Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.09.2010 | Ворчалки о языке / Колонка

Сквернословие и скверномыслие

Количество непристойной брани, излившейся на Виноградовский институт, на «академиков» не поддается никакому описанию

В последних числах августа разразился интернет-скандал. Появилась, вышла в ЖЖ в топ, удостоившись фантастического числа комментариев, новость: Институт русского языка имени В. В. Виноградова официально исключил из лексики матерное слово их трех букв. Со ссылкой на ведущего научного сотрудника Института академика Наталию Вавилову сообщалось, что  это слово «давно уже стало «словом-паразитом, употребляется без связи с контекстом и зачастую машинально. Поэтому дабы не засорять лингвистику ненужными вещами, Институт русского языка имени Виноградова РАН принял решение исключить использование» этой лексической единицы в современном русском языке. Она, мол, «в разговорной речи, как правило, несет не смысловую нагрузку, а эмоционально-экспрессивную»; «Надобность в употреблении данной номинативной единицы в современном русском языке не наблюдается. Для выражения эмоций существует немалое количество эвфемизмов. Для обозначения мужского полового органа также наличествует своя терминология, варьирующаяся в зависимости от диалекта». «Хочу уточнить, что мы изымаем из словообращения морфему, устраняем парадигму» (имеется в виду, что однокоренные слова тоже запрещаются). «На сколько же подействует официальный указ, можно будет очень легко проверить – зайти, к примеру, на любую ближайшую стройку или же базар».

Трехминутное расследование в Интернете (нет, что никакой Наталии Вавиловой в нашем институте нет, что не существует такого академика, я и так знала, я расследовала не это) показало, что источником утки является некий интернет-проект, в котором это сообщение фигурировало, видимо, в качестве пародии.

Бывают такие шутки в разных изданиях: так, в одном из них рядом с сообщением про Вавилову я увидела такое: «В России открыты первые представительства "Быдлобанка"» - и довольно подробный рассказ про этот банк. Интересно, кто-то тоже принял это за чистую монету? Однако новость про русский язык растиражировали на голубом глазу. Например, статья появилась в украинской «Комсомольской правде». Правда, в российских печатных СМИ эта информация мне не попадалась, а на Украине, возможно, у журналистов другие правила насчет проверки достоверности информации. Но проверить-то было просто: есть же сайт нашего института (www.ruslang.ru)… Забавно, кстати, что в одном из интернет-обсуждений кто-то из участников робко сослался на сайт, и ему тут же ответили, мол, ну, ясное дело, раньше только милиция так действовала – чуть милиционер проштрафится, так его задним числом увольняют из органов и возмущаются: ничего не знаем, нет у нас такого сотрудника, а теперь вот и другие взяли этот метод на вооружение. Но Вавилову не увольняли, на сайте информацию не удаляли – да и невозможно было бы удалить так, чтобы от академика (академики ведь пишут статьи, книги издают и вообще много где числятся) никаких следов в Сети не осталось. Конечно, авторы поступили тонко: при поиске на Наталию Вавилову выпадают ссылки на актрису, а на академика Вавилову – естественно, академик Вавилов. Ну народ и ленится разбираться. Одно утешает: может, кто в поисках Вавиловой (захотел, например, человек ее портрет увидеть) забрел на сайт Института и нашел там для себя что-нибудь полезное, например, линки словарей, Академической грамматики и т. п.

Количество непристойной брани, в прозе и в стихах, излившейся не только на саму Вавилову (ей-то все равно, она не существует), но и на Виноградовский институт, на «академиков», вообще на «яйцеголовых», не поддается никакому описанию. Но огорчает даже не это. Поразительна все же человеческая доверчивость.

Люди кипят негодованием, пишут комменты, сочиняют длинные, как мы когда-то говорили, маловысокохудожественные стихи, не потрудившись даже не проверить, а хоть чуть-чуть критически осмыслить то, что написано в заметке.

А ведь написана там полная абракадабра.

Как понять сообщение о том, что ИРЯ РАН изымает из языка такое-то слово (вспоминается Павел I и его гонения на слово «гражданин»)? Запрещает его к публичному использованию? Но, во-первых у Академии нет таких полномочий, а во-вторых, государство, у которого такие полномочия есть, уже высказалось на этот счет. В Административном кодексе есть «Статья 20.1. Мелкое хулиганство», где фигурирует и «нецензурная брань в общественных местах» (влечет «наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток»). Кроме того, тем, кто очень волновался, куда теперь посылать Вавилову, а также по-всякому ее честил и с этим словом, и с другими, тоже выразительными, сообщаю, что в УК есть «Статья 130. Оскорбление», то есть «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме». Оно «наказывается штрафом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев». А если в СМИ – то (по части второй) «штрафом в размере до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года». Ну и что, что эти статьи плохо работают? А если издать еще один «Указ», то заработают?

Между прочим, Вавилова, если бы существовала, вполне могла бы пожаловаться на блоггеров в Прокуратуру.

А кто-то из комментаторов сказал: теперь им придется изымать это слово из словарей. Но русская лексикографическая практика такова, что матерные слова и так обычно не включаются в общие словари (Ожегов, Ушаков, МАС, БАС, Кузнецов). С Далем чуть сложнее. Сам он мат в свой словарь не включил, но существует третье издание, подготовленное лингвистом И. А. Бодуэном де Куртенэ, в которое он включил 20000 новых слов, в том числе и мат. Так что, «Указ» надо понимать в том смысле, чтобы Даля в бодуэновской версии не переиздавать? Или не издавать специальных словарей (типа словарей брани), где мат есть? Кто-то понял скандальную заметку так, что РАН выступил против словарей обсценных слов и выражений Плуцера-Сарно или Василия Буя?

В общем, смысл подметной заметки категорически ускользает, недостоверность бросается в глаза, но народ готов идти на баррикады. Такая некритичность в сочетании с такой агрессивностью меня, честно сказать, пугает.



Источник: "Троицкий вариант" № 62, 14.09.2010,








Рекомендованные материалы



«Кому должен, с тех и потребую»

Это раньше человеку казалось, что даже сфабрикованные обвинения должны содержать в себе какие-то признаки правдоподобия. Что следствие и суд так или иначе должны работать — пусть даже и жульнически — с такой священной юридической категорией, как доказательство.Всего этого нет теперь, даже на декоративном уровне. Вот просто нет, и все.


Субпродукты

Это не язык деревни, не язык колхоза, не язык завода или гаража. Это не язык курилки научно-исследовательского института или студенческого общежития. Это язык той специфической социальной группы, которая и во времена моего детства, и во времена моей молодости концентрировалась в непосредственной близости к пивному ларьку.