Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.02.2013 | Книги

Личное усилие

Бэкон интересует автора как художник, зачарованный силой и болью, страстью и смертью, в каком-то смысле — единомышленник

Издательство Ad Marginem продолжает активно популяризовать в России американо-французского писателя Джонатана Литтелла. После эпического романиста ("Благоволительницы") и вдумчивого репортера ("Чечня. Год третий") Литтелл предстает в неожиданной ипостаси искусствоведа. Его книга о британском живописце — совсем свежая: по-французски она вышла в 2011 году. В названии ее — легкое кокетство. Триптих был главным жанром, в котором работал Фрэнсис Бэкон. Его персонажи, сцены постоянно шли тройками, требовали внимательного перехода от одной картины к другой, тренировали навык постепенного чтения.

Собственно, в этом главная цель Литтелла — научиться "читать" бэконовские картины, выявить, как он сам говорит, их "грамматику".

Его собственный "триптих" — три эссе, отмечающие поступательное вовлечение в бэконовский язык. Здесь есть даже своего рода сюжет. Литтелл бродит по абсолютно пустому Прадо, где проходит ретроспектива Бэкона, в компании искусствоведа и старой подруги художника Мануэле Мене Маркес. Она как бы вводит писателя в мир Бэкона, а затем оставляет его там одного.

Книга Литтелла — это, конечно, не профессиональное искусствоведение, а некое личное усилие понимания (впрочем, с опорой на множество авторитетных предшественников).

Бэкон интересует его как художник, зачарованный силой и болью, страстью и смертью, в каком-то смысле — единомышленник. И из-за постоянного акцентирования этой стороны анализ будто бы немного уплощается: он хочет представить художника чем-то вроде великого злодея, метафорического убийцы, но в первую очередь потому — что собственный литтелловский метод направлен на описание именно таких фигур. Впрочем, поза эта работает как некий стимулятор, и Литтелл, правда, делает у Бэкона множество интересных маленьких открытий. Одно из самых любопытных: попытка посмотреть на отказ Бэкона от иллюстративности, подражательности ради страшного "внутреннего реализма" — как на некое подобие поворота от реалистической позднеантичной живописи к иконе. Если сравнивать с недавно выходившим по-русски исследованием Жиля Делеза "Фрэнсис Бэкон. Логика ощущения", книге Литтелла немного не хватает полета, виртуозности, но следовать за ним по бэконовским картинам, безусловно, интересно. Особенно учитывая, что большая часть работ, о которых он пишет, приведена в иллюстрациях.



Источник: Журнал "Коммерсантъ Weekend", №4 (298), 08.02.2013,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
29.04.2019
Книги

Антропология мужика

Действие книг Сенчина разворачивается в XXI-м веке, героями становятся офисные рабочие, установщики стеклопакетов, офицеры запаса — в общем, мужчины от тридцати до пятидесяти, разочарованные в жизни, потерявшие ориентиры из-за развала Союза или бытовых неурядиц, любители заложить за воротник и выкурить в одиночестве папиросу.

Стенгазета
08.04.2019
Книги

Самый что ни на есть первый

В «Отделе» кроется хитрость: на самом деле роман не второй, а самый что ни на есть первый, так же напечатанный в «Волге» аж три года назад. В книге легко просматривается сальниковский стиль: герои, несмотря на жестокость, выглядят нелепыми и смешными, а реальность периодически сбоит и удаляется от нормы.