Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.10.2009 | Кино

Плачь, Джейми Оливер!

«Джули и Джулия» не просто фуд-фетишистское, а еще и совершенно мужское кино

В послевоенном Париже супруга американского дипломата Пола Чайлда Джулия (Мэрил Стрип), веселая женщина раблезианского склада, от нечего делать бросает вызов французскому снобизму и идет учиться в школу Cordon Bleu, то есть , в сущности, в поварскую Сорбонну.

Усатые мусью косятся на миссис Чайлд с неодобрением — теткам, особенно американским, не место на haute cuisine. Но добрый незлобивый характер Джулии Чайлд способен провернуть горы фарша: она со второго раза сдает экзамен и тут же намечает себе новую высоту — адаптировать французскую кухню к вкусам и умениям американских домохозяек, открыть для земляков волнующий мир паштетов, гратенов и рагу. Требуйте лук-шалот и гусиную печень в вашем супермаркете!

Идут годы, тучи сгущаются, мистеру Чайлду ломают карьеру маккартисты, а Джулия все пишет и редактирует свой том, ищет издателя, не забывая в то же время о домашнем рае с разносолами и батареей профессиональных сковородок. Книга «Освоение искусства французской кухни» выходит, становится бестселлером, а Джулия — звездой кулинарных шоу.

Полвека спустя серая мышка Джули Пауэлл (Эми Адамс), подыхая от тоски на бесперспективной работе и страдая от кризиса среднего возраста, берется за год повторить все 524 рецепта знаменитой книги. Отчеты об освоении она помещает в блог. Вскоре Джули становится тысячником.

Для тех, кто далек от проблематики консоме и соуса бешамель, поясняем — все это чистая правда. Джулия Чайлд — реальная женщина из американского телевизора, Джули Пауэлл — реальная блогерша, 524 блюда французской кухни тоже существуют. Кино, конечно, все безбожно приукрашивает: настоящая Чайлд была больше похожа на кавалерийского генерала, чем на ту кудахчущую душку, какой изображает ее Стрип, да и продуктам питания тут тоже сделан неслабый комплимент. До того, что происходит на экране, не дотянуть ни одному кулинарному шоу — к каждому дублю тут явно выносили свежий шмат мяса, а уж о том, чтобы заполучить в ведущие лучшую актрису Штатов…

Плачь, Джейми Оливер!

При этом «Джули и Джулия» не просто фуд-фетишистское, а еще и совершенно мужское кино — при всех своих вроде бы феминистских заявлениях типа «мы тоже можем наравне с мужчинами порезать лук и заживо сварить лобстера», фильм торжественно возвращает женщину к плите.

То есть туда, откуда она и сбежала когда-то бороться за свое право ходить на службу.

К слову, вопрос, откуда у малооплачиваемой сотрудницы коллцентра взялись деньги на ежедневные спаржу, вырезку и живых лобстеров, видимо, так и останется риторическим.



Источник: TimeOut, 14 октября 2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
08.05.2020
Кино

«Голос» на минималках

Сознательно или нет в «За мечтой» Фаннинг повторяет рисунок своей роли из фильма «Неоновый демон». В центре сюжета ее героиня, покоряющая в «Демоне» модельный бизнес, в ленте Мангеллы – музыкальный. Актриса эксплуатирует образ Джесси – своей героини из «Неонового демона». Неопытная, отстраненная, с отрешенным взглядом и минимумом мимики начинающая звезда. «Замороженность» Фаннинг здесь кстати, но ощущение, что мы где-то это уже видели, не покидает.

Стенгазета
13.03.2020
Кино

«Красивый, плохой, злой»: злой эксперимент над зрителем

Тед Банди — самый страшный маньяк в истории США. И возможно самое страшное в нем то, что он невероятно харизматичен и красив. Так будут говорить о нем его бывшие работодатели, девушки, увидевшие его по телевизору. Так будет считать и зритель, периодически начиная Теду Банди (Заку Эфрону) доверять.