Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.02.2012 | Кино

Сцены из жизни зеленого чая

Инди-драма о паре малахольных хипстеров

Джейсон ( Хэмиш Линклейтер) и Софи (Миранда Джулай) — пара малахольных, словно всего на свете боящихся кидалтов из Лос-Анджелеса, которых можно было бы назвать интеллигентами, если бы они хоть чем-то упражняли свой мозг. Но нет — Софи первое время работает учителем танцев, а Джейсон и вовсе сидит дома, отвечая на переадресованные из колл-центра звонки. Оба они чувствуют какое-то смутное томление по чему-то настоящему, но, поскольку состоят не из плоти, а из какого-то хипстерского плюша, сделать ничего не могут. В попытке совершить хоть какой-то поступок пара подбирает бродячего кота (наличие внутреннего монолога сделает кису полноправным героем фильма), но, увлеченная выяснением отношений, сдает животное в ветлечебницу на передержку. Да, в какой-то момент Софи уйдет к подвернувшемуся кстати торговцу мебелью, а Джейсон будет по этому поводу переживать — да так сильно, что даже остановит время. Автор и исполнитель этой в каком-то смысле даже ироничной мелодрамы — проживающая в Портленде видеоартистка (писательница, ну и вообще творческая личность) Миранда Джулай.

Джулай прекрасно умеет говорить разными голосами (например, тут она пищит за котика) и очень гордится тем, что последние лет 14 она ни дня не ходила на службу — и этот асоциальный запал здорово чувствуется в ее вязких, как каша-размазня, кинозарисовках.

Герои Джулай принадлежат к тому же кругу, что и персонажи Тодда Солондза, — это простые люди, соль американской земли, которые вдруг оказались совершенно отчуждены от всего на свете. Дурацкая ненавистная работа, скисшая любовь, разрушенная семья — все как положено в инди-драме. Только, в отличие от Солондза, Джулай не видит никакого выхода из этой пошлой рутины. Ее немолодые уже герои, словно чеховские дачники, переливают из пустого в порожнее и искренне надеются, что будущее возможно, а счастье само найдет дорогу в их скромное жилище. Но самое тяжкое тут — душераздирающая откровенность, с которой разыграны все эти сцены из жизни зеленого чая. Нет уж, увольте — любить людей серенькими не требовал даже прохиндей Чичиков!



Источник: Time Out Moscow, 6 ноября 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
21.12.2019
Кино

Восхитительная жестокость

В комнате заставленной жуткими куклами (будто родственниками Чакки) и заклеенной порнографическими постерами на грязной кровати с некогда белым бельем лежит труп женщины. Пригубив шнапса, безобразный герой приступает к разделке тела.

Стенгазета
25.11.2019
Кино

* Говорит по-французски

Но даже тело Йоава против нового места обитания. Он сексуален, раскрепощен, для него важна телесность, а жители Парижа – холодные и отстраненные. Для горячего Йоава подавление своей сути, своей физиологии становится большим испытанием, чем даже голод.