Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.02.2011 | Театр

Не радует

Евгений Миронов сыграл Калигулу в спектакле Эймунтаса Някрошюса

31 января и 1 февраля театр Наций сыграл «Калигулу» - пожалуй, самую ожидаемую премьеру сезона. Во-первых, потому что ставил ее литовский гений Эймунтас Някрошюс. А во-вторых, потому что заглавную роль тут сыграл Евгений Миронов, который, став руководителем театра, выбирает только самые-самые роли и приглашает лучших постановщиков Европы специально под себя. За прошлую роль, вернее букет ролей,  в спектакле «Рассказы Шукшина» Алвиса Херманиса, Миронов получил «Золотую маску». И вот теперь Някрошюс.

То, что событие экстраординарное было ясно сразу по публике, в которой даже на второй премьерный день было какое-то нереальное количество знаменитостей. Причем не только московских актеров и режиссеров, но и заезжих звезд, вроде невесть откуда взявшегося в Москве Анатолия Васильева и одного их лучших европейских режиссеров, немца Томаса Остермайера. Да и вовсе нетеатральных людей как Алла Пугачева с Максимом Галкиным. Понятно, конечно, что пиар-служба у театра Наций отлично работает, и Миронов безусловно звезда,  но также и понятно, что наконец-то широко разошлось понимание, что  есть великий Някрошюс, и если он ставит в Москве, то на это человеку, не чуждому прекрасного, следует идти.  

И ровно в то время, когда эта новость овладела светским миром, стало казаться, что хорошо знакомый за последние годы метод Някрошюса – устал. Он безусловно узнаваем, все так же  по сцене носится куча народу, нося какие-то предметы (на этот раз  плиты серого рифленого шифера), озабоченно, но непонятно хлопоча и проделывая какие-то непонятные телодвижения и жесты. Бегает, как всегда у него, взад-вперед босоногая девушка (тут это умершая Друзилла) – верещит, хохочет, падает, манит. Но все это как-то потеряло энергию, перестало складываться во внятную картину. Это какой-то фальшивый Някрошюс, в том смысле, что по всем признакам это определенно он, но не радует.

Спектакль, как всегда у Някрошюса, идет долго, четыре часа, и, кажется, в первый раз спектакль этого режиссера смотрится тягостно. Тут есть и несколько очень хороших актеров: верный Геликон с шизоидной улыбкой, которого играет Игорь Гордин. Язвительный заговорщик Кирея – Алексей Девотченко, доверчивый и искренний поэт Сципион, но все это не меняет общей какой-то невнятности и вялости, даже фальши спектакля. Даже Мария Миронова в роли преданной тирану Цезонии, играя с огромным напряжением сил, выглядит такой же невнятной, как и все вокруг.

И пока единственное, что в этом спектакле  ясно и действительно сильно – это история самого Калигулы в исполнении Миронова. Миронов играет историю про власть, в которой смысл и цель жизни Калигулы, про упоение властью, про то, как сладко все время пробовать на прочность ее границы и понимать, что для тебя она безгранична. Калигула говорит о том, что ему нужны только деньги, и что на пути к деньгам люди его не интересуют, и зрители со смешком понимания отзываются на эти слова. Миронов играет умника и циника, поэтическую натуру, для которого люди – ничего не стоящее средство, жалкий и униженный материал, годный только для глумления. И это очень современная, очень понятная история.



Источник: Новые Московские новости, 2.2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
21.02.2020
Театр

Балалайка как шпага

Режиссер ставит социальную драму как комедию с музыкой и трагическим финалом. Занимательную, отработанную до мелочей. То, что в каждом есть немного «человека из Подольска», ненавидящего свой маленький город, ясно еще с первых минут спектакля, когда смех и увлечение изобретательной формой задвигает эту мысль на задворки сознания.

23.12.2019
Театр

Шесть поводов не оставаться дома

В Москве осенних фестивалей с каждым годом становится все больше, они идут одновременно, ввергая театралов в отчаянье и не давая им шанса в октябре-ноябре увидеть на каждом из смотров хотя бы главное. Многие говорили, что при такой плотности событий «must see», хочется плюнуть на все и просто остаться дома. Но я все-таки расскажу о том, что удалось увидеть.