Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.06.2011 | Кино

Рандеву с вампирами

Еще два мэтра - Джармуш и Джордан - решили снять фильмы на самую модную кинотему 2000-х

Разбирая вырезки, в спешке сделанные из каннской прессы, обнаружил занятную информацию. Два режиссера из числа наиболее ценимых киноманами, Джим Джармуш и Нил Джордан, в 2012-м создадут фильмы про вампиров. Для Джармуша это первый вампирский проект. Для Джордана, одного из самых умных и непредсказуемых режиссеров современности, уже второй, что тоже симптоматично. В 1994-м он удивил картиной «Интервью с вампиром», которая наряду с «Дракулой» Фрэнсиса Форда Копполы, пожалуй, и породила современный киноинтерес к таинственным кровопийцам - властителям ночи.

Фильм Джармуша, в котором снимутся Тильда Суинтон, новомодный Майкл Фассбендер, новомодная Миа Васиковски и Джон Херт, пока не имеет названия, но Джармуш говорит, что выстраивал его в своей голове годами. Он описывает его как наполненную шифрами вампирскую лав-стори, развивающуюся на романтических пустынных окраинах Детройта и Танжера. Звучит красиво!

У картины Джордана название есть – Byzantium, «Византия». Пока ясно лишь то, что это будет история двух вампирш – матери и дочери (которую именно мать превратила в кровожадное существо), заключивших между собой смертоносный пакт о нападении и притворяющихся сестрами. Главные роли сыграют новомодные 25-летняя Джемма Артертон и 17-летняя Сирша Ронан, которые и впрямь тянут скорее на сестер, чем на мать с дочерью. Но у вампиров, как известно, свои представления о возрасте. Компанию им составят Хелена Бонэм Картер и Рэйф Файнс, без которых не обходится ни один уважающий себя фильм про монстров, старающийся выглядить артистическим.

Безумная популярность вампиров на сегодняшнем экране – большая для меня загадка. Вампиры захватили все – и коммерческое, и авторское кино.

Причем, смотрите, что любопытно: почти полностью исчезли ужастики про вампиров. Какой-нибудь «Ван Хельсинг» - это сейчас исключение. Если взять коммерческое кино, то вампиры в нем либо герои, которые сражаются с еще более кровожадными существами, оборотнями или вампирами-фашистами («Блейд» с продолжениями, «Другой мир» с продолжениями), либо трагические романтические персонажи, с которыми интересно закрутить любовь (это прежде всего «Сумерки», ставшие популярными, как «Гарри Поттер». Но напомню, что романтическая новелла про вампиров, в которой едва ли не впервые мелькнула на экране Ольга Куриленко, есть даже в таком милом альманахе, как «Париж, я люблю тебя»).

Ну а если брать кино авторское, то вампиры дают в нем повод к самым что ни на есть философским высказываниям.

Напомню хотя бы о недавней «Жажде» автора легендарного «Олдбоя», любимца Тарантино и Каннского фестиваля Чхан Ук-Пака. В ней вампиром нечаянно для себя становится священник, причем почти святой. Сам по себе он перехитрил бы свою новую ужасную природу – способы у него есть. Но вампиром, причем по-настоящему жестоким и кровожадным, становится его любимая – и вот тут настоящая трагедия.

В любом случае (и коммерческого, и авторского кино) вампиры – тайная элита общества, которая прикидывается, будто ее нет. А на самом деле вертит нами по своему разумению. Это позволяет приклеить вампиров еще и к теориям заговора, сделать фильмы про них остросоциальными. Один из смыслов «Жажды» в том, что многие нехорошие люди с большим удовольствием стали бы вампирами. Да, проблем вроде бы не оберешься: наркозависимость-то возникла, кровушку-то для подпитки где-то добывать надо! Еженощно приходится собираться на охоту. Зато – азарт. Зато - масса преимуществ: сила плюс власть.

Если оборотни в кино – это обычно урла, шелупонь, то вампиры – именно что тайная аристократия мира. Опять же удачный символ, которым кино грех не воспользоваться: все они там наверху пьют нашу кровь.

То есть, короче, я ошибся, сказав, что не понимаю столь пристального интереса современного кино к вампирам. Элита, богема, тайна, романтика, теория заговора, проблема наркомании (как избавиться от вампирской зависимости?) – тем и причин предостаточно. Но вопрос: отчего все-таки фильмов про них так много?

Второй интересный вопрос: почему столько классиков и мэтров мирового кино от Мурнау до Херцога и Копполы с их интересом к фигуре графа Носферату-Дракулы, до Поланского, Карпентера, Феррары, второй уже раз Джордана, Чхан Ук-Пака, а теперь Джармуша etc. сочло необходимым отметиться в вампирской теме?

Неужели потому, что они поняли: она для них родная?

Неужели надо согласиться с расхожей теорией, будто искусство – само по себе вампир? Будто оно питается нашей с вами энергией, а в сущности, и кровушкой?



Источник: Московские новости, 31 мая 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
30.04.2021
Кино

Не плачь, палач

Советовать кому-то «Язвы Бреслау» — это как рекомендовать молот для укладки рельс. То есть вещь, конечно, внушительная и крайне действенная, но только вам её, наверное, не надо. Потому что даже те, кто равнодушно смотрит хорроры вроде «Техасской резни бензопилой» и «Хостела», на десятой минуте этого фильма заёрзают, а к концу, вполне вероятно, убегут от экрана, зажав рот ладошкой.

Стенгазета
21.04.2021
Кино

Я зол!

«Белый, белый день» Хлинюра Палмасона снят на 35-ти миллиметровую пленку, и потому кадры получились зернистыми и насыщенными, у них есть некая «материальность», текстура, какую трудно передать через «цифру». Благодаря этой текстуре и художественной композиции кадра холодные пейзажи и интерьеры оживают в ярком естественном свете.