Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.05.2010 | Колонка

Вулкан на подхвате

У религиозных фундаменталистов природные катастрофы стали средством политической борьбы

Природные катаклизмы — отличный повод вспомнить о гневе Господнем. Вот и наши православные активисты не заставили себя долго ждать.

Исландский вулкан, отравивший жизнь тысячам авиапассажиров по всему миру, оказывается, выразил свой протест против засилья язычников в самой Исландии, а также гомосексуалистов в Европе. И сделал это по прямому наущению Всевышнего.

Удивляться тут особенно нечему. Американские баптисты давно уже рассказали миру, что ураган «Катрина» был послан на Новый Орлеан, чтобы смыть с него грехи, каковыми этот развратный город перемазал себя с головы до ног. От христианских фундаменталистов не отстают и исламские. Тегеранский мулла Казем Седиги предупредил обитателей иранской столицы, что, если в ближайшее время город будет разрушен землетрясением, удивляться не стоит. Ибо тегеранки настолько погрязли в грехах, что Аллах больше не в силах терпеть подобные гадости. И надо ждать беды.

Религиозное сознание легко связывает природные катастрофы с падением нравов. Так было испокон веков, и совершенно не случайно православные активисты, пугая грешников исландским вулканом, напоминают об ужасной судьбе Содома и Гоморры. Однако есть одно важное различие.

То, что для верующих прошлого было сутью их веры, для нынешних ее ревнителей — инструмент политической борьбы.

Современный фундаментализм — реакция на усложнение жизни. В этом запутанном мире надо навести порядок, свести противоречия к общему знаменателю. Строгое следование религиозным догматам, буквальное толкование священных текстов позволяет выгородить некое пространство и устроить в нем свою жизнь. Однако внешний мир от этого не меняется и все время угрожает огороженному благополучию. Значит, выход в том, чтобы распространить свою веру вовне, навязать ее окружающим. И тогда всем будет хорошо.

Для такой благой цели чего не придумаешь. У нас особое предпочтение отдается политическим шоу с элементами русского балагана. Вроде шествий ряженых «хоругвеносцев». В США лихо зажигают телепроповедники, на исламском Востоке нагоняют страх муллы. Лозунги о том, что надо убояться Божьего гнева в виде вулканов, торнадо и ураганов, — рядовое оружие в их пропагандистском арсенале. Есть и посильнее. Однако политизированная вера неизбежно выхолащивается и утрачивает свою сущность. Оказывается на подхвате у политики.

Проповедь Седиги прозвучала вскоре после того, как на эту тему высказался президент Ахмадинеджад, причем сделал он это в не типичном для себя светском духе. Мол, столица Ирана находится в особо опасной сейсмологической зоне, а народ в ней живет очень кучно. Поэтому неплохо было бы столичным жителям расселиться, риск был бы меньше. Заявление несколько странное. Хоть Тегеран и находится в сейсмической зоне, последнее крупное землетрясение случилось там в начале позапрошлого века. На свете есть и другие большие города и даже столицы, которые разрушались землетрясениями, что же их теперь — превентивно расселять? Но за словами иранского президента угадывается иная логика. В Тегеране проживают (да, кучно) самые последовательные противники его режима. Поэтому было бы неплохо, если бы они разъехались.

Не успел Ахмадинеджад выразить заботу о тегеранцах, а суровый Седиги со своим пророчеством уже тут как тут. Грехов много накопилось, скоро Аллах не выдержит и сметет порок с лица Земли. Не забыл мулла и о своих профессиональных задачах. Всевышний расстроился потому, что женщины окончательно распустились и искушают юношей обнаженной плотью. Всех одеть согласно нормам шариата!

Наши фундаменталисты в случае с вулканом преследуют не правительственную (все же не в Иране живем), а свою собственную политическую выгоду. Выражают протест против грядущей сессии ПАСЕ, где гомосексуалистам вроде бы будут даны новые гарантии их равноправия. А гомосексуалисты, знамо дело, главные враги православия, и борьба с ними крайне актуальна. Под нее можно мобилизовать много ревнителей веры и поиграть политическими мускулами. Возникает впечатление, что, не будь гомосексуалистов, фундаменталисты бы их выдумали. Очень полезный и нужный враг.

Кстати, сразу после шумного вброса в СМИ заявление о вулкане-гомофобе начисто исчезло с сайта Ассоциации православных экспертов, породившей этот замечательный документ. Задачу привлечь внимание к неустанной борьбе защитников православия с европейскими «либерастами» оно выполнило. На смену одному политическому аттракциону грядет другой, шоу должно продолжаться.

Вырождаясь в сугубо политическое движение, фундаментализм вызывает встречную реакцию со стороны светского общества. Она тоже достаточно радикальна и не лишена театральности. К примеру, американские феминистки сговорились по фейсбуку провести национальную акцию с целью дискредитации пророчества муллы Седиги – выйти на улицу в полуголом виде.

Показать, что они не только не боятся гнева Божьего, но и абсолютно уверены в том, что состояние земной коры не зависит от прихоти Творца. Зависит — не зависит, но в штате Калифорния им лучше не рисковать.

Однако не приписывать природные катаклизмы гневу Создателя можно и не будучи атеистом. Когда в Исландии в 1000-м году от рождества Христова собрался альтинг, чтобы решить, стоит ли исландцам отречься от своих грозных богов и принять христианство, один из вулканов проснулся и изверг лаву. Противники христианства обрадовались: наши боги разгневались и не желают терпеть никаких нововведений! Однако один из участников высокого собрания годи Снорри напомнил, что почва, на котором оно проходит, в основном состоит из лавы. Неужели вся Исландия — продукт божественного гнева? Аргумент его подействовал, и исландцы дружно обратились в новую веру. Снорри был язычником, но его богословское мышление оказалось гораздо богаче, чем у сегодняшних фундаменталистов.



Источник: Газета.RU, 26.04.10,








Рекомендованные материалы



МРП

Все крепнет ощущение, что многие, очень многие испытывают настоящую эйфорию по поводу того, что им вполне официально, на самом высоком уровне, разрешили появляться на публике без штанов и гулко издавать нижние звуки за праздничным столом.


Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.