Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.12.2012 | Колонка / Общество

Гарантии против гарантий

О встрече министров иностранных дел стран НАТО

Главной темой состоявшейся на прошлой неделе в Брюсселе встречи министров иностранных дел стран НАТО стало размещение на территории Турции зенитных ракетных комплексов (ЗРК) Patriot, которые должны будут перебазироваться в район турецкой границы с Сирией из Германии и Нидерландов – единственных европейских стран, располагающих мобильными версиями ЗРК. Усиление турецкой системы противоракетной обороны уже стало предметом критических высказываний со стороны российского президента Владимира Путина, который в ходе своего визита в Турцию вспомнил чеховское ружье, которое в конце пьесы обязательно должно выстрелить.

Прилетевший из Анкары в Брюссель российский министр иностранных дел Сергей Лавров, который собирался обсуждать дальнейшее сотрудничество в рамках совета Россия-НАТО, в ходе неформальных переговоров с генсеком НАТО Андерсом Фогом Расмуссеном также поднял тему отправки ЗРК в Турцию. В ходе пресс-конференции, состоявшейся по итогам переговоров, Лавров заявил, что, признавая право альянса на защиту одного из своих членов, Россия, тем не менее, выражает озабоченность наращиванием количества вооружений в непосредственной близости от вооруженного конфликта между правительством Сирии и сирийской оппозицией. Кроме того, российский министр дал понять, что никаких целенаправленных обстрелов турецкой территории Сирия не предпринимала.

Очевидно, российский МИД опасается повторения ливийских событий, а отправку в зону конфликта зенитно-ракетных комплексов расценивает как первый шаг, после которого в воздушном пространстве Сирии будет объявлена беспилотная зона.

Однако генсек НАТО и на брифинге для российских журналистов, который он провел накануне своей встречи с Лавровым, и на пресс-конференции по итогам этой встречи подчеркнул исключительно оборонительный характер операции. Системы противоракетной обороны будут использоваться только для защиты турецкой территории и турецкого населения, и никак иначе. Положение об оборонительном характере отправки комплексов Patriot в Турцию вошло в заключительное коммюнике встречи министров, а тот факт, что они не будут использоваться для создания беспилотной зоны, был удостоен отдельного абзаца. Важно это еще и потому, что в Голландии и Германии, которые должны послать свои войска в Турцию, требуется парламентское одобрение операции. И парламенты одобрят именно оборонительную операцию.

Возвращаясь к пресс-конференции Лаврова, стоит отметить вопрос, заданный корреспондентом арабского телевидения, о том, может ли Россия гарантировать, что сирийское правительство не станет применять химическое оружие. На это российский министр разразился длинной тирадой, общий смысл которой состоял в том, что Сирия даже не рассматривает и никогда не рассматривала возможности применения оружия массового поражения, которым располагает, и что запасы этого оружия прекрасно охраняются и контролируются.

Прозвучало это очень категорично и безапелляционно, так что глава российского внешнеполитического ведомства фактически публично дал гарантии того, что химическое оружие в Сирии ни при каких обстоятельствах применено не будет.

Одним словом, гарантии против гарантий. Вот только гарантии генсека НАТО, данные в присутствии министров иностранных дел Германии и Нидерландов, которые непосредственно отправят свои войска в Турцию, выглядят, мягко говоря, несколько более весомо, чем гарантии российского министра, который ставит репутацию – свою и своей страны – на Башара Асада.



Источник: "Ежедневный журнал", 06.12.2012г.,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.