Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.07.2012 | Колонка / Общество

Куриная слепота

Думскую курицу, вполне живую и активную, страстно взволновала судьба другой курицы, уже закончившей свой земной путь

Прошлым летом я примерно неделю провел в Финляндии. Жил я в живописном месте, на берегу красивого озера. А вокруг леса-поля. Довольно много гулял. К сожалению, по большей части под зонтиком. Но все равно красиво и отдохновенно. Во время одной из таких прогулок произошло престранное приключение, до сих пор не нашедшее своего объяснения соприкосновение с живой природой. Да нет, не приключение, а просто нечто странное. Короче говоря, иду я вдоль какого-то густого кустарника и вижу, что кусты как-то бодро зашевелились и навстречу мне вышла невероятной красоты курица. Пестрая и огромная. Решительной куриной походкой она направилась прямо ко мне. Следом за ней появилась вторая такая же. За ней третья. И все – ко мне.

Через минуты полторы я оказался окруженным довольно плотным кольцом кур, издававших громкие звуки, смысла которых я, незнакомый с языком кур, тем более финских, понять, разумеется, не мог, хотя сама интонация показалась мне не столько угрожающей, сколько требовательно-побудительной. Картинно разведя руками, что, видимо, должно было означать «простите, я не местный», я пошел дальше, но дружная куриная ватага довольно долго шла за мной следом, продолжая что-то то ли спрашивать, то ли требовать, то ли сообщать нечто важное для себя и меня. Потом они все-таки отстали.

Мой московский приятель, когда я рассказал ему об этом странном эпизоде, уверенно заявил, что все понятно, что куры приняли меня за петуха и требовали от меня известно чего. Надеюсь, он ошибся. Так это или иначе, но неизвестность осталась.

Почему я об этом вспомнил, и почему мне вдруг захотелось об этом рассказать? Нет, не потому что я решил вдруг начать вести публичный дневник наблюдений за природой. Не решил. Это я всего лишь к тому, что куриная логика и смысл куриных высказываний трудно поддаются человеческому пониманию.

Вот, например, буквально на днях некую думскую курицу, вполне вроде бы живую и активную, страстно взволновала судьба другой курицы, уже закончившей свой земной путь на благо невегетарианской части человечества.

Что вызвало в думской даме такую неадекватную, казалось бы, страсть? Сама она объяснила это неустанной заботой о нравственном состоянии подрастающего поколения, нежная психика которого, по ее куриному мнению, должна быть непоправимо травмирована зрелищем отправления куриной тушки не туда, куда полагается, то есть не в духовку, а совсем в другое место, где курам находиться не полагается. Но это объяснение не кажется нам вполне убедительным. Более правдоподобной мне кажется версия, в соответствии с которой таким образом была проявлена межкуриная солидарность, принявшая форму депутатской инициативы.

А может быть, дело выглядит еще проще и этот прецедент просто показался даме-депутату тревожным симптомом, наметившейся неприятной тенденцией. В том смысле, что если однажды «туда» была отправлена одна курица, то почему туда же не может быть однажды отправлена - или хотя бы послана - и другая, пусть даже до поры до времени и защищенная депутатским иммунитетом?



Источник: Грани.ру, 21 июля 2012,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.