Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

08.02.2013 | Книги / Литература

Пессимистически веселая нота

В абсолютной частности письма у Соковнина, может, и хочется, но не получается увидеть сопротивление режиму и миру

Наиболее полное на сегодняшний день собрание замечательного андерграундного прозаика и поэта. Хотя сборник и издан в серии "Библиотека московского концептуализма", к течению этому Михаил Соковнин имеет отношение очень касательное, разве что по кругу общения — Эрик Булатов, Олег Васильев, Всеволод Некрасов. Некрасов написал предисловие для предыдущего сборника 1995 года (здесь оно перепечатано), а магнитофонная запись, сделанная Васильевым, стала главным источником новообретенных, до сих пор не печатавшихся текстов. Впрочем, и андерграундным автором называть Соковнина как-то неловко, это подразумевает продуманный нонконформизм. С ним — по-другому.

Тексты Соковнина — дело абсолютно частное. Они — продолжение дружеского разговора, с повторением компанейских шуток и выражений.

Эти вещи будто бы не очень предназначены для сторонних читателей. Такая кружковость ощущается, с одной стороны, очень шестидесятнической, а с другой — отсылает куда-то в XIX век, к любимым Соковниным пушкинским временам.

В абсолютной частности письма у Соковнина, может, и хочется, но не получается увидеть сопротивление режиму и миру. Скорее, то, что в них есть — это апология героической пассивности, сдачи и гибели. Несколько раз повторяющийся девиз этих текстов: "Есть особенный смысл в том, чтобы не есть, но есться".

Это пессимистическое, жертвенное содержание тем более удивительно, что Соковнин — автор очень светлой, искренне веселой ноты.

Возможно, дело тут в предчувствии смерти. Он умер в классическом 37-летнем возрасте, и все тексты в этой книге умещаются примерно в десять лет — с середины 1960-х по середину 1970-х. Тексты эти — маленькая повесть, несколько забавных поэм и абсурдистских пьес, прекрасные стихи вроде таких: "О погоде погадай, // о погоде. // О погоде и природе, // о природе. // О природе и приросте, // о приросте. // О приросте и приплоде, // о приплоде и погоде; // о погосте". Главное же — небольшой прозаический цикл "Вариус", пунктирная биография персонажа, единственная вполне определенная черта которого — тяга к игривому самоудалению из жизни.



Источник: Журнал "Коммерсантъ Weekend", №3 (297), 01.02.2013,








Рекомендованные материалы



Праздник, который всегда с нами

Олеша в «Трех толстяках» описывает торт, в который «со всего размаху» случайно садится продавец воздушных шаров. Само собой разумеется, что это не просто торт, а огромный торт, гигантский торт, торт тортов. «Он сидел в царстве шоколада, апельсинов, гранатов, крема, цукатов, сахарной пудры и варенья, и сидел на троне, как повелитель пахучего разноцветного царства».

Стенгазета
04.03.2019
Книги

Пророки и пороки

«Пророки» - детектив о поиске убийцы, «Логово снов» - расследование причины таинственной сонной болезни. Неожиданно здесь то, что сюжет отходит на второй план. «The Diviners», лишь притворяясь чтивом о героях со сверхспособностями, на деле становится увлекательным путеводителем по миру Америки двадцатых годов.