Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.07.2011 | Колонка / Общество

Берите выше

Владимир Путин не будет баллотироваться на должность президента

Вы знаете, недавние события твердо убедили меня: Владимир Путин не будет баллотироваться на должность президента. Понятное дело, это произойдет не в результате странного обращения, которое подписали уважаемые представители российской интеллигенции с призывом поддержать Дмитрия Медведева в его президентских амбициях. Странность заключается в том, что человек, занимающий должность главы государства, вовсе не торопится объявить о своих президентских амбициях. На сей раз он загадывал ребусы в ходе очередной сессии «Петербургского саммита», который проходил в Ганновере. То многозначительно заявлял, что нескоро еще будет председательствовать на вышеупомянутом форуме (которым руководят вышедшие в тираж политики). То с иронией говорил, что все выступавшие на форуме «доктора», а он вот «кандидат несчастный».

Канцелерин Меркель незамысловатую игру немедленно поддержала и тут же с надеждой сказала, что будет звать Медведева «кандидатом». Правда, главный начальник, Путин В.В., вовсе не торопится назвать местоблюстителя новым «кандидатом».

Впрочем, повторю, что и сам Владимир Владимирович, похоже, не собирается становиться президентом. После встречи премьера с представителями религиозных конфессий и руководителями «национально-культурных автономий» стало более или менее понятно, с какого рожна при живом Чурове Путин решил вдруг создавать Общероссийский народный фронт. Ведь партия власти и без всякого «фронта» получила бы столько процентов, сколько хочет.

Но сейчас уже ясно, что цели ОНФ куда шире. Он мыслится практически как новая религиозная доктрина (куда там Сорокину с его новой опричниной), а Путин, следовательно, новый папа римский, наместник бога на земле. Честное слово, я не шучу и не богохульствую. С самого начала встречи нацлидер задал соответствующий тон. Россия, мол, с древнейших времен (не в пример всяким там Европам с их крестовыми походами) представляла собой чудный оазис терпимости и толерантности: «Я читал в наших православных, христианских первоисточниках, там сразу, в первых письменных первоисточниках уже было указание на необходимость толерантно, как сейчас модно говорить, относиться к представителям других конфессий. Для меня самого это было открытием. С первых шагов! Это говорит о том, что многие вещи мы, может быть, даже не замечаем, но они у нас в крови. В крови — выстраивать отношения с представителями различных этносов и религий должным образом, с уважением относиться друг к другу» (а слово pogrom, надо думать, оказалось во всех европейских языках исключительно по причине русофобии). Понятное дело, что как раз ОНФ и является той площадкой, где объединятся все мировые религии: «Именно поэтому и та площадка, на которой мы с вами собрались, Общероссийский народный фронт, задумывалась именно как такая платформа, на которой могли бы собираться люди самых разных конфессий и национальных этнических групп, для того чтобы выявлять проблемы, перед которыми мы стоим, и предлагать наиболее эффективные способы их решения».

И собеседники нашего отечественного махатмы  не подкачали.

«Руководители традиционных религий» (именно так охарактеризовал себя и коллег патриарх Кирилл — я-то по необразованности полагал, что «руководителями» религий являются Иисус Христос, Аллах и Будда, но патриарху, конечно, виднее) демонстрировали страстное желание слиться в экстазе на платформе Общероссийского народного фронта.

Патриарх Кирилл: «Дай Бог, чтобы в России мы сумели отстроить, опираясь на наш замечательный исторический опыт, на потенциал добрых отношений — межрелигиозных и межнациональных, такие отношения и такую систему, которая помогла бы нам здесь решить вопросы, а вместе с тем предложить нашу модель и всем, кто захотел бы повнимательнее её изучить».

Равиль Гайнутдин, председатель Совета муфтиев России: «У нас, у разных народов, должны быть общие ценности — религиозные, гуманистические ценности наших монотеистических религий. Они для всех нас общие, но есть ещё общечеловеческие, наши общенациональные и общегосударственные ценности. Вот на эти ценности мы и должны обращать наше внимание».

Надо сказать, что председатель Совета муфтиев не скрывал, что именно представляют собой эти самые «общегосударственные ценности»: «Сегодня вся наша Россия и граждане помнят выступление Владимира Владимировича Путина, который произнёс в Мюнхене свою знаменательную речь и дал возможность россиянам гордиться своей историей, своим народом, своей страной». Для тех, кто забыл, напомню: Путин, смертельно боявшийся в 2007-м «оранжевой революции», принялся тогда пугать Запад новой холодной войной. Чрезвычайно показательно, что Равиль Гайнутдин вспомнил об этой выдающейся речи в новый электоральный период.

Но самым откровенным и, не побоюсь этого слова, прямодушным оказался главный раввин России Берл Лазар: «Многоуважаемый Владимир Владимирович! Многоуважаемый Патриарх Московский и всея Руси! Прежде всего большое вам спасибо за то, что снова объединили нас... Да, бывают проблемы, иногда бывают вопросы, но я хотел Вас поблагодарить за то, что создали этот фронт. Идея уникальная: это новая площадка, на которой мы можем ещё больше помогать друг другу, объединять усилия для того, чтобы улучшить уровень жизни всех живущих в этой стране». Таки ура! — как говорил старый еврей в фильме «Котовский».

Стоит ли удивляться, что, наслушавшись всех этих, прости Господи, руководителей традиционных религий, некто Валерий Казаков, возглавляющий ассоциацию «Белорусы России», уже никак не мог сдержать верноподданнический восторг: «Владимир Владимирович, Вы уже 11-й год в разных ипостасях создаёте новый храм, имя которому великая, независимая и сильная Россия».

А теперь скажите, что может помешать Владимиру Владимировичу Путину хошь короноваться в императоры всея Руси, хошь новую религию основать? А вы все о президентстве. Смешно, право слово. Берите выше.



Источник: "Ежедневный журнал", 22.07.2011,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.