Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.01.2010 | Книги

Мозговой штурм

Новое издание знаменитой книги о посмертной диагностике гениальности

Когда ещё тёплый мозг Ленина достали из черепной коробки и аккуратно положили рядом с его мёртвым телом, присутствующие доктора стали очевидцами неприятного зрелища. Главный орган вождя революции был похож на кровавую мочалку: закупоренные сосуды, размягчённые участки, тромбы, экзотический оранжевый колер. При этом мозг был маленький — 1340 граммов вместо положенных среднему человеку 1400! Чтобы не позорить Ильича, пришлось срочно поменять нормативы. Ведь в планах медиков было, как раз наоборот, увековечить гениальность Ленина и, в идеале, исследовать её причины. Для этого и была организована лаборатория по изучению мозга Ленина, преобразованная в 1928 году в Институт мозга. Институт, в свою очередь, одним Ильичом уже не ограничился и к задаче выведения сверхчеловека подключил лучшие мозги эпохи. Донорами стали мёртвые гении — от Сталина до академика Сахарова.

Об этом, впрочем, мы как бы уже знаем из книжки Моники Спивак «Посмертная диагностика гениальности» (2001).

Сейчас, поменяв издательство и совершив головокружительный ребрендинг, книга выходит снова.

Это хорошо, потому что тем самым она по идее должна удвоить количество читателей. Очевидно, к ней потянется любитель добротного non-fiction: автор — серьёзный учёный, директор московского музея Белого, но старое название «Посмертная диагностика гениальности» звучало слишком специфично, если не сказать отдавало сомнительной эзотерикой. С другой стороны, вынесенное на сей раз в заглавие слово «мозг» создаёт кучу забавных ассоциаций (зомби, сумасшедшие учёные из мультиков) и при этом совершенно не обманет читателей, интересующихся предметом именно с этой с точки зрения.

Взять хотя бы сам адрес, по которому надо отправить ценный орган. Это Институт мозга, Якиманка, дом 43, — знаменитый особняк Игумнова в русском стиле. Представьте всё почвенническое великолепие купеческого терема, по которому снуют люди в халатах с мозгами в корытцах, прикрытыми от мух марлей. Или методы посмертного исследования гениальности, сводившиеся к гаданию по рисунку извилин и разглядыванию срезов органа мысли в микроскоп.

В процессе изучения мозг нарезали при помощи микротома (архаичное устройство, подозрительно напоминающее хлеборезку; имеется фотография), а потом закатывали в парафин.

И самое главное: для составления полной картины гениальности учёные приглашали родных покойного гения на беседу и задавали им сотни потрясающих вопросов. Ещё раз представьте: особняк Игумнова, вдова Ленина Надежда Константиновна сидит за столом и прилежно выводит в тетрадке: «Как и все Ильичи, Володя был очень эмоционален. Любил играть в городки (Ленин! В городки!). Пел тенором (в анкете зачёркнуто и другой рукой надписано: баритоном)», причём не только революционную классику, но и пошленькие куплеты. И так далее. А где-то рядом в шкафу тихо стояла банка с напластанными на хлеборезке и укатанными в воск шматами гениального мозга…

Вот эти анкеты — всё, что осталось от огромного проекта «диагностики гениальности».

В книге воспроизведены биографические и характерологические очерки Ленина и поэтов Белого, Маяковского и Багрицкого. Из них можно почерпнуть немало интересных подробностей. Белый, к примеру, выкуривал по полсотни папирос в день, любил сидеть на корточках, хорошо играл в серсо и крокет. Его любимые запахи: скипидара, нафталина, нашатырного спирта, камфары. «Доходило до того, что клал себе нафталин в папиросы, из-за чего часто не мог угощать папиросами знакомых». Маяковский любил подвижные игры (городки, кегли), держал у себя в комнате белку, а на даче под Москвой — козу.

Тайна гениальности людей, попавших в коллекцию Института мозга, конечно, не была даже приоткрыта. Как уже в наши дни изящно каламбурит нейрофизиолог Константин Анохин, «с помощью лобовой атаки нам не раскрыть тайну мозга».

И вообще, выяснилось, что мы не с того начали. Не с гениальностью надо было затеваться, да и не трогать пока человека. Почвенная нематода, говорят учёные, — вот уровень нейрофизиологии XXI века! То есть за три четверти столетия была принципиально усовершенствована томография, сделаны открытия в генетике, изобретены специальные составы для того, чтобы сделать мозг прозрачным, — и вот наука говорит: давайте препарировать червей!

И всё же, может быть, не напрасно советские врачи в поисках гениальности ломали черепа Горькому и Станиславскому, Ленину и Выготскому. Может быть, ещё пригодится кому-то собранная ими коллекция гениальных мозгов, да только когда теперь учёным снова будет позволено от души восхититься красотой человеческой извилины…



Источник: "Частный корреспондент", 17.12.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
14.10.2019
Книги

О двух друзьях и горе

Сюжет романа почти автобиографичен. Влюбленный в горы Коньетти сам ведет уединенный образ жизни и очень походит на главного героя своей книги — Пьетро. «Восемь гор» — это его посвящение другу.

Стенгазета
26.09.2019
Книги

Смерть превращается в память, память превращается…

Книга Смит сохраняет стиль и развивает тематику первой книги – это роман-коллаж. Если «Осень» была собрана из разрозненных кусков повествования, то в основе «Зимы» лежит одна линия — семейная. И читатель сразу замечает эту поэтичность, когда открывает первую страницу книги.