Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

10.04.2012 | Колонка / Общество

За что боролись

Путинская политика увенчалась замечательным успехом

Поблагодарим же растяпу, позабывшего отключить микрофон во время встречи Обамы и Медведева. Благодаря ему мы узнали, что в результате десятилетних усилий Россия достигла-таки своих внешнеполитических целей. Руководитель самой могущественной державы мира через Медведева пытается угомонить Путина. Типа, ну не лезь же ты под руку со своими глупостями про противоракетную оборону, дай избраться. Оказывается, мы еще ого-го, мы еще Обаму достать можем, если захотим. Впрочем, обещанная президентом США «гибкость» в вопросе о ПРО может означать и другое. А именно, что американскому президенту до смерти надоело разбираться с бушевским наследством под названием «противоракетная оборона». И он предполагает свернуть программу после выборов (как это сделал в свое время Билл Клинтон с рейгановскими «звездными войнами»). Если так, то в будущем это поставит перед отечественной дипломатией непростые проблемы. Надо будет вновь искать повод для самоутверждения и, одновременно, для периодического скандала с американцами.

Но пока что празднуем победу. Ведь просительная фраза Обамы была названа республиканцами «предательством национальных интересов». А рвущийся в кандидаты Митт Ромни сгоряча назвал Россию «геополитическим соперником номер один».

Совершенно напрасно местоблюститель Медведев отчитал его, что, типа, головой думать надо и на часы смотреть, время, мол, «холодной войны» давно закончилось. Ведь все путинские годы Москва только тем и занималась, что разыгрывала из себя этого самого геополитического соперника. Она старательно делала вид, что отношения с США определяются ядерным сдерживанием. То есть Америка только потому не наносит внезапный ядерный удар по России, что опасается ответного удара и нанесения неприемлемого ущерба. Именно отсюда растут российские претензии относительно противоракетной обороны. Создается, мол, ПРО для того, чтобы получить возможность перехватывать наши ракеты, поднятые для ответного удара.

Действуя именно в этой логике, Россия отказалась выполнять Договор об обычных вооруженных силах в Европе, ссылаясь на превосходство НАТО в количестве танков, самолетов и вертолетов. При этом получалось, что она противопоставляла себя всему Североатлантическому альянсу, делала вид, что является Варшавским договором.

Наконец, чем иным кроме соперничества можно объяснить постоянные заявления о том, что Москва не допустит американского присутствия в республиках Центральной Азии.

Конечно, все вокруг понимали: все происходит понарошку, это не настоящее противостояние. Россия разыгрывает некий спектакль, опасаясь, что в противном случае Вашингтон вовсе забудет о ее существовании. Так подросток хулиганит, чтобы самоутвердиться. До поры до времени взрослые дяди – сначала Буш, потом Обама – наблюдали за этим со снисходительными усмешками. Все это, мол, пережитки «холодной войны» и постимперская ломка. В конце концов пройдет. Надо лишь доходчиво объяснить, что мы не враги.

Но вот путинская политика увенчалась замечательным успехом. В Соединенных Штатах нашлись люди, которые согласились с тем, что мы, как и четверть века назад – геополитические соперники. Дело за малым. За простыми республиканскими парнями, уверенными, как и Путин, что мир живет по законам подворотни, которые придут в Белый дом. Мало никому не покажется.



Источник: "Ежедневный журнал", 29.03.2012 г.,








Рекомендованные материалы



Почему «воруют сотнями миллионов»

Вспомним хоть Николая Павловича с горечью говорившего наследнику престола: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Однако что Николаю, что Путину идеальной системой руководства представляется пресловутая вертикаль власти — некая пирамида, на каждом ярусе которой расположены трудолюбивые и честные чиновники, которые денно и нощно реализуют спущенные сверху гениальные замыслы, вроде нацпроектов. Но по какой-то странной причине никак не удается подобрать нужный человеческий материал.


Дедовщины — нет, а расстрел — есть

Как показывает опыт, после таких трагедий следует поток заявлений от тех, кто стал жертвой насилия. И, что гораздо хуже, начинается эпидемия расстрелов, когда одетые в военную форму мальчишки вдруг видят в убийстве сослуживцев выход для себя. Так было в 1990-х и первой половине 2000-х.