Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.05.2010 | Кино

Перегар весёлой попойки

Раздолбайство персонажа передалось и авторам - от фильма пахнет не порохом героизма, а перегаром веселой попойки

В сиквел «Железного человека» Тони Старк въезжает на кризисе среднего возраста.

Здоровье пошаливает, нервы ни к черту, научное сообщество в лице татуированного куполами русского Кулибина Антона Ванко (Микки Рурк) забрасывает Тони шапками. Короче, Тони проводит дни упаднически, пьяно кривляясь на вечеринках и расстреливая плазменными импульсами арбузы. Крошка Пеппер больше не может, лучший друг улетел и не обещал вернуться.

Раздолбайство персонажа, кажется, передалось и авторам — во всяком случае, от фильма пахнет не порохом сверхгероических свершений, а перегаром веселой попойки.

По структуре это вообще тарантиноид — кино распадается на отдельные скетчи, за моментами слабости следуют типичные пьяные драки c битьем стекла и бетона. Поначалу такой винегрет немного удивляет, но появление на сцене одноглазого Сэмюэла Л. Джексона немедленно расставляет все ориентиры и снимает вопросы (а битва роботов в характерном японском садике cлужит уже совершенно неоспоримым доказательством режиссерских намерений).

Другой cтранный эффект, возникающий уже сам по себе, в результате непредвиденного действия русского воздуха на американскую историю, — сходство Старка с советскими инженерами-шестидесятниками, заметное еще в первом фильме.

Тут оно переходит все пределы, и энтузиастами-мэнээсами выглядят даже антигерои. Негодяи теперь так же обаятельны, как типичные персонажи Ширвиндта, — спасибо продюсерам, убравшим из истории единственную серьезную физиономию, Джеффа Бриджеса.

Самая смешная сцена фильма происходит и вовсе без участия Старка, в ней одинаково обаятельные Рурк и Cэм Рокуэлл импровизируют на тему известного монтипайтоновского сюжета о дохлом попугае. Но вообще с Рурком тут обходятся как-то неправильно, не по-хозяйски. Равный харизмой Роберту Дауни-мл., он оказывается выброшенным на помойку незадолго до финала — cловно вычеркнутый из сценария, наш человек лежит бесполезной кучей железа на мокрой траве, раздавленный, лишенный даже последнего ударного монолога. Типично русский конец, не правда ли?



Источник: Time Out, 22 апреля 2010 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
30.07.2021
Кино

В поисках времени

Как Фрэнку хватает пары минут, чтобы потерять голову, так «Ловушка разума» увлекает уже на вступительных титрах — когда пролёт камеры показывает отрывки воспоминаний о бурном трипе, а Джастин Лонг рассуждает о страхе перед смертью — и не отпускает до конца. Больше всего это похоже на кино 1980-х, на жанр «яппи в опасности».

Стенгазета
21.07.2021
Кино

Запиши, пока мама не видит: детство в эпоху VHS

Абсурдная комедия VHYes Джека Генри Роббинса, снятая на VHS-камеру от лица Ральфа – это не просто ностальгия по домашнему видео и шипящей квадратной картинке. Воссоздав формы развлекательного телевидения из детства, режиссер снял яркую иллюстрацию массовой культуры 80-х в эстетике китча.