелится

Механизм державной обидчивости и подозрительности очень схож с тем, каковые испытывают некоторые люди — и не обязательно начальники — при соприкосновении с тем явлением, которое принято называть современным искусством. Это искусство вообще и отдельные его проявления в частности непременно вызывают прилив агрессии у того, кто ожидает ее от художника. «Нет, ну вот зачем? Нет, я же вижу, я же понимаю, что он держит меня за дурака».


Ширма с драконами

В те годы, позже названные «хрущевским десятилетием» или «оттепелью», государственный агитпроп при неформальной поддержке некоторых прогрессивных деятелей литературы и искусства, дерзко требовавших убрать Ленина с денег, потому что он для сердца и для знамен, изо всех сил раздувал какую-то особую, какую-то прямо роковую актуальность Ленина и всего, что было с ним связано.