Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.12.2009 | Театр

Система общения

Греческий театр от волшебных сказок до реальных неонацистов

В последние годы многие национальные театральные фестивали стараются взять на себя функции продвижения театра своей страны на международном поле. Кажется, первым это начал делать Эдинбургский фестиваль, собрав специальную компактную программу из британских спектаклей, которые организаторы посчитали самыми интересными, и пригласив на этот мини-смотр продюсеров и журналистов из других стран. Уже несколько лет специальную программу для иностранных продюсеров и критиков делает и «Золотая маска». Этот «пакет» называется Russian case, и его состав целиком определяет один из влиятельных театральных критиков Москвы -- каждый год новый.

В этом году в третий раз собирают свой «греческий пакет» и в Афинах -- он называется Athens sistem и имеет подзаголовок «Система коммуникации».

Но подход у греков другой: во-первых, национальный фестиваль здесь очень длинный, он тянется с лета почти четыре месяца, так что нет смысла увязывать с ним «Афинскую систему», на нее специально отводят несколько плотно набитых театром дней в начале зимы, чтобы занятые продюсеры могли быстро увидеть все самое важное. Во-вторых, тут для отбора спектаклей -- участников программы есть специальное жюри, к ним в этом году даже добавили пятерых студентов театральных специальностей с одним голосом на всех, чтобы и они поработали рядом с именитыми критиками, а профессионалы приняли во внимание вкусы молодых.

Но, самое главное, даже хорошие спектакли в Греции живут недолго, как говорят, максимум -- два месяца. А значит, бессмысленно делать отбор заранее, к началу смотра большинство представлений сойдет со сцены.

И тогда фестиваль должен платить за восстановление спектакля, но если постановка масштабная, а востребованные артисты уже работают в другом проекте -- это сложно. Ясно, что в условиях нынешнего кризиса ударную программу греки собрать не могли. Чтобы не прерывать традицию и сохранить «Афинскую систему», в этом году составили фестиваль из представлений маленьких независимых трупп, и хотя уровень программы для международного смотра не слишком высок, она весьма показательна для понимания театральной ситуации в Греции, которую любопытно сравнить с тем, что происходит в России.

В Греции театров огромное количество, только в Афинах каждый вечер показывают чуть ли не 200 представлений, но почти все эти труппы частные, а их представления -- спектакли-однодневки, собирающие мало публики и потому сходящие со сцены очень быстро. Впрочем, государство дает большинству из этих крошечных театриков гранты на постановки, а кто поактивнее, находит себе и спонсоров, которым за это сокращают налоги. Обычная европейская система, но Греция -- страна небогатая, и коль скоро на кризисный 2010 год государство приостановило выдачу грантов, то и многим театральным компаниям пришлось закрыться. Надо еще заметить, что, несмотря на великое античное прошлое, в театральном отношении Греция довольно провинциальна, а значит, как только здесь появляется действительно яркий режиссер или хореограф, он тут же уезжает в Европу.

И тем не менее если не сами спектакли, то театральная атмосфера Афин очень к себе располагает.

Во всех частях города огромное количество небольших, но хорошо оборудованных театральных площадок: в небольших особняках, в маленьких подвальчиках, переоборудованных бывших индустриальных помещениях, в огромных ангарах, выстроенных для спортивных состязаний к Олимпиаде. Всюду обязательно есть бар, где задолго до представления собирается публика, так что иногда даже кажется, что тут не бар при театре, а скорее театр -- приложение к кафе, куда сразу со сцены приходят посидеть актеры. Тем не менее молодая публика выглядит интеллигентной и заинтересованной, смотрит спектакли внимательно, а потом долго их обсуждает.

Среди представлений, которые «Афинская система» включила в программу, впервые был и современный танец: маленькие соло и дуэты-интроверты выглядели скромно, но вызывали уважение серьезностью отношения к делу и отсутствием желания любой ценой понравиться публике. По количеству жанров и типов театра фестиваль выглядел весьма представительным. Совсем молодая труппа Vasistas, которую тут считают многообещающей и уже пригласили сделать постановку для национального театра, продемонстрировала «Молчание» -- спектакль, где социально-протестные темы были выражены в музыкально-пластическом действе с пением и мелодекламацией, в духе московской «Саундрамы». Было, например, очень любимое публикой клоунское шоу -- его играла труппа «Сплиш-сплаш», известная своими мим-переделками ходовых сюжетов в духе черно-белого немого кино. В этот раз они показали клоунскую версию легендарного «Лица со шрамом». Был и сделанный в полуэстрадном духе моноспектакль «Кукла» известной пожилой актрисы Анны Коккиноу, обрядившейся в карикатурную толстуху и в духе черной комедии рассказывающей историю от лица мастерицы кукольных нарядов. Областной театр северо-эгейского региона представил волшебную сказку про Александра Великого, победившего дракона. Комико-романтический сюжет, где главным действующим лицом был Карагез (восточный аналог Петрушки), соединял марионеток, теневой театр и почти статичных актеров в масках.

Под музыку живого оркестра артисты двигались перед экраном по узкой дорожке сцены в профильных позах, как на старинных рисунках.

Более традиционный театр тоже был. Впрочем, как раз то, на что рассчитывали, -- дорогая постановка в национальном театре оказалась наименее любопытной. Версию знаменитого романа о «Греке Зорбе» тут поставил весьма известный литовец Цезарис Граужинис (в Москве видели его вильнюсские постановки) в духе пошлой комико-мелодраматической антрепризы, которую незачем ездить смотреть так далеко. Остросоциальная испанская пьеса «Ротвейлер» в постановке небольшого театра NAMA выглядела куда занимательнее. История о том, как молодой амбициозный телеведущий пришел в логово к неонацистам, чтобы взять интервью у их главы по кличке Ротвейлер, и сам за свою неразборчивость в средствах поплатился, выглядела предсказуемо. Но актеры, игравшие жестких накачанных наци и самовлюбленного красавчика журналиста, выглядели очень узнаваемо, и смотреть как на сцену, так и в напряженный зал было интересно.

Кстати, потом нам рассказали, что телекадры неонацистских расправ, которые показывали во время спектакля, реальные, причем весьма существенная часть нынешних греческих скинхедов -- выходцы из России.

Мы привыкли считать, что Москва более театральный город, но если представить себе необходимость сделать похожую выборку, состоящую большей частью из спектаклей маленьких независимых трупп (которых у нас существенно меньше), причем поставленных совсем недавно, то картина вряд ли была бы лучше. Проверку бедностью пройти непросто, и в этом скромная «Афинская система» дает нам неплохой урок.



Источник: "Время новостей" № 221, 01.12.2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.

Стенгазета
21.11.2018
Театр

Крохотные герои огромного мира

«Темная комната» компании Plexus Polaire – галлюцинация изможденной Валери Соланас, доживающей последние дни в одном из безымянных отелей. Авторы постановки, созданной по книге Сары Стридсберг «Факультет сновидений» – биографии Соланас, хотят понять, кто она – женщина, стрелявшая в Энди Уорхола, радикальная феминистка, написавшая «Манифест общества полного уничтожения мужчин».