Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.07.2010 | Общество

Полный шпионоворот в природе

Иностранные разведки потеряли интерес к нашим военным секретам, равно как и к невиданным достижениям родной науки

Ну вот, все закончилось так же благополучно, как и фильм «Мертвый сезон». Наших героев-разведчиков Владимира и Лидию Гурьевых, Михаила Куцика и Наталию Переверзеву, Андрея Безрукова и Елену Вавилову, Михаила Васенкова и Михаила Семенко, Вики Пелаэс, Анну Чэпмен обменяли на иностранных шпионов Игоря Сутягина, Александра Запорожского, Геннадия Василенко и Сергея Скрипаля. Одна беда, им не удастся бросить презрительный взгляд на разоблаченных врагов: знаменитый мост давно простаивает без дела в глубине территории ФРГ.

Изучение списка иностранных шпионов, которых Родина обменяла на арестованных в США российских разведчиков, приводит к поразительным умозаключением. Разумеется, первое, что бросается в глаза — все вроде бы иностранные шпионы являются нашими согражданами. Впрочем, это объяснить можно: еще в 60-х США и их союзники по НАТО отказались от попыток засылки нелегалов на территорию СССР. Удивительно другое, а именно профессии вражеских агентов. Не будем брать в расчет ученого Игоря Сутягина, вся вина которого заключается, во-первых, в том, что он слишком умный, и, во-вторых, в том, что запрос на его арест подписал будущий национальный лидер, который по определению не может ошибаться. Все остальные иностранные агенты до осуждения работали нашими разведчиками.

И это интересно сразу по нескольким причинам. Получается, что иностранные разведки не вербуют агентов нигде за исключением СВР и ГРУ. Если отказаться от невероятного допущения, что прочие иностранные агенты в России маскируются искуснее, нежели профессиональные разведчики, приходишь к крайне обидному для встающей с колен страны выводу. Выходит, иностранные разведки потеряли интерес к нашим военным секретам, равно как и к невиданным достижениям родной науки. Выходит, что тех же американцев интересует только одно: что мы там у них нашпионили и кто это сделал.

Если так, то «неслышный поединок» разведок ведется исключительно силами россиян, выступающих и за одну, и за другую стороны одновременно. Таким образом, российский разведчик, подобно мотыльку, проходит несколько стадий развития. Первая – обучение шпионским хитростям и работа на российскую разведку. Вторая – перевербовка иностранной разведкой. Третья – арест и тюрьма. Четвертая (если получится) — обмен на коллег-россиян, которых арестовали за границей.

Надо сказать, что теоретически этот российский шпионооборот может быть совершенно бесконечным. Нельзя же исключить, что американцам удалось завербовать кого-то из только что захваченных шпионов. Это ведь с российской точки зрения обещанная им пенсия в две штуки баксов – огромная сумма. А для настоящей интердевочки Анны Чэпмен – это сущая мелочь. Да и прочие шпионы привыкли к устойчивому ежемесячному доходу в 10-13 тысяч долларов. Так что они вполне могут согласиться подработать на американцев. В этом случае рано или поздно они будут арестованы и осуждены.

В то же время нельзя исключать, что и российские спецслужбы склонят кого-нибудь из высылаемых сейчас разведчиков вновь поработать на Родину. Стало быть, вполне вероятно, что в будущем и они будут задержаны ФБР и МИ-5. В результате через несколько лет может произойти новый обмен: те, кого сегодня переправили в Москву, вернутся в Вашингтон, а те, кто сейчас прилетел в США, вернутся на Родину. Все это может продолжаться до бесконечности.

Итак, если вся тайная война ведется исключительно российскими кадрами, то в рамках перезагрузки отношений с США американская сторона должна взять на себя часть расходов на обучение российских шпионов, а также на содержание разведсети. В перспективе можно будет начать российско-американские переговоры о том, как сделать область разведки абсолютно замкнутой, герметически закрытой, так чтобы ее деятельность протекала, не мешая жить нормальным людям…



Источник: ежедневный журнал, 9 ИЮЛЯ 2010 ,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.