Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.03.2010 | Колонка / Общество

Мы для них – не люди

Начальники МВД добились того, что их сотрудники полностью иокончательно перестали видеть в простых гражданах людей

Прожив больше пятидесяти лет в качестве в высшей степени законопослушного гражданина, я испытал вполне искреннее чувство благодарности к очевидным преступникам. Да-да, тем самым, что свистнули ранним утром 5 марта женскую сумочку из автомобиля. Дабы поймать злодеев, сотрудники 3-го батальона ГИБДД остановили десяток первых попавшихся автомобилей и велели водителям перегородить МКАД. А сами спрятались за живым щитом, типа в засаде. В одной из машин, говорят, рожала женщина. В этой ситуации следует выразить благодарность бандитам за их ловкость и хладнокровие.Они не устроили перестрелку. Они даже не перевернули ни одной машины. Просто растолкали автомобили и поехали дальше. Обошлось без жертв и практически без разрушений. Но бравые менты из 3-го батальона  в этом не виноваты. Они сделали все, чтобы жертвы были.

Я где-то читал, что у организаторов геноцида всегда есть одна проблема – им надо убедить непосредственных исполнителей массовых убийств (которым изначально, как любым человеческим существам, свойственно милосердие и сострадание), что их жертвы – не люди.

А всего лишь некий обезличенный материал, в отношении которого надо произвести, может быть, не слишком приятную, но необходимую операцию.

Уж не знаю, какие методики использовали начальники МВД, но им удалось добиться того, что их сотрудники полностью и окончательно перестали видеть в простых гражданах людей. Они видят в нас материал. Иногда материал для садистских развлечений, вроде побоища, устроенного майором Евсюковым или издевательства над беспомощным человеком, который устроил сержант Митаев в томском вытрезвителе. Но чаще всего мы служим материалом для получения дохода. Из нас тянут деньги, специально провоцируя на всевозможные мелкие нарушения. Ну а 5 марта из попавшегося  под руку материала соорудили заграждение.

Честно сказать, не думаю, что какие-нибудь Нургалиев или Колокольцев специально натравливают ментов награждан. Скорее всего, они даже раздражаются, когда очередные милицейские зверства или глупости становятся достоянием гласности.

Вот и сейчас, испуганно помолчав некоторое время, руководство московской милиции сообщило, что очень строго наказало организаторов живого щита – им, страшно сказать, объявлены служебные взыскания.

Более того, тем несчастным, чьи машины были задеты, пообещали даже компенсацию «в рамках российского законодательства».

В действительности полное равнодушие к жизни и благополучию граждан (то есть тех, кого милиция поставлена защищать) – это всего лишь побочный результат того, что в нашей стране установилось полицейское государство. Это вполне научный термин. Он вовсе не означает массовых репрессий. Он означает, что в стране не существует верховенства закона, и правопорядок поддерживается на основе представлений полицейских о справедливом мироустройстве. Вся практика российской власти, начиная от приснопамятной «Байкалфинансгрупп» и заканчивая регулярным разгоном «несогласных» по 31-м числам – демонстрирует полное пренебрежение законом. Российская власть видит в русском народе некий материал для достижения своихцелей (точно по той же логике гаишники построили живой щит). Никакие наказания, никакая «воспитательная работа» не заставят ментов уважать нас, простых граждан. До тех пор, пока мы не заставим высшую российскую власть подчиняться – нет, не нам, а единому для всех, включая Путина, закону.  



Источник: "Ежедневный журнал", 10.03.2010,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».