Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.10.2011 | Современный танец

Уличные

Проститутки и птичий грипп на фестивале Tanz im August в Берлине

Хореограф Массиди Адьяту живет на две страны — во Франции он уже больше пятнадцати лет работаeт со своей компанией N’Soleh. В Абиджане (Берег Слоновой Кости), где у Адьяту множество друзей, после гражданской войны негде даже репетировать. Зато ресурс в стране — человеческий и танцевальный, как показал привезенный на Tanz im August спектакль La Rue Princesse («Улица Принцесс»), неисчерпаемый.

Амбиция авторов — Адьяту и его супруги, танцовщицы Дженни Мециле — собственно, в том и заключалась, чтобы открыть миру новое танцевальное месторождение, а именно улицу Принцесс в Абиджане, где коренные жители ежевечерне соревнуются в новоизобретенных танцах, борясь за внимание и кошелек туристической публики. Не только из любви к искусству, в основном чтобы выжить: танцем на улице Принцесс одна из артисток компании кормит 16 братьев и сестер и оплачивает школу маленькой дочери.

Эту новую городскую танцкультуру одиннадцать танцовщиков N’Soleh и представляют, копируя на сцене обстановку типичного для улицы Принцесс клуба с его завсегдатаями. Парнями, что зарабатывают на жизнь, присматривая за машинами богатеев (эффектное дефиле с игрушечными машинками, которые артисты таскают за собой на веревочках). Профессионалками, практикующими местный модный эротический танец — «двигай попой» (документальные кадры подтверждают, что на этом можно заработать). Трансвеститами, что соревнуются на танцполе с брутального вида парнями в искусстве соединять лунную походку Джексона с техническими безумствами брейк-данса, элементами диско и, казалось бы, вообще канувшими в Лету «грязными танцами» эпохи хастл, буги-вуги и акробатического рок-н-ролла.

На улице Принцесс, утверждает Адьяту, из этого сумасшедшего микса уже родилось много чего новенького: например, популярныe «Птичий грипп-dance» и Guantanamo-dance.

Подбирать идеи с улицы современному танцу не впервой. Хип-хоп, давно легализованный французами как сценический жанр (его, кстати, много на Tanz im August этого года), тому доказательство. Правда, когда на этом языке — перепляса и соревнования — хореографы начинают серьезные мысли думать, выглядит это подчас комично. Чем авторы La Rue Princesse, к счастью, не страдают и презентуют cвой Urban dance без особой рефлексии. В этом разудалом ревю потому и нет места размышлениям о жизни, что оно ею собственно и наполнено.

Танцпол на улице Принцесс — место, где аккумулируется и выплескивается городская энергия. Все то, что скопилось за годы гражданской войны и породило удивительный гедонизм — люди получают забытое удовольствие от самой возможности танцевать вместе. Эти новые «грязные танцы» — смесь техно и этнических ритмов — удивительно заразительны. В финале La Rue Princesse африканские артисты вытащили на сцену берлинского театра Podewil добрых ползала. Никто особенно и не сопротивлялся. Зрители так увлеченно двигали бедрами и так старательно трясли попами, словно им заплатили самый большой гонорар в мире.

К суровой реальности, царящей на европейских городских улицах, вернул спектакль Перин Валли Je pense comme une fille enleve sa robe. Хореограф из Женевы и ее коллега танцовщица Дженнифер Бонн сделали проект, апеллирующий к той же индустрии развлечений, что фигурирует в La Rue Princesse. Но взгляд на огни и витрины ночного города здесь исполнен социальной критики и феминистски строг к эксплуатации обнаженного женского тела (трудно представить такой у авторов La Rue Princesse, с карнавальной беспечностью «торгующих» попками и бюстами). Без психоанализа тоже не обошлось. Авторы, как сказано в программке, снимающие табу с темы проституции, мир ночных бабочек подвергли серьезной формальной деконструкции. Рационально и грамотно, как учат в танцевальных академиях. Перекатываясь по полу и столешнице, молитвенно складывая руки и широко раздвигая ноги, танцовщицы «исследуют» вертикальное и горизонтальное положения как основные в жизни проститутки. То раздеваясь догола, то снова натягивая трусы и лифчики, «тянут» время их жизни. За сценой слышен звук каблучков — девушка возвращается с работы по пустой утренней улице. На сцене красуется дорожная пунктирная разметка, намекающая на одно из пространств жизни проститутки: машина с клиентом.

Все ужасно правильно и ужасно скучно. Кроме разве что прелестного романтического финала, в котором сказка вдруг самым нелогичным образом побеждает реальность: по обнаженному телу танцовщицы прыгают и водят хороводы маленькие светящиеся человечки, а за сценой слышны голоса играющих детей. Этот «сон проститутки», напоминающий лучшие световые аттракционы кабаре «Крейзи хорс», хочется посмотреть еще раз: правды в креативной фантазии всегда больше, чем в унылом анализе реальной жизни. Чему учит и праздничная улица Принцесс. 



Источник: "Московские новосте", 18 августа, 2011,








Рекомендованные материалы



Кто автор? или Монтаж персонажа.

«Все пути ведут на Север» – спектакль о том, что мы одиноки всегда и никогда. Это совместная работа бельгийского хореографа Карин Понтьес и труппы современного танца театра «Балет Москва». Карин не просто сочинила хореографию, а танцовщики ее исполнили, их творческие взаимоотношения строились сложнее.


Танцующая музыку

В России отсутствует непрерывная история развития современного танца. После декрета 1924 года запрещающего работу пластических студий современный танец в России перестал существовать аж до конца 80-х годов 20-го века. С этим связаны и особенности восприятия этого феномена российскими зрителями, у которых часто возникает непонимание и вопрос: «как современный танец смотреть?».