Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.05.2011 | Кино

Чудовище переходного возраста

Чтобы пустить "Ханну" в сердце, наверное, надо быть хоть в какой-то степени девочкой-подростком

"Ханна" — новый фильм британца Джона Райта, известного сентиментальными экранизациями достойных английских романов с Кирой Найтли в главной роли: "Гордость и предубеждение" по Джейн Остин и "Искупление" по Иэну Макьюэну. Триллер про подростка-убийцу — немного неожиданный поворот в карьере Райта, но не настолько решительный, как кажется на первый взгляд.

Ханна, пронзительно светловолосая голубоглазая девочка лет четырнадцати, живет вдвоем с отцом в избушке в финских лесах. Ее папа, бывший агент ЦРУ Эрик Хеллер (Эрик Бана, Халк в "Халке", Генрих VIII в "Еще одной из рода Болейн"), воспитывает девочку на свой лад. Он учит ее боевым искусствам, стрельбе из лука и пистолета, всем языкам мира, дает полезные знания из разнообразных областей жизни, но не рассказывает ей о существовании эмоций и прочих вещей, мешающих убийственной четкости.

Так отец готовит Ханну к выходу в большой мир. Первое, что она должна там сделать — уничтожить цэрэушную шишку Мариссу Виглер (Кейт Бланшетт), бывшую начальницу Эрика.

Девочка заявляет, что она готова, попадает на базу ЦРУ где-то в Марокко, бежит оттуда, убив на выходе пару десятков агентов, и отправляется в опасное путешествие по направлению к Берлину. Там, в домике братьев Гримм, она договорилась встретиться с папой. Избежавшая немедленной расправы Виглер пускается в погоню.

По дороге выясняется, что Ханна — вовсе не дочь Эрика, а выживший продукт закрытого по указанию Виглер секретного эксперимента ЦРУ по выведению сверхлюдей. И преследующим девочку агентом движет даже не ненависть, а желание закончить дело, не завершенное 10 с лишним лет назад.

Не так много есть людей, не любящих фильмы про девочек и оружие — от бессоновского "Леона" до "Домино" Тони Скотта с той же Кирой Найтли. Это нечто с гарантированным эффектом — действует, как котята в кадре. И от "Ханны" ждешь вполне определенных вещей: привычно-парадоксального совмещения невинности и порочности, использования подростковой сексуальности, убийств, совершаемых существом, которое само выглядит как жертва, ну и так далее. Почти все это формально тут есть, но совсем формально.

Райт — режиссер слишком сентиментальный и не слишком страстный. Он не то что боится переходить нравственные границы, на чем, собственно, основаны любые фильмы с похожими сюжетами,— его просто это не интересует.

"Ханна", несмотря на взрослый жанр, фильм совершенно девчачий. С подростковой ломкой вместо психологии, с поисками лучшей подружки, со стремлением вырваться в большую жизнь, просто потому, что надоело учиться, с мутно-раздражающими силуэтами взрослых, которых так и хочется размазать по стенке. В каком-то смысле это как "Гордость и предубеждение" для девочек, которым больше нравится представлять себя не в гостиной с мистером Дарси, а убегающими от ЦРУ. И это, честно говоря, больше раздражает, чем увлекает.

В фильме Райта при этом много замечательного. Героиня Кейт Бланшетт, перед выходом из дома чистящая зубы до крови из десен и выбирающая туфли с таким остервенением на лице, будто она убивает очередного чудо-ребенка. Ее преступные помощники — трое увлеченных кабаре карикатурных неонацистов. Очень приятно снятый ржавеющий Берлин. В конце концов сама главная героиня — совершенно эльфийской внешности юная актриса Сирша Ронен, до того игравшая в "Милых костях" Питера Джексона и в том же райтовском "Искуплении". Но чтобы пустить "Ханну" в сердце, наверное, надо все же быть хоть в какой-то степени девочкой-подростком.  



Источник: "Коммерсантъ Weekend", №15 (3611), 29.04.2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
30.07.2021
Кино

В поисках времени

Как Фрэнку хватает пары минут, чтобы потерять голову, так «Ловушка разума» увлекает уже на вступительных титрах — когда пролёт камеры показывает отрывки воспоминаний о бурном трипе, а Джастин Лонг рассуждает о страхе перед смертью — и не отпускает до конца. Больше всего это похоже на кино 1980-х, на жанр «яппи в опасности».

Стенгазета
21.07.2021
Кино

Запиши, пока мама не видит: детство в эпоху VHS

Абсурдная комедия VHYes Джека Генри Роббинса, снятая на VHS-камеру от лица Ральфа – это не просто ностальгия по домашнему видео и шипящей квадратной картинке. Воссоздав формы развлекательного телевидения из детства, режиссер снял яркую иллюстрацию массовой культуры 80-х в эстетике китча.