Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.07.2010 | Колонка / Общество

Не наигрался…

...или перегрелся

Прямо посреди московской жары информационные агентства сообщили: премьер, он же нацлидер, встретился с провалившимися в Штатах агентами, включая несравненную Анну Чапман, в чьей прыти и стати может ныне убедиться любой посетитель Интернета. Вся эта компания отставных шпионов спела с Путиным про то, с чего начинается Родина. А также, по словам премьера, поговорила с ним за  жизнь.

Нацлидер заверил, что все у них будет хорошо: «Уверен, что все они будут работать на достойных местах, что у них будет яркая интересная жизнь». Путин не сомневается, что их провал - не результат чудовищного непрофессионализма, а последствие предательства. Премьер как человек опытный тут же описал, как плохо кончают предатели - «либо от пьянки, либо от наркотиков под забором».

Было бы довольно интересно узнать, с чего бы это в ордене меченосцев, членом коего является премьер, такое количество изменников, но нацлидер не дает ответа.

А потом Владимир Путин со знанием дела поведал, сколь тяжела шпионская судьба: «Только представьте: нужно освоить язык на уровне родного, думать, говорить на нем, выполнять то, что предписано заданием в интересах своей Родины в течение многих-многих лет, не рассчитывая на дипломатическое прикрытие, подвергая каждодневной опасности себя и своих близких, которые даже не знают о том, кем вы являетесь и на кого работаете».

Сперва кажется, что нацлидер несколько перегрелся. Потом, что не наигрался. Согласитесь, человек, чья карьера во внешней разведке завершилась на должности директора Дома российско-германской дружбы в Дрездене, должен испытывать естественный пиетет перед коллегами, которые, как ни крути, успешно выдавали себя за самых настоящих американцев (пусть русский акцент и пер со страшной силой) в течение аж десяти лет. И фиг с ним, что с самого начала они шустрили под  контролем американской контрразведки. Наплевать, что они не добыли никакой информации.

Главное, что они, убогие, дали возможность самому Путину на какой-то момент почувствовать себя  утомленным генералом  советской разведки, который лично готовит к неизбежной встрече с Родиной израненного гауптштурмфюрера Иоганна Вайса.

Однако при этом никуда не  деться от ощущения фарса. По содержанию это ближе всего к «Нашему человеку в Гаване» Грэма Грина , когда лондонские кураторы главного героя, который посылал им чертежи «сверхсекретного» пылесоса, понимают: чтобы избежать позора, они не могут объявить его прохиндеем и обманщиком. И предпочитают представить его к ордену Британской Империи и  отправить на преподавательскую работу (так и вижу Анну Чапман, ведущую мастер-класс в Краснознаменном институте, посвящающую неопытных курсанток в тайны своего древнего мастерства).

Вспоминается также сцена похорон героя  из «Блондина в желтом ботинке», когда переодетые статисты в спецназовских беретах тащат куда-то пустой гроб. А более всего фраза из любимого с детства фильма: «Как разведчик разведчику вы болван, Штюбинг».

В стране живут несколько человек, которые были настоящими нелегальными разведчиками. Которые действительно рисковали жизнью, добывая для Родины сверхважную информацию.

Некоторые потом сидели в тюрьме. Некоторых приговаривали к смерти. Там все было всерьез. Подозреваю, что прием у Путина компании недотеп является оскорблением этих настоящих разведчиков. Это унижение настоящих профессионалов. Уровня которых нацлидер не то что не достиг, но даже оценить не в состоянии. 

Впрочем, не исключено, что нацлидером руководило чувство истинной признательности. В случае, если главное занятие этих разведчиков заключалось в отмывании денег для членов кооператива «Озера». Тогда, по крайней мере, понятно, с чего для них всех начинается Родина…  



Источник: "Ежедневный журнал", 26 июля 2010 г.,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».