Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

16.03.2010 | Колонка / Общество

Полная деградация

Совершенно непонятно, чего Россия хочет от государств НАТО

Специалисты по теории эволюции утверждают: орган, которым не пользуются, атрофируется и превращается в рудимент. Так от хвоста у современного человека остался один копчик. Нечто подобное наблюдается у российской внешней политики. Как только она утратила рациональные цели, стала ориентироваться на представления лейтенантов КГБ 80-х годов (эти представления формировались на основе глубокого изучения романов Семенова и Пикуля), то стала деградировать с фантастической скоростью. Это становится особенно очевидно, когда от творцов отечественной внешней политики требуется внятный ответ на какой-то вызов.

Не так давно группа видных немецких экспертов, в том числе бывший министр иностранных дел Фолькер Рюе и Клаус Науманн, занимавший должность генерального инспектора бундесвера, высшую военную должность в ФРГ, выступили с открытым письмом, в котором призвали к скорейшей интеграции России в НАТО.

Кроме того, ходят упорные слухи, что так называемая «группа мудрецов» под руководством Мадлен Олбрайт, которая должна в апреле представить генсеку НАТО проект новой стратегической концепции альянса, предложит установить особые отношения с Россией.

Ответ Москвы последовал из Брюсселя. Тамошний корреспондент ИТАР-ТАСС со ссылкой на неназванный дипломатический источник сообщил, что Россия передала свои предложения НАТО о том, как «разморозить» ситуацию вокруг Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Напомню, что ДОВСЕ был подписан в 1990 году, и он устанавливал пределы вооружений для НАТО и Варшавского договора. Правда, через несколько месяцев Варшавский договор развалился. Поэтому в 1999 году был подписан адаптированный ДОВСЕ, который вводил предельные уровни количества танков, самолетов, вертолетов и бронемашин уже не для военных блоков, а для отдельных стран. При этом Москва обязалась вывести из Грузии и Молдавии свои военные базы. Страны НАТО отказались ратифицировать адаптированный ДОВСЕ до тех пор, пока Москва не выполнит обязательства. В ответ Владимир Путин в 2007 году объявил, что Россия приостанавливает свое участие в ДОВСЕ. И если бы Москва действительно предложила реальный выход из весьма запутанной ситуации вокруг договора, это был бы важный знак того, что Россия всерьез подумывает об интеграции с НАТО.

Но инициативы Москвы демонстрируют что угодно, только не серьезность.

Это относится не только к содержанию, но даже форме выдвижения предложений. Дипломатический источник не пожелал оставаться неназванным. Представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин поспешил разделить авторство документа с премьером. «Идея составить подобный документ родилась у меня в декабре в ходе встречи Расмуссена с премьером Путиным в Москве. Премьер прочитал договор от корки до корки и со ссылками на номера конкретных страниц доказывал генсеку НАТО, что Россия все свои обязательства по договору выполняет — в отличие от НАТО, — расхвастался он «Коммерсанту».— Плодотворной дискуссии тогда не получилось. Именно поэтому у меня возникла мысль передать НАТО краткий документ объемом не более пяти страниц с нашими идеями о том, как разморозить ДОВСЕ».

В итоге получатели бумаги должны остаться в недоумении – что же им передали. То ли официальные предложения России, то ли изготовленный услужливым чиновником конспект заявлений премьера, в сферу деятельности которого внешняя политика официально не входит.

С содержанием еще хуже. Российские предложения противоречат одно другому. Во-первых, Россия требует отменить «фланговые ограничения» для территории РФ. Во-вторых, она настаивает на скорейшей ратификации адаптированного документа всеми 30 странами, подписавшими его. В-третьих, добивается присоединения к ДОВСЕ Латвии, Литвы и Эстонии. Кроме того, Россия настаивает на понижении уровня численности вооружений стран НАТО для компенсации потенциала, приобретенного в результате расширения блока за счет поглощения стран бывшего Варшавского договора. Наконец, «сразу после того, как адаптированный ДОВСЕ будет ратифицирован и вступит в действие, должна начаться работа по его модернизации в духе идей Дмитрия Медведева по договору об общеевропейской безопасности».

С одной стороны, Москва настаивает на скорейшей ратификации адаптированного договора ДОВСЕ. Но, с другой, требует изменения этого договора. Так адаптированный договор содержит фланговые ограничения. Поэтому совершенно непонятно, чего Россия хочет от государств НАТО – быстрейшей ратификации или новых переговоров. Странным выглядит требование о понижении численности вооруженных сил НАТО. Оставим в стороне тот очевидный факт, что натовское «превосходство» образовалось за счет огромного количества устаревшей техники советского производства, для утилизации которой просто нет денег. Дело в том, что весь смысл адаптированного ДОВСЕ в подходе к обеспечению безопасности с внеблоковых позиций. А теперь получается, что Россия намерена в одиночку изображать из себя Варшавский договор. А кроме того, вне зависимости от того, какие номера страниц называл Владимир Путин, российские войска остаются в Молдавии.

Кроме того, Москва создала военные базы в Южной Осетии и Абхазии. То есть на территориях, которые все государства за исключением России и Науру, считают грузинскими.

Таким образом, вместо разумной реакции на изменения в международной ситуации, российские представители предпочитают валять ваньку. Вероятно, в этом деле они достигнут немалых вершин. Но к дипломатии это не имеет никакого отношения. Дипломатия решительно деградирует.



Источник: "Ежедневный журнал", 15.03.2010,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.