Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.02.2011 | Театр

Не радует

Евгений Миронов сыграл Калигулу в спектакле Эймунтаса Някрошюса

31 января и 1 февраля театр Наций сыграл «Калигулу» - пожалуй, самую ожидаемую премьеру сезона. Во-первых, потому что ставил ее литовский гений Эймунтас Някрошюс. А во-вторых, потому что заглавную роль тут сыграл Евгений Миронов, который, став руководителем театра, выбирает только самые-самые роли и приглашает лучших постановщиков Европы специально под себя. За прошлую роль, вернее букет ролей,  в спектакле «Рассказы Шукшина» Алвиса Херманиса, Миронов получил «Золотую маску». И вот теперь Някрошюс.

То, что событие экстраординарное было ясно сразу по публике, в которой даже на второй премьерный день было какое-то нереальное количество знаменитостей. Причем не только московских актеров и режиссеров, но и заезжих звезд, вроде невесть откуда взявшегося в Москве Анатолия Васильева и одного их лучших европейских режиссеров, немца Томаса Остермайера. Да и вовсе нетеатральных людей как Алла Пугачева с Максимом Галкиным. Понятно, конечно, что пиар-служба у театра Наций отлично работает, и Миронов безусловно звезда,  но также и понятно, что наконец-то широко разошлось понимание, что  есть великий Някрошюс, и если он ставит в Москве, то на это человеку, не чуждому прекрасного, следует идти.  

И ровно в то время, когда эта новость овладела светским миром, стало казаться, что хорошо знакомый за последние годы метод Някрошюса – устал. Он безусловно узнаваем, все так же  по сцене носится куча народу, нося какие-то предметы (на этот раз  плиты серого рифленого шифера), озабоченно, но непонятно хлопоча и проделывая какие-то непонятные телодвижения и жесты. Бегает, как всегда у него, взад-вперед босоногая девушка (тут это умершая Друзилла) – верещит, хохочет, падает, манит. Но все это как-то потеряло энергию, перестало складываться во внятную картину. Это какой-то фальшивый Някрошюс, в том смысле, что по всем признакам это определенно он, но не радует.

Спектакль, как всегда у Някрошюса, идет долго, четыре часа, и, кажется, в первый раз спектакль этого режиссера смотрится тягостно. Тут есть и несколько очень хороших актеров: верный Геликон с шизоидной улыбкой, которого играет Игорь Гордин. Язвительный заговорщик Кирея – Алексей Девотченко, доверчивый и искренний поэт Сципион, но все это не меняет общей какой-то невнятности и вялости, даже фальши спектакля. Даже Мария Миронова в роли преданной тирану Цезонии, играя с огромным напряжением сил, выглядит такой же невнятной, как и все вокруг.

И пока единственное, что в этом спектакле  ясно и действительно сильно – это история самого Калигулы в исполнении Миронова. Миронов играет историю про власть, в которой смысл и цель жизни Калигулы, про упоение властью, про то, как сладко все время пробовать на прочность ее границы и понимать, что для тебя она безгранична. Калигула говорит о том, что ему нужны только деньги, и что на пути к деньгам люди его не интересуют, и зрители со смешком понимания отзываются на эти слова. Миронов играет умника и циника, поэтическую натуру, для которого люди – ничего не стоящее средство, жалкий и униженный материал, годный только для глумления. И это очень современная, очень понятная история.



Источник: Новые Московские новости, 2.2011,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.