Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.07.2012 | Театр

Валли и клерки

Последний спектакль фестиваля «Другой театр из Франции»

Ровно четыре года назад на фестивале «Другого театра», вот так же организованного Театром Наций вместе с Французским институтом в России, мы впервые увидели компанию «111».  Тогда маленький «физический» спектакль Фила Солтаноффа и Орельена Бори показывал «План Б». Оказывалось, что  этот самый резервный «план Б», вступающий в силу, когда не удается «план А», имеет в виду, что «А» – это наша обычная жизнь, хождение по полу под действием силы тяготения. И потому в спектакле четверо артистов в костюмах офисных клерков со страшно деловитым видом выделывали что-то невероятное прямо на отвесной стене, будто никакой гравитации не существует. Это было похоже на танец магнитов на холодильнике.

На этот раз Орельен Бори в спектакле «Беспредметно» рассказывает о встрече двух деловых мужчин с живущим собственной жизнью гигантским роботом — эффектной серебристой машиной, похожей то на зубоврачебное кресло, то на нефтяной насос. 

Рассказывая о своей постановке, Бори объяснял, что его особенно интересовала та грань, которая отделяет живое от неживого, машину, все более склонную очеловечиваться от человека, все больше превращающегося в робота. Его спектакль начинался с того, что машина, закрытая чехлом из черного полиэтилена долго шевелилась в полутьме, вызывая в памяти сказки об оживающих чудовищах, а потом являлись люди, стягивали пленку, и начинали с ней взаимодействовать — ездить, летать на ее движущихся частях, прятаться и нападать.

Признаться, мне затянутое и не слишком внятное «Беспредметно» нравится меньше, чем легкий и энергичный «План Б». И, прежде всего, мне непонятно его содержание — не философское, про «живое-неживое», а вполне конкретное: зачем эти люди пришли, что они от робота хотят и какие у них с ним взаимоотношения: враги они или друзья и что именно происходит между ними в течение спектакля. Все эти вопросы было бы интересно обсудить с режиссером, а пока в спектакле видны возможности для любых трактовок, немало обрывков  так и не додуманных ходов и множество остроумных  пластических трюков, смотреть на которые — одно удовольствие.

Машина шипит, гудит и урчит, она то выдвигает свой «кран» вверх, то поднимает им с пола панели. Она то похожа на полезный механизм, а то вдруг вытягивает «шею» и внимательно смотрит глазами-фонарями в зал и даже склоняет набок прямоугольную «голову», как прислушивающаяся собака.  В этот момент она становится похожа на Валли из пиксаровского мультфильма — робота-мусорщика, самую обаятельную и одушевленную машину, какую мне приходилось видеть.

Иногда кажется, что гигантский прибор гоняет или дразнит глупых человечков: валит их с ног, поднимает вверх, запирает в ящичке и этот самый ящичек раскручивает, тряся навязчивых клерков, как жуков в спичечном коробке. А они, как тараканы вылезают снова и снова, висят на отвесной стене, карабкаются вверх и болтаются вниз головой, дергают за детали и разглядывают свои кривые отражения в блестящих поверхностях. К финалу кажется, что машина перенапряглась, из нее валит едкий дым и, забыв про людей, она строит и строит из панелей какие-то стены. Но к чему именно приходит этот спор между людьми и машиной так и не становится ясно, хотя спектакль завершается эффектной сценой: в закрытом полиэтиленовом занавесе с шумом пробивается множество дыр, и сквозь них сияют лучи от «глаз» живой машины. А потом робот вырезает в занавесе дверь, и в нее выходят люди.

«Беспредметно» - был последним спектаклем мини-фестиваля «Другой театр из Франции», уже шесть лет показывающего нам  шоу раскрепощенной фантазии - непривычные спектакли, живущие на границах жанров. Глядя на них, всякий раз думаешь: а почему у нас совсем нет такого театра? Ведь, в сущности, «Беспредметно» - это не что-то диковинное, а соединение кукольного театра (кто этот робот, как не кукла?) с танцем или цирком. Кукольники, танцоры, циркачи у нас есть не хуже, почему же им в голову не приходит найти друг друга, а одни все играют в зайчиков и белочек за ширмами, а другие годами летают на трапеции под барабанную дробь? И если бы они пришли в театр Наций в эти фестивальные дни, они почувствовали бы, как проект «Другой театр из Франции» подталкивает их: ищите друг друга, объединяйтесь, придумывайте новое, это весело! Но, кажется, они не пришли.



Источник: "Московские новости", 30 июня 2012,








Рекомендованные материалы


11.12.2019
Театр

Наша вина

Но может быть это сделано для того, чтобы сильнее втянуть зрителей, чтобы сразу дать им понять, что они тут старшие и все, что происходит – на их ответственности? И то, как тебя, привыкшего быть отдельным в любом иммерсивном шоу, заставляют включиться и действовать или не действовать, уговаривая себя, что это спектакль, но чувствуя ужасный стыд за это, – самое сильное в «Игрушках» СИГНЫ.

Стенгазета
16.10.2019
Театр

Знак тишины

Самый русский герой, Иван-дурак, отправляется за правдой в путешествие-испытание. Его нескончаемая дорога – узкая длинная игровая площадка, на обочинах которой расположились зрители. Череда эпизодов-встреч с героями русских мифов превращается в хоровод человеческих характеров. Вместо давно заштампованных сказочных образов автор показывает живых людей.