Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.04.2011 | Театр

Квартирник

Театральная лаборатория драматургов и режиссеров прошла в доме, где начинал Анатолий Васильев

Чтобы понять, что за лабораторию затеяла «Золотая маска» в рамках фестиваля «Новая пьеса», надо знать, что вся эта история началась еще в декабре в Питере. Дело в том, что Андрей Могучий, главный питерский театральный новатор, решил свой второй фестиваль ТПАМ («Театральное пространство Андрея Могучего») на этот раз сделать не выставкой достижений собственного театрального хозяйства и не фестивалем друзей, как за год до этого, а закрытой режиссерско-драматургической лабораторией. Однодневным «зеркалом» этого фестиваля-семинара и стало «Место действия в поисках автора» на «Золотой маске».

Питерская история развивалась так: опыт работы с современными текстами навел Могучего на мысль, что драматургия с режиссурой должны вырабатывать общий язык и для такой работы следует создать благоприятное поле. Андрей встретился с Еленой Греминой, руководителем московского Театра.doc, и выяснил, что драматурги не меньше, чем режиссеры, нуждаются в командной работе. Вот и получилось, что декабрьский фестиваль ТПАМ превратился в семинар «Место действия в поисках автора», который длился десять дней в гигантской старой квартире на Петроградской стороне.

Специально для этой лаборатории несколько молодых драматургов объединились в пары с имеющими интерес к новым пьесам молодыми режиссерами Москвы и Питера. Каждая из пар должна была сделать и показать 20-минутный эскиз спектакля, вдохновленного именно тем местом, в котором и проходил семинар. Пятикомнатная квартира, оставленная хозяевами, но еще полная их вещей и памяти о живших тут людях, квартира с осыпающимися лепными потолками и остатками камина в гигантской пустой гостиной, с текущей старой раковиной и облупленной посудой на кухне, сама по себе была таким театром, который переиграть было нелегко, и сообщала всему фестивалю удивительно живую атмосферу. Поскольку лаборатория была закрытой, ТПАМ сделал сайт, на который выкладывались фотографии, видео и дневники всех показов, обсуждений и лекций, так что чувствовать себя в гуще событий можно было, находясь где угодно.

Когда в Москве решили провести однодневный десант семинара, то первой задачей организаторов было найти такую же большую квартиру «с историей». В результате остановились на квартире в доме на Поварской, где когда-то начинался театр Анатолия Васильева. Часть драматургически-режиссерских пар были прежними, часть — новыми, и было предложено либо сделать новый спектакль, либо приспособить старый под новое место. Молодые авторы шли в этот дом как в сакральное пространство, полное театральных теней, но были поражены тем, что заново отремонтированное помещение с белыми стенами, где нельзя шуметь из-за соседних жилых дорогих квартир, кажется выхолощенным и стерильным, будто дух Васильева специально из него вытравляли. В результате получилось, что чуть ли не во всех постановках витала мысль о смерти . В этюде драматурга Саши Денисовой и режиссера Юрия Муравицкого гроб с якобы неким умершим театральным гуру стоял в центральной комнате с эркером.

История, построенная на актерской импровизации, вела зрителей из кухни, где резала салат вдова мастера с одной из его учениц, в комнату, где уже начали выпивать другие ученики, выясняя, кому достанется руководство театром, а тем временем являлась истеричная любовница умершего, а также его талантливый ученик-отступник. Отрывок режиссера Дмитрия Волкострелова и драматурга Михаила Дурненкова выглядел как странный диспут двух людей об идеях Васильева, который, впрочем, не назывался по имени, но вполне узнавался. Режиссер решил сделать эхо легендарных «Диалогов Платона» Васильева в намеренно стерильном виде: зрители разошлись по двум комнатам, где шла одновременная игра. В каждой стояла перед микрофоном актриса с текстом диалога, а на стену проецировалась ее партнерша из соседней комнаты. Отрешенными голосами аудиокурса английского актрисы начитывали текст от имени мужчин.

В пьесе Максима Курочкина, которую ставил Михаил Угаров, речь шла о человеке, который купил в этом доме комнату и обнаружил в ней дух повешенного. Пьесы, перенесенные из Питера, — «панк-опера» Александра Аремова и Дмитрия Юшкова о печальных деревенских гопниках, мечтающих стать настоящей мафией, и история Натальи Ворожбит с режиссером Валерией Сурковой о правозащитнике, приведшем в квартиру женщину, видимо, еще ребенком украденную из жившей здесь семьи, — тоже смотрелись в «васильевской» квартире иначе. Особенно сильным тут выглядел сюжет о жаждущем благодарности и славы правозащитнике и забитой женщине, которая никак не может узнать в этих пустых белых стенах свое прошлое.

Семинар длился в страстных обсуждениях с утра до глубокого вечера. Расходясь, продолжали обсуждать все то же, что, казалось бы, проходили в театральных институтах, но о чем никогда не думали: что такое актер и персонаж, текст и импровизация, жанр и критерии. Все, как оказалось, говорили на разных языках, но наконец захотели понять друг друга.

/wp-content/uploads/apr-laboratorija/17.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/19.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/1.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/2.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/3.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/4.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/5.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/6.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/7.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/8.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/9.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/10.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/11.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/12.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/13.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/14.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/15.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/16.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/20.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/21.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/22.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/23.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/24.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/25.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/26.JPG/wp-content/uploads/apr-laboratorija/27.JPG

Источник: "Московские новости", 6 апреля, 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
16.10.2019
Театр

Знак тишины

Самый русский герой, Иван-дурак, отправляется за правдой в путешествие-испытание. Его нескончаемая дорога – узкая длинная игровая площадка, на обочинах которой расположились зрители. Череда эпизодов-встреч с героями русских мифов превращается в хоровод человеческих характеров. Вместо давно заштампованных сказочных образов автор показывает живых людей.

02.08.2019
Театр

Семь из двадцати двух

Чеховский фестиваль – один из самых длинных у нас, нечего и надеяться увидеть все. Так что сначала составляешь список самого желанного, а потом высчитываешь, на что попасть действительно удастся. У меня получилось семь спектаклей.