Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.10.2009 | Театр

Джульетта и Муравей

В РАМТе сыграли новый спектакль для маленьких «Почти взаправду»

Проект «Молодые режиссеры -- детям», в рамках которого выпускники гитисовской мастерской Сергея Женовача ставят спектакли в Молодежном театре, продолжает приносить плоды. Начали со сказки Киплинга, а теперь на Маленькой сцене под крышей театра сыграли милейший спектакль «Почти взаправду» по коротким сказкам голландца Тоона Теллегена. Екатерина Половцева сама сочинила композицию по лесным историям, главные герои которых -- Слон, Белка и Муравей. Сочинила не очень умело -- спектакль несколько разваливается на отдельные микросюжеты, но обаяния от этого не теряет.

Маленькая сцена РАМТа -- это неудобный зал-кишка, который на этот раз поделили вдоль, усадив у длинной стены пару рядов зрителей, а перед ними малышей на подушках и оставив артистам узкую полоску для игры. Молодые актеры молодежного театра -- веселые, непосредственные (сразу видно, что это живой театр), они бегают и играют прямо у ног детей, иногда к ним обращаясь с просьбой поддержать и подсказать, так что уже через десять минут спектакля дети участвуют в нем очень бурно. И надутый малыш рядом со мной, до представления не отрывавшийся от мамы, вдруг посреди общего гомона звонко сказал: «Я уже не жалею, что пришел!»

Режиссер не выпускает на сцену ряженых, тут нет никаких маскарадных хвостов и ушей, просто со сцены сразу говорят, что вот этот очкарик в мохнатой жилетке -- Ежик (Михаил Шкловский), высокий, неуклюжий толстяк -- Слон (Роман Степенский), а грубоватый «братишка» в тельняшке -- Морж (Олег Зима). Названия зверей -- это вроде бы просто имена, но они подстегивают воображение: вы только представьте себе, что Слон любит лазить по деревьям и падать с них так, что все за него боятся. Чуть увидит новое дерево, сразу все забывает и несется проверять: а каково это упасть с липы?

На почти пустой сцене прелестные, странные, несколько абсурдистские сказки Теллегена превратились в серию этюдов, тонко рисующих ситуации и взаимоотношения, важные для ребенка. Вот, например, замечательная пара: Белка и Муравей. Белка (Анна Ковалева) -- рыжая, в платье с белым воротничком, похожим на старую школьную форму, настоящая женщина, восторженная, мудрая и терпеливая. А взъерошенный Муравей (Сергей Печенкин) со школьным ранцем за спиной -- независимый парень, чувствующий себя настоящим мужчиной. Муравей приходит в гости к Белке напряженный и строгий: «Мы не должны встречаться. Надо проверить, будем ли мы друг по другу скучать». Он уходит, а растерянная Белка еще долго ему вслед кричит: «Я скучаю по тебе, Муравей», почти так, как кричала в разлуке героиня володинской «С любимыми не расставайтесь». Потом он вернется, такой же сдержанно-взволнованный, и, стоя под железным «деревом», как Ромео под балконом Джульетты, признается, что скучал. И они вместе пойдут к морю -- сядут на пол перед открытой дверью, откуда бьет свет, и станут бросать туда камешки. Или другая их прекрасная история -- с болезнью Муравья. (Она замечательно начиналась: Белка по веревочной почте получила письмо: «Белка, я заболел. Муравей», очень радовалась самому факту получения, хлопотливо прятала письмо в портфельчик, но тут дети начинали озабоченно кричать: «Он же заболел! У него температура!») Белка приходила к больному Муравью, и он очень хотел, чтобы она ему сказала что-то приятное, например, что он храбрый. У Белки все никак не получалось сказать так, как надо -- «от сердца», а потом как-то сразу получилось, и оказалось, что Муравей самый храбрый, добрый и вообще лучше всех.

Еще одна важная история случилась с Лаской.

Тут надо сказать, что Ласку, а потом и томную декадентскую Бабочку играет Нелли Уварова, и когда она в первый раз выходит на сцену, девочки в малышовом ряду начинают жарко шептаться, что пришла «Не родись красивой». Все-таки сериальная слава -- вещь невыносимая. Но, к счастью, Уварова, которая, по словам худрука театра, сама просилась играть в «Почти взаправду», поскольку очень любит книжки Теллегена, довольно скоро эти перешептывания побеждает, и дети забывают про сериал.

Так вот история про день рождения Ласки получилась такая узнаваемая и пронзительная, что я в ней, как в зеркале, видела ежегодные именинные мучения своей маленькой дочери, которая чем ближе долгожданный праздник, тем больше впадала в панику. Накануне своего дня рождения Ласка тревожно спрашивала у всех: «Вам не кажется, что я какая-то странная?» -- и сама себе отвечала: «И не странная я вовсе, просто у меня завтра день рождения». На ночь она читала страшные книжки: «Кривь и кось на днях рождения», «Непредвиденная боль на днях рождения», «Не удался торт», «Недовольные гости». В ее кошмарах гости кривились, выплевывали угощения и стонали: «Скукотища!», а она бормотала: «Нет, у меня все получится» -- и снова читала ужасы. С раннего утра Ласка беспрестанно выглядывала в окно, нет ли гостей, много раз прилаживала бант на стриженой голове, украшения для комнаты падали из ее рук; пытаясь себя занять, она путалась в прыгалках и бормотала вычитанное из книжек «нельзя стоять как вкопанная», «нельзя ходить взад-вперед». А когда гости наконец выстроились перед ее дверью, Ласка быстро выглянула и крикнула: «Никакого дня рождения не будет!»

День рождения, впрочем, был -- не у нее, а у кого-то другого, во втором действии. Там очень здорово ели непонятную еду в виде разноцветных шариков, еда быстро сдувалась по мере поглощения, и оставалось только выкинуть резиновую шкурку. А потом еще всех приглашал на свой праздник Слон, разряженные герои неслись в фойе, и, видя, как они там весело скачут, дети завистливо спрашивали: «А нам нельзя туда?» Но потом все возвращались, начинали плясать уже перед зрителями и вместе с ними, схватив малышей с первого ряда в охапку. Этой пляской «Почти взаправду» и заканчивался.



Источник: "Время новостей",20.10.2009 ,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.