Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.06.2011 | Анимация

Год кота

Первые дни анимационного фестиваля в Аннеси

У фестиваля в Аннеси есть неофициальный символ — кролик. Говорят, что он появился с тех пор, как на открытии случайно показали неправильно смонтированный ролик, в котором посреди сюжета невесть откуда возникали кадры с кроликом. Аниматоры — народ веселый, любящий такие ошибки, и вот уже который год все, что касается анимационного фестиваля в Аннеси, даже его официальные ролики и полиграфия, обязательно включает какого-нибудь случайного кролика, а молодая публика, увидев на экране длинные уши, принимается улюлюкать.

Но, кажется, на нынешнем Аннеси программа подарила фестивалю и другой талисман — кота, и зал в перерыве между короткометражками, пока заряжали пленку, отчаянно мяукал, как школьники на киносеансе. Ничего удивительного, «кошачьих» сюжетов в этот раз как никогда много, и среди них главные — два французских полнометражных конкурсных фильма, пока числящихся в фаворитах фестиваля: «Жизнь кота» (на английский название переводят, как «Кот в Париже») и «Кот раввина».

В конкурсе полного метра в этом году девять картин, из них неожиданно много восточных (два японских и два южнокорейских), хотя в целом Аннеси ориентируется на авторское кино европейского типа. Такого, не поточного, кино за год снимается не много, несмотря на то, что мировой вал коммерческих полных метров растет. «Жизнь кота» Жана-Лю Фелисьоли и Алена Ганьоля, снятый на «Фолимаже», одной из лучших авторских французских студий, — то, что на этом фестивале любят больше всего. История о коте, который дни проводит с маленькой Зое, дочкой женщины, работающей в полиции, а ночи — с молодым вором Нико, вполне бесхитростна, но смотрится зрителями любого возраста отлично, в ней есть и юмор, и лирика, и остросюжетные повороты. Это во всех отношениях эталонная французская лента, начиная от техники классического рисунка на бумаге и обаятельно-ироничной картинки с несколько удлиненными, «модильяниевскими» пропорциями, до места действия — главные приключения происходят на крышах Парижа, а пик погони, конечно, приходится на верхушку Нотр-Дама — вокруг химер.

«Кот раввина» Жоана Сфара и Антуана Делесво — кино гораздо более путаное и невнятное, но тоже по-своему эффектное. Этот фильм также нарисован в классической, «плоской» графике, но переведен в трехмерное стереокино, отчего в специальных очках мы видим уходящий в глубину ряд плоских планов. В соединении с ориентальным сюжетом (дело происходит в Алжире — тут и колониальная архитектура, и африканская природа, и ветвящийся орнамент в дизайне) эти плоские слои выглядят очень декоративно. А сюжет про говорящего кота, влюбленного в свою пышнотелую юную хозяйку и ведущего с ее отцом-раввином талмудические споры, почему коту нельзя считаться евреем и пройти бар-мицву, разлетается вдрызг от «русского вторжения».

События относятся к первой половине ХХ века, в посылке с книгами из России для синагоги неожиданно обнаруживается синеглазый блондин-художник, говорящий только по-русски (слышали бы вы, как!), но на поверку оказавшийся евреем, бежавшим от погромов и ищущим землю обетованную. Тут же организуется большая экспедиция по Африке в поисках Иерусалима.

Что касается главного, короткометражного конкурса фестиваля, то в нем за первые два дня каких-то особенно прорывных картин не было. Все тенденции прошлых лет налицо: по-прежнему в авторском кино востребованную прокатом компьютерную «трехмерку» не любят, зато много работают на границе анимации с игровым кино: например, датский фильм «Без ластика» снят о том, как живой мир, будто заболевая страшной болезнью, становился нарисованным и сгорал как бумага. Или анимации на границе с видеоартом, как в новозеландской картине «Мениск», где режиссер лепит свою движущуюся «скульптуру» из множества обнаженных человеческих тел, словно на фотографиях Спенсера Туника, но тут эта текучая масса в конце концов оказывается хореографически сплетенными корнями дерева. Неожиданностью, хотя скорее разочаровывающей, было только появление в программе заранее расхваленной масштабной польской картины «Свитезь» по Мицкевичу. Этот сделанный в партнерстве с множеством стран двадцатиминутный фильм о потерянном на дне озера граде (вроде нашего Китежа), соединяющий трехмерную компьютерную анимацию с иконописной графикой, встраивался не столько в нынешнюю европейскую парадигму, сколько в ту патриотическую тенденцию, которая проявилась на недавнем российском анимационном фестивале в Суздале. Там мы видели целую программу отечественных православных «фильмов повышенной духовности», сделанных часто с благословения церкви, без юмора, но с пафосом и вне искусства. В России такое кино однозначно воспринимается как конъюнктурное, но во Франции, возможно, оно смотрится просто как славянская экзотика. И трудно себе представить, как здесь воспринимают то российское кино, которое нравится нам, например, атмосферную картину Ирины Литманович «Домашний романс», с нежностью вспоминающую дачные пригороды 80-х, детсадовскую елку, родителей, слушающих по транзистору «Голос Америки», колбасу по два двадцать, «гриб» в трехлитровой банке и мамину швейную машинку. Зато молодые западные зрители, которым предмет этой ностальгии незнаком (впрочем, как и молодым российским), принялись восторженно хлопать нарисованной малышке, исполняющей под елочкой «танец маленьких утят». Это их детство тоже.



Источник: "Московские новости", 9 июня 2011,








Рекомендованные материалы



Эмиграция, депрессия и бодипозитив

Главными сюжетными лейтмотивами фестиваля были космос и связь с матерью через пуповину, оба они сошлись в главном российском хите фестиваля – фильме Константина Бронзита «Он не может жить без космоса». Начиная со второго фестивального дня, как только на экране появлялся космонавт или пуповина, зал принимался хохотать даже, если предмет фильма был серьезным.


Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.