Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

08.11.2011 | Кино

400 невыносимых ударов

Сочетать частное и общечеловеческое становится все труднее

Вообще-то Москва не слишком насыщенный культурой город.  То есть происходит всего много, но все какое-то однообразное и зачастую  провинциальное. И вот надо же — те несколько регулярных институций, что привозят и показывают здесь свежее западное искусство — не всегда хорошее, но живое и актуальное, как сговорились.

Ладно бы только два фестиваля кино «2morrow/Завтра» и «2-in-1» — они были одним целым, потом распались, в этом году сделали вид, что окормляют одну аудиторию, но предлагают дополняющие программы…  Но ведь и театральный фестиваль «Нового европейского театра» тоже наложился на эти же дни… В общем, как написала одна девушка в своем «Живом журнале»: «Выбирать, на что идти, откровенно мучительно...»

Конечно, аудитория для поискового современного искусства у нас не велика – и те, кто ходят в театр, почти никогда не ходят в кино, а те, кто ходит в кино, никогда не слышали про  Йо Стромгрена, спектакли которого фестиваль NET привозят уже в третий раз…

Но говорить об отсутствии любопытства и вялости отечественного зрителя уже надоело. К чему вспоминать о набитых битком залах европейских фестивалей, продающих билеты за деньги, если у нас  публика собирается только на очень раскрученные названия и то в основном бесплатно.

В общем, давайте о хорошем. Фестиваль «Завтра» открылся первым — в его программе, собранной Антоном Мазуровым, есть и очень известные фильмы, и совсем неожиданные, странные. В этом году площадок у фестиваля несколько, и это плохо: нет пространства общения, которое для нашей публики является одной из самых главных составляющих любого мероприятия. К тому же я слышала от людей, вполне в кино компетентных, что наличие многих неизвестных названий вызывает опасение — фильм может совсем не заинтересовать, а расстояния большие, времени жалко. 

При этом программы в нем выстроены и подобраны не случайно, но почти ни у кого не хватает мотивации выбрать одну и следить за ней до конца, чтобы услышать послание,  заложенное куратором.

Тема основной программы  фестиваля, проходящего под девизом  «Исповедь: не бойся себя», тоже требует сосредоточенности, но есть ли люди, готовые отказаться от других соблазнов и посвятить себя погружению в чужие жизни? Это в Канне «Ариран» Ким Кидука вызывает кучу откликов — у нас этот психоанализ перед камерой утонул в череде впечатлений… То же и с лентой Джафара Панахи «Это не фильм», а ведь на двух таких китах программа могла бы выплыть на поверхность обсуждений. Но нет.

Единственный российский фильм в программе — короткометражный документальный «Леша» Елены Демидовой. Его можно посмотреть и в сети — он выложен для бесплатного просмотра. Это совсем простая по стилистике работа, но для нас была бы важна сама история — рассказ человека, спасавшего в прошлогодние пожары свою сгоревшую деревню, а заодно рассуждающего, почему наши деревни никому не нужны.

Да собственно, потому что и нам никто не нужен. Никакие исповеди. «Два  в одном» в основном проходит в кинотеатре «35 ММ», и это ему в плюс. Большой и малый залы дополнены палаткой со стульями, в которой каждый день своя программа — то короткий метр, то анимация, то документалка. И все совершенно бесплатно, и вход свободный. Зато и в фойе оживление, которое само по себе привлекает и радует…

Но вот основная программа, хоть и составленная, как всегда, Алексеем Медведевым из фильмов не очевидных, но знаковых, тем не менее вызывает странное чувство. Первые фильмы во всяком случае удивили своей необязательностью, то есть они любопытные и затейливые, но как будто сделанные в другой реальности, не задевающие каких-то важных струн. Кажется, что больше нет общего пространства, где индивидуальные миры находят общий язык, где могло бы быть взаимодействие.

Где можно получить помощь и поддержку – а не просто холодно наблюдать за тем, как виртуозно выстраивается система ссылок и рецепций.

Фильм Амира Надери Cut стал одной из сенсаций Венецианского фестиваля, однако помимо лозунгов о том, что «бабло съело кино», эта история японского киномана, не имеющего ничего за душой кроме тела и любви к кино, но вынужденного расплачиваться тем и другим за долги брата, никак не корреспондируется с моей жизнью. Программа короткого метра, кстати, открылась российским аналогом этого фильма. «Режим ограниченной функциональности» Сергея Овчинникова  снят нарочито небрежно, тут никакой формы, сплошное содержание — парень зарабатывает на жизнь тем, что дает себя бить.  Эта та область неприятного, от которого хочется держаться подальше, хотя  тут есть о чем говорить. Но однообразие ударов, которыми переполнены оба фильма, в  какой-то момент становится невыносимым.

Невыносимость — вот, пожалуй, главное качество современного авторского кино, которое мало кому из авторов удается преодолеть. И отыскивать эти прорывы среди множащегося количества фильмов становится все труднее.

Но лично для меня самым ярким пока впечатлением прошедших дней стал «Гхаджини» — индийский ремейк фильма Нолана «Помни», про человека, потерявшего память (помните, он все записывал, потому что каждые пятнадцать минут  его сознание перегружалось заново с чистого листа). Так вот в Болливуде сделали свою версию — в ней главное место, естественно, заняла любовная история, с песнями и танцами, с героями, одетыми в розовое и лиловое, с невероятно красивыми девушками, анилиновыми красками, с рукопашными боями, музыкой в стиле «та-та-там» в наиболее пафосных сценах, с нагнетаниям драматизма при поисках и погонях, с рикшами и индийской толпой,  и кровавыми побоищами, когда тела противников летают над головой у главного героя, а главный злодей ломает черепа своих жертв домкратом…

Фильм идет больше трех часов, в зале после полуночи было не более тридцати человек. Вы не поверите — никто не ушел. Индийское кино архаично и не изящно, но оно витально и полно эмоций. Кажется мне, что восток реально побеждает… На этот раз спокойно и легко переваривая пресловутую западную цивилизацию.



Источник: Московские новости, 24 октября 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
06.02.2019
Кино

Канны против Netflix

В этой борьбе современного с традиционным важно помнить, какие цели преследует обе стороны и какие потери они несут. Каннский фестиваль в первую очередь проходит для кинематографистов, причем - из стран, которым тяжело пробиться в общемировой прокат. Для Netflix такой проблемы не существует.

Стенгазета
22.01.2019
Кино

Реинкарнация жанра

Дебют Ари Астера «Реинкарнация» впервые был представлен на фестивале Санденс, где его сразу окрестили новой надеждой жанра ужасов. Обходясь без резкого монтажа, внезапных звуков и монстров, выскакивающих из-за угла, Астеру удалось то, что не удается многим современным хоррорам: действительно напугать зрителя.