Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.06.2012 | Колонка

Греки предпочли «ужас без конца»

Дальнейшее пребывание Греции в зоне евро лишает страну мощного оружия в борьбе за конкурентоспособность

Инвесторы выдохнули, мировые финансовые рынки накрыла волна эйфории:

греки отдали победу на досрочных парламентских выборах право-центристам из партии «Новая демократия», фактически проголосовав за продолжение программы «затягивания поясов» ради сохранения места в зоне евро.

Выступавшие за пересмотр соглашений с ЕС и МВФ о предоставлении помощи (что могло стать поводом для исключения страны из валютного союза) «леваки» из «Сиризы» отстали от лидеров менее чем на 3%. Однако, согласно греческому законодательству, партия, набравшая наибольшее число голосов, получает «бонус» в виде дополнительных 50 депутатских мандатов в 300-местном парламенте. Это дает возможность набравшей менее 30% голосов «Новой демократии» создать коалицию с лево-центристами, также выступающими за приверженность евро, получить парламентское большинство, ратифицировать соглашения с кредиторами и сформировать коалиционное правительство. Так что финансовая эйфория вполне объяснима. Апокалиптические сценарии греческого дефолта, широкомасштабного банковского кризиса в Европе и неконтролируемого распада еврозоны, по меньшей мере, откладываются.

Однако не следует забывать и о том, что

воскресное голосование в Греции было не более чем выбором между «ужасным концом и ужасом без конца», а победа «Новой демократии» означает, что 29,7% греков предпочли второй вариант, в то время как 26,9% — первый.

Новому правительству (если его еще удастся сформировать) придется провести весьма непростые переговоры с кредиторами — ЕС и МВФ — об изменении условий, на которых предоставляется помощь. Даже те меры, направленные на сокращение госрасходов, которые греческий парламент согласовал в феврале, были приостановлены на период между выборами. В сроки старой программы новое правительство уже не сможет уложиться при всем желании. Надежды на то, что кредиторы станут более сговорчивыми, никакой. Если бы кормить нужно было только греков, еще можно было бы говорить о «награде за лояльность». Однако теперь евролидерам предстоит вытаскивать из финансовой ямы еще и испанцев. А там порядок сумм может оказаться совсем иным, и создавать прецедент более мягкого отношения к получателю помощи «спонсоры» очевидно не будут. Канцлер Германии Ангела Меркель, поздравляя лидера «Новой демократии» Антониса Самараса, первым делом напомнила о необходимости выполнять взятые на себя страной обязательства.

Не следует забывать и о том, что

результатом полугодового политического кризиса в Греции станет белее серьезное падение экономики, чем то, что заложено в сценарии ЕС и МВФ. А значит, страна вынуждена будет либо искать дополнительные источники сокращения расходов (что вызовет новую волну недовольства и социальной напряженности), либо снова не выполнит поставленные условия.

Но самое главное заключается в другом. Дальнейшее пребывание Греции в зоне евро лишает страну мощного оружия в борьбе за конкурентоспособность – самостоятельной финансовой и денежно-кредитной политики. Фундаментальные проблемы, которые, в конечном итоге, и привели к тому, что зона евро трещит по швам, никуда не денутся, и экономический разрыв между «лидерами» и «аутсайдерами» ЕС продолжит расти, выливаясь во все новые витки кризиса. Однако сейчас объединенная Европа получила некоторую передышку, и ее можно использовать для поиска решений, которых пока не просматривается даже теоретически. 



Источник: "Ежедневный журнал", 19.06.12,








Рекомендованные материалы



Изгнание злых однополых духов

Время от времени тот или иной человек, не вполне утративший адекватности, но сохранивший неуместное в наши времена простодушие, гневно и при этом вполне риторически вопрошает: «Какое-нибудь дно там есть вообще? Не может же быть, чтобы совсем не было дна!» Это почему же не может? Очень даже может.


Кто виноват

Всегда считалось, что два главных и, в общем-то, фатально неразрешимых русских вопроса это «Что делать?» и «Кто виноват?». В советские годы к ним почти на равных присоединялись еще как минимум два, по степени непреходящей экзистенциальной актуальности первые два даже, возможно, и превосходившие. Эти два вопроса были такие: «Кто последний?» и «Как ты после вчерашнего?».